Ничто не прививает любовь к чтению лучше, чем веселые рассказы, написанные правильным литературным языком. В этом обзоре представлены 25 писателей, рассказы и повести которых любят и дети и взрослые за обилие юмора, интересный сюжет и прекрасный русский язык (иногда в переводе).
1) Драгунский В. «Денискины рассказы» (5-12 лет)
Лабиринт Денискины рассказы Интернет-магазин Лабиринт.
MY-SHOP (Подарочное издание)
MY-SHOP (изд-во АСТ)
ОЗОН
Читать «Денискины рассказы» можно в любом возрасте и по несколько раз и все равно будет смешно и интересно! С тех пор как книга В. Драгунского «Денискины рассказы» впервые вышла в свет, читатели так полюбили эти весёлые, юморные рассказы, что эта книга всё переиздаётся и переиздаётся. И наверное, нет такого школьника, который не знал бы Дениску Кораблёва, ставшего для ребят разных поколений своим парнем — так он похож на мальчишек-одноклассников, которые попадают в смешные, порой нелепые ситуации…
2) Зак А., Кузнецов И. «Пропало лето. Спасите утопающего. Юмористические киноповести» (7-12 лет)
Лабиринт (клик по картинке!)
В сборник включены две юмористические киноповести Авенира Зака и Исая Кузнецова, известных советских драматургов и сценаристов.
Герои первой истории поначалу не ждут ничего хорошего от предстоящих каникул. Что может быть скучнее, чем отправиться на всё лето к трём наверняка строгим тётушкам? Правильно — ничего! Так что лето, считай, пропало. Но на самом деле — совсем наоборот…
Что делать, если на фотографии в районной газете есть все твои друзья, но нет тебя самого? Это ведь так обидно! Андрею Василькову очень хочется доказать, что он тоже способен на подвиги…
Истории о весёлых летних приключениях незадачливых и озорных мальчишек легли в основу сценариев двух одноименных художественных фильмов, один из которых, «Пропало лето», снял Ролан Быков. Книгу иллюстрировал выдающийся мастер книжной графики Генрих Вальк.
3) Аверченко А.»Юмористические рассказы для детей» (8-13 лет)
Лабиринт Аркадий Аверченко Рассказы для детей Интернет-магазин Лабиринт.
MY-SHOP
ОЗОН
Герои этих весёлых историй — мальчишки и девчонки, а также их родители, воспитатели и учителя, которые когда-то сами были детьми, но не все они об этом помнят. Автор не просто развлекает читателя; он ненавязчиво дает уроки взрослой жизни детям и напоминает взрослым, что о своем детстве никогда не следует забывать.
4) Остер Г. «Вредные советы», «Задачник», «Петька-микроб» (6-12 лет)
Знаменитые Вредные советы
Лабиринт Вредные советы Интернет-магазин Лабиринт.
MY-SHOP (изд-во АСТ)
MY-SHOP (Подарочное издание)
ОЗОН
Петька-микроб
Лабиринт Петька-микроб
MY-SHOP
ОЗОН
Не все микробы вредные. Петька — как раз полезный. Без таких, как он, не видать нам ни сметаны, ни кефира. В одной капле воды микробов так много, что не пересчитать. Чтобы увидеть этих крох, нужен микроскоп. Но, может, они тоже смотрят на нас — с другой стороны увеличительного стекла? Писатель Г. Остер написал целую книгу о жизни микробов — Петьки и его семьи.
Задачник
Лабиринт Задачник
MY-SHOP
ОЗОН
Слово «Задачник» на обложке книги не такое уж привлекательное. Для многих оно скучное и даже пугательное. А вот «Задачник Григоря Остера» — это совсем другое дело! Каждый школьник и каждый родитель знают, что это не просто задачи, а жутко смешные истории про сорок бабушек, младенца Кузю артиста цирка Худющенко, червяков, мух, Василису Премудрую и Кощея Бессмертного, пиратов, а также Мряку, Бряку, Хрямзика и Слюника. Ну, а чтобы стало совсем смешно, прямо до упаду, в этих историях надо кое-что посчитать. Кое-кого на кое-что умножить или, наоборот, разделить. Что-то с чем-то сложить, а может быть, у кого-то кое-кого отнять. И получить главный результат: доказать, что математика не скучная наука!
5) Вангели С. «Приключения Гугуцэ», «Чубо из села Туртурика» (6-12 лет)
Лабиринт Вангели Спиридон Степанович
MY-SHOP
ОЗОН
Это совершенно замечательные атмосферные повести с очень своеобразным юмором и ярко выраженным национальным молдавским колоритом! Дети в восторге от увлекательных историй про веселого и смелого Гугуцэ и шалунишку Чубо.
6) Зощенко М. «Рассказы для детей» (6-12 лет)
Лабиринт Зощенко для детей Интернет-магазин Лабиринт.
MY-SHOP Рассказы для детей
MY-SHOP Рассказы для детей
MY-SHOP Лёля и Минька. Рассказы
ОЗОН
Зощенко умел находить в жизни смешное и подмечать комическое даже в самых серьёзных ситуациях. А ещё он умел писать так, что каждый ребёнок мог его легко понять. Именно поэтому «Рассказы для детей» Зощенко признаны классикой детской литературы. В своих юмористических рассказах для детей писатель учит юное поколение быть смелыми, добрыми, честными и умными. Эти незаменимые рассказы для развития и воспитания детей. Они весело, непринужденно и ненавязчиво закладывают у ребят главные жизненные ценности. Ведь, если оглянуться на собственное детство, то нетрудно заметить, какое влияние на нас самих оказали когда-то истории о Лёле и Миньке, трусишке Васе, умной птичке и других персонажах рассказов для детей, написанных М.М. Зощенко.
7) Ракитина Е. «Похититель домофонов» (6-10 лет)
Лабиринт (клик по картинке!)
MY-SHOP
ОЗОН
Елена Ракитина пишет трогательные, поучительные, а главное — чрезвычайно смешные рассказы! Их герои, неразлучные Мишка и Егорка, — третьеклассники, которым никогда не бывает скучно. Приключения мальчишек дома и в школе, их мечты и путешествия не дадут соскучиться и юным читателям!
Поскорее открывайте эту книгу, знакомьтесь с ребятами, которые умеют дружить, и они с удовольствием примут в компанию всех, кто любит весёлое чтение!
Рассказы о Мишке и Егорке награждены медалью Международной детской литературной премии им. В. Крапивина (2010), дипломом Литературного конкурса им. В. Голявкина (2014), дипломами всероссийского литературно-художественного журнала для школьников «Костёр» (2008 и 2012).
8) Л. Каминский «Уроки смеха» (7-12 лет)
Лабиринт «Уроки смеха» (клик по картинке!)
MY-SHOP Уроки смеха
MY-SHOP История государства российского в отрывках из школьных сочинений
ОЗОН Уроки смеха
ОЗОН История государства российского в отрывках из школьных сочинений
Какие уроки в школе самые интересные? Для одних ребят — математика, для других — география, для третьих — литература. Но нет ничего увлекательнее уроков смеха, особенно если ведёт их самый весёлый учитель на свете — писатель Леонид Каминский. Из озорных и курьёзных ребячьих историй он собрал настоящую коллекцию школьного юмора.
9) Сборник «Самые смешные истории» (7-12 лет)
Лабиринт (клик по картинке!)
MY-SHOP
ОЗОН
Сборник собрал в себя исключительно смешные рассказы различных авторов, среди которых В. Драгунский, Л. Пантелеев, В. Осеева, М. Коршунов, В. Голявкин, Л. Каминский, И. Пивоварова, С. Махотин, М. Дружинина.
10) Н. Тэффи Юмористические рассказы (8-14 лет)
Лабиринт (клик по картинке!)
MY-SHOP Увлекательное словотворчество
MY-SHOP Кишмиш и другие
ОЗОН ОЗОН
Надежда Тэффи (1872-1952) не писала специально для детей. У этой «королевы российского юмора» была исключительно взрослая аудитория. Но те рассказы писательницы, которые написаны о детях, — необыкновенно живые, весёлые и остроумные. А дети в этих рассказах просто очаровательны — непосредственные, незадачливые, наивные и невероятно милые, впрочем, как все дети во все времена. Знакомство с творчеством Н. Тэффи доставит немало радости и юным читателям, и их родителям.Читайте всей семьёй!
11) В.Голявкин «Карусель в голове» (7-10 лет)
Лабиринт (клик по картинке!)
MY-SHOP
ОЗОН
Если Носова и Драгунского знают все, то Голявкин почему-то гораздо менее известен (и совершенно незаслуженно). Знакомство оказывается очень приятным — легкие ироничные рассказы, описывающие простые житейские ситуации, близкие и понятные детям. Кроме того в книге есть повесть «Мой добрый папа», написанная тем же доступным языком, но гораздо более эмоционально насыщенная — небольшие истории, пронизанные любовью и светлой грустью к погибшему на войне отцу.
12) М. Дружинина «Мой веселый выходной» (6-10 лет)
Лабиринт (клик по картинке!)
MY-SHOP
ОЗОН
В книгу известной детской писательницы Марины Дружининой вошли смешные рассказы и стихи про современных мальчишек и девчонок. Чего только не происходит с этими выдумщиками и озорниками в школе и дома! Книга «Мой веселый выходной» награждена дипломом Международной литературной премии С.В.Михалкова «Облака».
13) В. Алеников «Приключения Петрова и Васечкина» (8-12 лет)
Лабиринт Приключения Петрова и Васечкина Интернет-магазин Лабиринт.
MY-SHOP
ОЗОН
Все, кто когда-то был маленьким, знают Васю Петрова и Петю Васечкина примерно так же, как своих одноклассников. На излете 80-х не было ни одного подростка, который не подружился бы с ними благодаря фильмам Владимира Аленикова.
Эти давние подростки выросли и стали родителями, а Петров с Васечкиным остались прежними и по-прежнему любят обыкновенные и невероятные приключения, они влюблены в Машу и готовы на все ради нее. Даже научиться плавать, говорить по-французски и запеть серенады.
14) И.Пивоварова «О чём думает моя голова» (7-12 лет)
Лабиринт (клик по картинке!)
MY-SHOP
ОЗОН
В книгу известной детской писательницы Ирины Пивоваровой вошли веселые рассказы и повести о забавных приключениях третьеклассницы Люси Синицыной и ее друзей. Необыкновенные, полные юмора истории, которые происходят с этой выдумщицей и проказницей, с удовольствием будут читать не только дети, но и их родители.
15) В.Медведев «Баранкин, будь человеком» (8-12 лет)
Лабиринт (клик по картинке!)
MY-SHOP
Повесть «Баранкин, будь человеком!» — самая известная книга у писателя В. Медведева — рассказывает о весёлых до уморительности приключениях друзей-школьников Юры Баранкина и Кости Малинина. В поисках беззаботной жизни, в которой не ставят двоек и вообще не задают уроков, друзья решили превратиться… в воробьёв. И ведь превратились! А потом — в бабочек, потом — в муравьёв… Но лёгкой жизни среди птиц и насекомых у них не вышло. Совсем наоборот вышло. После всех превращений вернувшись к обычной жизни, Баранкин и Малинин поняли, какое счастье жить среди людей и быть человеком!
16) О Генри «Вождь краснокожих» (8-14 лет)
Лабиринт (клик по картинке!)
MY-SHOP
ОЗОН
История незадачливых похитителей, которые украли ребенка, чтобы получить за него выкуп. В итоге, устав от проделок мальчишки, вынуждены были заплатить его отцу за то, чтобы он избавил их от маленького разбойника.
17) А.Линдгрен «Эмиль из Леннеберги», «Пеппи-Длинный Чулок» (6-12 лет)
Лабиринт Эмиль из Леннеберги Интернет-магазин Лабиринт.
MY-SHOP
ОЗОН
Веселая повесть про Эмиля из Леннеберги, которую написала замечательная шведская писательница Астрид Линдгрен, а на русский язык блистательно пересказала Лилианна Лунгина, полюбилась и взрослым и детям всей планеты. Этот вихрастый мальчуган — ужасный озорник, он и дня не проживет, не напроказничав. Ну кому придет в голову гонять кошку, чтобы проверить, хорошо ли она прыгает?! Или надеть на себя супницу? Или поджечь перо на шляпе у пасторши? Или поймать в крысоловку родного отца, а поросенка накормить пьяными вишнями?
Лабиринт Пеппи ДлинныйЧулок Интернет-магазин Лабиринт.
MY-SHOP
ОЗОН
Разве может маленькая девочка пронести на руках лошадь?! Представьте, что может!
И эту девочку зовут Пеппи Длинныйчулок. Её придумала замечательная шведская писательница Астрид Линдгрен.
Никого на свете нет сильнее Пеппи, она способна уложить на лопатки даже самого прославленного силача. Но не только этим знаменита Пеппи. Ещё она самая весёлая, самая непредсказуемая, самая озорная и самая добрая девочка в мире, с которой непременно хочется подружиться!
18) Э. Успенский «Дядя Федор, пес и кот» (5-10 лет)
Лабиринт Дядя Федор, пес и кот Интернет-магазин Лабиринт.
MY-SHOP
ОЗОН
С жителями деревни Простоквашино все время что-то происходит — ни дня без приключений. То Матроскин с Шариком поссорятся, а дядя Федор их мирит,то Печкин воюет с Хватайкой, то корова Мурка чудит.
19) П.Маар Серия про Субастика (8-12 лет)
Лабиринт Субастик Интернет-магазин Лабиринт.
MY-SHOP Субастик, дядюшка Элвин и кенгуру
MY-SHOP Субастик в опасности
MY-SHOP И в субботу Субастик вернулся
ОЗОН
Потрясающая, веселая и добрая книжка Пауля Маара покажет, каково бывает родителям с непослушным ребенком. Даже если этот ребенок — волшебное существо по имени Субастик, разгуливающее только в водолазном комбинезоне и истребляющее все, что ни попадется под руку, будь то стакан, кусок дерева или гвозди.
20) А. Усачев «Умная собачка Соня. Рассказы» (5-9 лет)
Лабиринт (клик по картинке!)
MY-SHOP Умная собачка Соня от Росмэн
MY-SHOP Умная собачка Соня от Махаон
ОЗОН
В этой книге писателем Андреем Усачёвым собраны весёлые и увлекательные рассказы о королевской дворняжке Соне, которая очень хочет быть умной. Не желая скучать, она всегда попадает в интересные истории, а задумываясь, почему так происходит, учится хорошим манерам и лучше узнаёт окружающий мир.
21) Т.Ломбина Дневник Пети Васина и Васи Петина (7-12 лет)
Лабиринт (клик по картинке!)
MY-SHOP
ОЗОН
Это история двух весёлых и остроумных друзей и их родителей, на которых они очень похожи. Вася и Петя — неутомимые исследователи, поэтому у них не получается даже один день прожить без приключений: то они раскрывают коварный план преступников, то устраивают в квартире конкурс маляров, то ищут клад.
22) Николай Носов «Витя Малеев в школе и дома» (8-12 лет)
Лабиринт «Витя Малеев в школе и дома Интернет-магазин Лабиринт.
MY-SHOP Витя Малеев от ЭКСМО
MY-SHOP Витя Малеев в серии Ретро-классика
MY-SHOP Витя Малеев от Махаон
ОЗОН
Это повесть о школьных друзьях — Вите Малееве и Косте Шишкине: об их ошибках, горестях и обидах, радостях и победах. Друзья огорчаются из-за плохих успехов и пропущенных уроков в школе, бывают счастливы, победив свою собственную неорганизованность и лень, заслужив одобрение взрослых и одноклассников, и, в конце концов, понимают, что без знаний ничего в жизни не добьешься.
23) Л. Давыдычев «Многотрудная, полная невзгод и опасностей жизнь Ивана Семёнова, второклассника и второгодника» (8-12 лет)
Лабиринт (клик по картинке!)
MY-SHOP
ОЗОН
Невероятно смешная повесть об Иване Семёнове — мальчишке, самом несчастном на всём белом свете. Ну сами подумайте, с чего ему быть счастливым? Учиться для него — мука. Не лучше ли заниматься дрессировкой? Правда, вывих руки и едва не расколотая голова не позволили ему продолжить начатое дело. Тогда он решил уйти на пенсию. Даже заявление написал. Опять незадача — через день заявление вернули и посоветовали мальчику сначала научиться грамотно писать, окончить школу, а потом поработать. Командир разведчиков — вот достойное занятие, решил тогда Иван. Но и здесь его ждало разочарование.
Что же делать с этим лодырем и бездельником? И вот что придумала школа: Ивана надо взять на буксир. С этой целью к нему приставили девочку из четвёртого класса — Аделаиду. С тех пор спокойная жизнь у Ивана закончилась…
24) А.Некрасов «Приключения капитана Врунгеля» (8-12 лет)
Лабиринт Приключения капитана Врунгеля Интернет-магазин Лабиринт.
MY-SHOP Приключения капитана Врунгеля от Махаон
MY-SHOP Приключения капитана Врунгеля от Планета
MY-SHOP Приключения капитана Врунгеля от Эксмо
ОЗОН
Веселая повесть Андрея Некрасова о капитане Врунгеле уже давно стала одной из самых любимых и востребованных. Ведь только такой отважный капитан способен справиться с акулой с помощью лимона, обезвредить удава огнетушителем, сделать из обычных белок в колесе ходовую машину. Фантастические приключения капитана Врунгеля, его старшего помощника Лома и матроса Фукса, которые отправились в кругосветное путешествие на двухместной парусной яхте «Беда», радуют уже не одно поколение мечтателей, фантазеров, всех тех, в ком кипит страсть к приключениям.
25) Ю. Сотник «Как меня спасали» (8-12 лет)
Лабиринт (клик по картинке!)
MY-SHOP
ОЗОН
В книгу вошли известные рассказы, написанные Юрием Сотником в разные годы: «Архимед» Вовки Грушина», «Как я был самостоятельным», «Дудкин острит», «Внучка артиллериста», «Как меня спасали» и др. Рассказы эти иногда веселые, иногда грустные, но всегда очень поучительные. Знаешь, какими озорниками и выдумщиками были когда-то твои родители? Почти такими же, как ты. Не веришь — прочти сам, какие с ними происходили истории. Этот сборник веселого и доброго писателя для всех, кто любит смеяться.
Книжные полки по возрастам тут
Книжные полки по возрастам

Вы знаете, что литература бывает не только для образования и нравоучения? Литература — она бывает для смеха. А смех — самая любимая вещь для детей, после конфет, конечно. Мы собрали для вас подборку самых веселых детских книг, которые будут интересны даже самым самым взрослым детям, бабушкам и дедушкам. Эти книги идеально подходят для семейного чтения. Которое, в свою очередь, идеально подходит для семейного досуга. Читайте и смейтесь!

Читай также: Лучшие книги нашего детства

Наринэ Абгарян — «Манюня»

«Мы с Маней, несмотря на строгий запрет родителей, часто убегали к дому старьевщика и возились с его детьми. Мы воображали себя учительницами и муштровали несчастных малышей как могли. Жена дяди Славика не вмешивалась в наши игры, наоборот, одобряла.

— Все равно на детей нет управы, — говорила она, — так хотя бы вы их угомоните.

Так как признаваться Ба в том, что мы нахватались вошек у детей старьевщика, было смерти подобно, мы молчали в тряпочку.

Когда Ба закончила со мной, Манька тоненько взвизгнула:

— Аааааа, неужели и я буду такой страшной?

— Ну почему страшной? — Ба сгребла Маньку и властно пригвоздила к деревянной скамье. — Можно подумать, вся твоя красота в волосах, — и она выстригла крупный локон с Манькиной макушки.

Я побежала в дом, чтобы посмотреть на себя в зеркало. Зрелище, которое открылось глазам, ввергло меня в ужас — я была коротко и неровно подстрижена, а по бокам головы двумя задорными листьями лопуха восстали мои уши! Я горько разрыдалась — никогда, никогда в жизни у меня не было таких ушей!

— Наринээээ?! — долетел до меня голос Ба. — Хорош любоваться своей тифозной физиономией, беги сюда, полюбуйся лучше на Маню!

Я поплелась во двор. Из-за могучей спины бабы Розы показалось заплаканное личико Манюни. Я громко сглотнула — Манька выглядела бесподобно, даже хлеще, чем я: у меня хотя бы оба кончика уха торчали равноудаленно от черепа, у Маньки они были вразнобой — одно ухо аккуратно было прижато к голове, а второе воинственно топорщилось вбок!

— Ну вот, — удовлетворенно окинула нас взглядом Ба, — чисто крокодил Гена и Чебурашка!»

Валерий Медведев — «Баранкин, будь человеком!»

Когда все расселись и в классе наступила тишина, Зинка Фокина закричала:

– Ой, ребята! Это просто какое-то несчастье! Новый учебный год ещё не успел начаться, а Баранкин и Малинин уже успели получить две двойки!..

В классе снова сразу же поднялся ужасный шум, но отдельные выкрики, конечно, можно было разобрать.

После этих слов все заорали в один голос, да так громко, что нам с Костей уже совершенно было невозможно разобрать, кто и что о нас думает, хотя из отдельных слов можно было уловить, что мы с Костей Малининым – оболтусы, тунеядцы, трутни! Ещё раз оболтусы, лоботрясы, эгоисты! И так далее! И тому подобное!..

Меня и Костю больше всего разозлило, что громче всех орал Венька Смирнов. Уж чья бы корова, как говорится, мычала, а его бы молчала. У этого Веньки успеваемость в прошлом году была ещё хуже, чем у нас с Костей. Поэтому я не выдержал и тоже закричал.

– Рыжий, – закричал я на Веньку Смирнова, – а ты-то чего орёшь громче всех? Если бы первым вызвали тебя к доске, ты бы не двойку, а единицу схлопотал! Так что молчи в тряпочку.

– Эх ты, Баранкин, – заорал на меня Венька Смирнов, – я же не против тебя, я за тебя ору! Я что хочу сказать, ребята!.. Я говорю: нельзя после каникул так сразу вызывать к доске. Надо, чтобы мы сначала пришли в себя после каникул…

Кристине Нестлингер — «Долой огуречного короля!»

«Я не подумал: быть того не может! Я даже не подумал: ну и шут – сдохнуть можно от смеха! Мне вообще ничего в голову не пришло. Ну ничегошеньки! Хубер Йо, мой приятель, говорит в таких случаях: замыкание в извилинах! Пожалуй, лучше всего мне припоминается, как папа трижды сказал «нет». Первый раз очень громко. Второй – нормально и третий – чуть слышно.

Папа любит повторять: «Раз я сказал нет, значит, нет». Но сейчас его «нет» не произвело ни малейшего впечатления. Не-то-тыква-не-то-огурец продолжал как ни в чем не бывало восседать на столе. Он сложил ручки на животе и повторил: «Наз носовать король Куми-Ори из роду Подземлинги!»

Дед первым пришел в себя. Он приблизился к куми-орскому королю и, сделав книксен, сказал: «Чрезвычайно польщен нашим знакомством. Мое имя Хогельман. В этом доме я буду дедушка».

Куми-Ори протянул вперед свою правую ручку и сунул ее деду под нос. Дед посмотрел на ручку в нитяной перчаточке, но так и не сообразил, чего Куми-Ори хочет.

Мама предположила, что у него болит рука и необходим компресс. Маме вечно кажется, что кому-нибудь обязательно нужен либо компресс, либо пилюли, либо, на худой конец, горчичники. Но Куми-Ори вовсе не нуждался в компрессе, и рука его была совершенно здоровой. Он помахал перед дедушкиным носом нитяными пальчиками и сказал: «Мы прививкли, что нам кашный урюк целыйватт!»

Дедушка сказал, ни за что на свете он августейшую ручку целовать не станет, он позволил бы себе это, в лучшем случае, в отношении очаровательной дамы, а Куми-Ори никакая не дама, тем более очаровательная.»

Григорий Остер — «Вредные советы. Книга для непослушных детей и их родителей»

***

Например, у вас в кармане

Оказалась горсть конфет,

А навстречу вам попались

Ваши верные друзья.

Не пугайтесь и не прячьтесь,

Не кидайтесь убегать,

Не пихайте все конфеты

Вместе с фантиками в рот.

Подойдите к ним спокойно,

Лишних слов не говоря,

Быстро вынув из кармана,

Протяните им… ладонь.

Крепко руки им пожмите,

Попрощайтесь не спеша

И, свернув за первый угол,

Мчитесь быстренько домой.

Чтобы дома съесть конфеты,

Залезайте под кровать,

Потому что там, конечно,

Вам не встретиться никто.

Астрид Линдгрен — «Приключения Эмиля из Леннеберги»

Бульон был очень вкусный, все брали добавку, кто сколько хочет, и в конце концов на дне супницы осталось лишь немного моркови с луком. Этим-то и решил полакомиться Эмиль. Недолго думая он потянулся к супнице, придвинул ее к себе и сунул в нее голову. Всем было слышно, как он со свистом всасывает гущу. Когда же Эмиль вылизал дно чуть ли не досуха, он, естественно, захотел вытащить голову из супницы. Но не тут-то было! Супница плотно обхватила его лоб, виски и затылок и не снималась. Эмиль испугался и вскочил со стула. Он стоял посреди кухни с супницей на голове, словно в рыцарском шлеме. А супница сползала все ниже и ниже. Сперва под ней скрылись его глаза, потом нос и даже подбородок. Эмиль пытался освободиться, но ничего не выходило. Супница словно приросла к его голове. Тогда он стал кричать благим матом. А вслед за ним, с перепугу, и Лина. Да и все не на шутку испугались.

— Наша прекрасная супница! — все твердила Лина. — В чем же я теперь буду подавать суп?

И действительно, раз в супнице застряла голова Эмиля, суп в нее уже не нальешь. Лина это сразу сообразила. Но мама тревожилась не столько за прекрасную супницу, сколько за голову Эмиля.

— Дорогой Антон, — обратилась мама к папе, — как бы нам половчее вынуть оттуда мальчика? Не разбить ли супницу?

— Этого еще не хватало! — воскликнул папа Эмиля. — Я же отдал за нее четыре кроны!

Ирина и Леонид Тюхтяевы — «Зоки и Бада: пособие для детей по воспитанию родителей»

Был вечер, и все собрались дома. Увидев, что папа устроился с газетой на диване, Маргарита сказала:

— Пап, давай в зверей поиграем, вон и Янка хочет. Папа вздохнул, а Ян закричал: — Чур, я загадываю!

— Опять голубь? — строго спросила его Маргарита.

— Да,- удивился Ян.

— Теперь я,- сказала Маргарита.- Загадала, отгадывайте.

— Слон… ящерица… муха… жираф…- начал Ян,- пап, а у коровы — коровенок?

— Так ты никогда не отгадаешь,- не выдержал папа и отложил газету,- надо по-другому. Ноги у него есть?

— Есть,- загадочно улыбнулась дочка.

— Одна? Две? Четыре? Шесть? Восемь? Маргарита отрицательно качала головой.

— Девять? — спросил Ян.

— Больше.

— Сороконожка. Нет?- удивился папа.- Тогда я сдаюсь, но имей в виду: у крокодила четыре ноги.

— Да? — смутилась Маргарита.- А я его загадала.

— Пап,- поинтересовался сын,- а вот если удав сидит на дереве и вдруг заметит пингвина?

— Теперь папа загадывает,- остановила его сестра.

— Только настоящих зверей, невыдуманных,- предупредил сын.

— А какие настоящие? — поинтересовался папа.

— Собака, например,- сказала дочка,- а волки да медведи только в сказках бывают.

— Нет! — закричал Ян.- Я вчера во дворе волка видел. Огромный такой, даже два! Вот такие,- он поднял руки.

— Ну, наверное, они поменьше были,- улыбнулся папа.

— Зато, знаешь, как лаяли!

Михаил Зощенко — «Леля и Минька»

В этом году мне исполнилось, ребята, сорок лет. Значит, выходит, что я сорок раз видел новогоднюю ёлку. Это много! Ну, первые три года жизни я, наверно, не понимал, что такое ёлка. Наверно, мама выносила меня на ручках. И, наверно, я своими чёрными глазёнками без интереса смотрел на разукрашенное дерево.

А когда мне, дети, ударило пять лет, то я уже отлично понимал, что такое ёлка. И я с нетерпением ожидал этого весёлого праздника. И даже в щёлочку двери подглядывал, как моя мама украшает ёлку.

А моей сестрёнке Леле было в то время семь лет. И она была исключительно бойкая девочка. Она мне однажды сказала: — Минька, мама ушла на кухню. Давай пойдём в комнату, где стоит ёлка, и поглядим, что там делается.

Вот мы с сестрёнкой Лелей вошли в комнату. И видим: очень красивая ёлка. А под ёлкой лежат подарки. А на ёлке разноцветные бусы, флаги, фонарики, золотые орехи, пастилки и крымские яблочки.

Моя сестрёнка Леля говорит: — Не будем глядеть подарки. А вместо того давай лучше съедим по одной пастилке.

И вот она подходит к ёлке и моментально съедает одну пастилку, висящую на ниточке.

Я говорю: — Леля, если ты съела пастилочку, то я тоже сейчас что-нибудь съем.

И я подхожу к ёлке и откусываю маленький кусочек яблока.

Леля говорит: — Минька, если ты яблоко откусил, то я сейчас другую пастилку съем и вдобавок возьму себе ещё эту конфетку.

А Леля была очень такая высокая, длинновязая девочка. И она могла высоко достать. Она встала на цыпочки и своим большим ртом стала поедать вторую пастилку.

А я был удивительно маленького роста. И мне почти что ничего нельзя было достать, кроме одного яблока, которое висело низко.

Я говорю: — Если ты, Лелища, съела вторую пастилку, то я ещё раз откушу это яблоко.

И я снова беру руками это яблочко и снова его немножко откусываю.

Леля говорит: — Если ты второй раз откусил яблоко, то я не буду больше церемониться и сейчас съем третью пастилку и вдобавок возьму себе на память хлопушку и орех.

Тогда я чуть не заревел. Потому что она могла до всего дотянуться, а я нет».

Пауль Маар — «Семь суббот на неделе»

В субботу утром господин Пепперминт сидел у себя в комнaте и ждaл. Чего он ждaл? Этого он и сaм точно не мог бы скaзaть.

Зaчем же тогдa он ждaл? Вот это объяснить уже проще. Прaвдa, нaм придется нaчaть рaсскaз с сaмого понедельникa.

А в понедельник в дверь комнaты господинa Пепперминтa вдруг постучaли. Просунув голову в щель, госпожa Брюкмaн объявилa:

— Господин Пепперфинт, к вaм гость! Проследите только, чтобы он не курил в комнaте: от этого портятся зaнaвески! Пусть не сaдится нa кровaть! Для чего я вaм стул дaлa, кaк вы думaете?

Госпожa Брюкмaн былa хозяйкой домa, где снимaл комнaту господин Пепперминт. Когдa онa сердилaсь, онa всегдa нaзывaлa его «Пепперфинт». А сейчaс хозяйкa сердилaсь, потому что к нему пришел гость.

Гость, которого в тот сaмый понедельник хозяйкa втолкнулa в дверь, окaзaлся школьным приятелем господинa Пепперминтa. Его фaмилия былa Поне-делькус. В подaрок своему другу он притaщил целый кулек вкусных пончиков.

После понедельникa был вторник, и в этот день к господину Пепперминту явился хозяйский племянник — спросить, кaк решить зaдaчу по мaтемaтике. Племянник хозяйки был лентяем и второгодником. Господин Пепперминт ничуть не удивился его визиту.

Средa, кaк и всегдa, пришлaсь посреди недели. И это, конечно, не удивило господинa Пепперминтa.

В четверг в соседнем кинотеaтре неожидaнно покaзaли новый фильм: «Четверо против кaрдинaлa». Вот тут господин Пепперминт немного нaсторожился.

Нaступилa пятницa. В этот день нa репутaцию фирмы, где служил господин Пепперминт, легло пятно: весь день конторa былa зaкрытa, и клиенты негодовaли.

Эно Рауд — «Муфта, Полботинка и Моховая Борода»

Однажды у киоска с мороженым случайно встретились трое накситраллей: Моховая Борода, Полботинка и Муфта. Все они были такого маленького роста, что мороженщица приняла их поначалу за гномов. Были у каждого из них и другие занятные черточки. У Моховой Бороды — борода из мягкого мха, в которой росли хоть и прошлогодние, но все равно прекрасные ягоды брусники. Полботинка был обут в ботинки с обрезанными носами: так удобнее шевелить пальцами. А Муфта вместо обычной одежды носил толстую муфту, из которой торчали только макушка и пятки.

Они ели мороженое и с большим любопытством разглядывали друг друга.

— Извините, — сказал наконец Муфта. — Возможно, конечно, я и ошибаюсь, но, сдается мне, будто в нас есть что-то общее.

— Вот и мне так показалось, — кивнул Полботинка.

Моховая Борода отщипнул с бороды несколько ягод и протянул новым знакомым.

— К мороженому кисленькое хорошо.

— Боюсь показаться навязчивым, но славно было бы собраться еще как-нибудь, — сказал Муфта. — Сварили бы какао, побеседовали о том о сем.

— Это было бы замечательно, — обрадовался Полботинка. — Я охотно пригласил бы вас к себе, но у меня нет дома. С самого детства я путешествовал по белу свету.

— Ну совсем как я, — сказал Моховая Борода.

— Надо же, какое совпадение! — воскликнул Муфта. — Со мной точно такая же история. Стало быть, все мы — путешественники.

Он бросил бумажку от мороженого в мусорный ящик и застегнул «молнию» на муфте. Было у его муфты такое свойство: застегиваться и расстегиваться с помощью «молнии». Тем временем и остальные доели мороженое.

— Вам не кажется, что мы могли бы объединиться? — сказал Полботинка.

— Вместе путешествовать гораздо веселей.

— Ну конечно, — с радостью согласился Моховая Борода.

— Блестящая мысль, — просиял Муфта. — Просто великолепная!

— Значит, решено, — сказал Полботинка. — А не съесть ли нам, прежде чем объединиться, еще по мороженому?»

Читай также: Как научить ребенка любить книги?

Больше новостей читай .

Юмористика, как и многие другие явления детской литературы, берущая начало во все том же фольклоре, представлена прозаическими, стихотворными и драматургическими произведениями. Как и другие направления в детской литературе, юмористика служила и служит развлечению, играет роль психологической разрядки, а с другой стороны, служит исправлению нравов и предостережению от дурных поступков. Комическое, смеховое входит органичной составляющей в различные литературные жанры. Юмористика, как, пожалуй, никакой другой вид литературы, ориентирована на рассказывание, разыгрывание, и в этом угадываются ее природа, ее корни, которыми являются народные игрища, балаганные представления, сатирическая сказка, байка и анекдот.

Литературные жанры часто стилизуют фольклорные образцы, но самый популярный жанр литературный в XVIII — первой половине XIX в. басня, т. е. короткий рассказ, чаще всего стихотворный, обладающий иносказательным смыслом. Родоначальником басни слывет древнегреческий писатель Эзоп, отчего иносказание как стиль и названо «эзоповым языком». Собрание нравоучительных историй «Панчатантра» также входит в круг детского чтения и, придя через греческий язык под названием «Стефанит и Ихнилат», появляется на Руси уже в XV в. Для детей печатаются басни в переводе с французского: «Басни, в стихах и прозе, выбранные из лучших писателей» (1788). Антологии, подобные этой, и впоследствии издаются весьма активно. Одним из наиболее полных изданий Эзопа в XVIII в. являлась книга «Езоповы басни с нравоучением и примечаниями Рожера Летран- жа», переведенная на русский язык Сергеем Волчковым, вышедшая в 1747 г. Отдельным изданием в 1803 г. выходят «Басни и сказки индийские, сочиненные Вишну-Самою, на древнем индусском или санскритском языке и служившие образцом басням Пильпаевым, Езоповым и пр.». Жанр басни как нельзя лучше пришелся на русской почве XVIII в., так что А. Д. Кантемир, И. И. Хемницер, И. И. Дмитриев становятся известными детскому и юношескому читателю. Однако идеальным, эталонным баснописцем зарекомендовал себя Иван Андреевич Крылов: трудно представить себе сегодня ученика начальной школы, который бы не знал и не любил басен Крылова. Дело тут, видимо, и в искусстве Крылова-рассказчика, и в том, что басня оказывается «постоянным сказуемым переменчивых подлежащих», как утверждал А. А. Потебня. Он же указывал на то, что в жанре басни сходятся поэзия и проза как семантические единства: прозаический сюжет в басне облечен в стихотворную форму49. К созданию прозаической басни в учебно-воспитательных целях прибегали в своих учебных книгах К. Д. Ушинский и Л. Н. Толстой. Достойным продолжателем стихотворной басенной русской литературной традиции является Сергей Михалков. В XX в. нравоучительная поэзия для детей идет «басенным» путем с той лишь разницей, что не прибегает к аллегории (иносказанию), когда конкретное изображение указывает на какое-то абстрактное понятие. В детских стихах рассказывается о ребенке, наделенном дурными качествами. Трус, ябеда, лентяй, растяпа, жадина — герои многих детских стихотворных рассказов, в которых без обиняков, напрямую высмеиваются человеческие пороки, которые пока еще выглядят как детские проступки. Стихи С. Я. Маршака, К. И. Чуковского, С. В. Михалкова, А. Л. Барто стали классикой советской юмористической поэзии. Юмористическое начало всеобъемлюще в жанре комедии — драматургическом жанре, где «методом от противного» утверждаются положительные идеалы. В 1779 г. выходит собрание пьес, переведенных с французского, «Театр для пользы юношества», содержание которого составляют по преимуществу комедии, название которых говорит само за себя: «Изнеженное дитя, комедия в двух действиях»; «Любопытная, комедия в двух действиях»; «Опасности светской жизни, комедия в трех действиях» и др. Известным детским комедиографом в середине XIX в. была Анна Зонтаг. Ее «Три комедии для детей» вышли отдельным изданием в Петербурге в 1842 г. Правда, все эти сочинения канули в Лету вместе со своей эпохой, но несомненной классикой для отрочества и юношества и по сей день остается комедия Д. И. Фонвизина «Недоросль». Первая реалистическая комедия была преимущественно комедией характеров в отличие, например, от комедии положений «Ревизор» Н. В. Гоголя. И то и другое произведения входили и входят в обязательное чтение для подростков и юношества. Обе эти доминанты комического сохранны и в прозаических произведениях для детей и о детях: в одних преобладает сюжетное начало; алогичные положения, абсурдные поступки выявляют характер героя; в других — наличествует изначально комический (почти шутовской) тип, «формирующий» комические ситуации. Юмористика как легкий жанр, в некотором смысле вторичный по отношению к серьезной литературе, базируется в конце XIX— XX вв. на характерах и положениях собственно детской жизни, ; потому в юмористике нового времени преобладает игра как способ пародирования, фельетонирования, шаржирования взрослой серьезной нормы жизни. Не менее важно учитывать, что в художе ственно совершенном юмористическом произведении диалог, дра матургическое как следствие игры и розыгрыша имеют едва ли не первостепенное значение. Итак, комическое проявляется и на уровне сюжета, и на уровне типов характеров, а также приемов, участвующих в создании комического эффекта (как «прием обманутого ожидания», например* в не юмористическом рассказе Б. Житкова «Волк» или в юмористическом рассказе В. Драгунского «Двадцать лет под кроватью»). Но немаловажными факторами являются комизм слова, речевых характеристик, шире — языка произведений, проявляющих себя в каламбуре, использовании меткого народного речения (пословица, поговорка, присловье); в разрушении идиомы, устойчивого выражения обыденной речи, когда стертая внутренняя форма обнаруживает свое первоначальное, не переносное значение. Игра проявляет себя в стиле, в языке произведений как игра словами. Юмористика XVIII в. несла в себе ярко выраженную назидательную, нравоучительную функцию. Этому способствовал и тот факт, что басня была «царицей юмористических жанров». В XIX в. пробиваются ростки самостоятельной жизни детской юмористики. Во второй половине XIX — начале XX в. несомненный толчок к тому был дан появлением сказки английского ученого и писателя Льюиса Кэрролла «Приключения Алисы в Стране Чудес», первое издание которой состоялось в 1865 г. Впрочем, самое полное, каноническое издание вышло в 1897 г. Впоследствии оно и было неоднократно переведено на русский язык. В этом произведении юмористически сведены все основные литературные жанры: здесь есть собственно сказочное, приключенческое, научно-фантастическое; разоблачены многочисленные устоявшиеся стихотворные формы и жанры. Автор, ученый-математик, продемонстрировал на этот раз в художественном произведении новую собственную литературную Л-3061 тенденцию, показавшую себя во взрослой литературе как комедию идей, проявляющуюся через нонсенс (поп — нет; sensus — смысл) и парадоксу в котором сталкиваются диаметрально противоположные точки зрения на одно и то же, например романтический взгляд и вйдение обывателя. На уровне образной речи парадокс проявляется в оксюмороне (оксюморон, от греч. — остроумно-глупое), каламбуре. Так что в «Приключениях Алисы…» по-новому звучат и комизм положений, и комизм характеров, каковыми являются Чеширской Кот, Мартовский Заяц и др. Нонсенс в сказке не только заявлен, но и осуществлен на всех уровнях: в слоге, в художественной речи он всепроникающ. Его можно обнаружить в переосмыслении идиоматики и метафорики обыденной речи. Можно с полным основанием утверждать, что пародия — прием, доминирующий в «Алисе». Пародированию в широком смысле подвергнуто буквально все — от судебной системы и методов школьного преподавания до образа времяпрепровождения взрослых и системы общепринятых правил поведения. Вот одна из наиболее выразительных сцен книги: «В нескольких шагах от нее на ветке сидел Чеширский Кот. Завидев Алису, Кот только улыбнулся. Вид у него был добродушный, но когти длинные, а зубов так много, что Алиса сразу поняла, что с ним шутки плохи. — Котик! Чешик! — робко начала Алиса. Она не знала, понравится ли ему это имя, но он только шире улыбнулся в ответ. — Ничего, — подумала Алиса, — кажется, доволен. Вслух же она спросила: — Скажите, пожалуйста, куда мне отсюда идти? — А куда ты хочешь попасть? — ответил Кот. — Мне все равно… — сказала Алиса. — Тогда все равно, куда и идти, — заметил Кот. — …только бы попасть куда-нибудь, — пояснила Алиса. — Куда-нибудь ты обязательно попадешь, — сказал Кот. — Нужно только достаточно долго идти». Очевидно, что «логика» Кота безупречна, точно так же, как в столкновении с «ответами» все более нелепыми кажутся «вопросы»: «Алиса решила переменить тему. — А что здесь за люди живут? — спросила она. — Вон там, — сказал Кот и махнул правой лапой, — живет Болванщик. А там, — и он махнул левой, — Мартовский Заяц. Все равно, к кому ты пойдешь. Оба не в своем уме. — На что мне безумцы? — сказала Алиса. — Ничего не поделаешь, — возразил Кот. — Все мы здесь не в своем уме — и ты, и я. Ты играешь сегодня в крокет у Королевы? — Мне бы очень хотелось, — сказала Алиса, но меня еще не пригласили. — Тогда до вечера, — сказал Кот и исчез. Алиса нс очень этому удивилась — она уже начала привыкать ко всяким странностям. Она стояла и смотрела на ветку, где только что сидел Кот, как вдруг он снова возник на том же месте. — Кстати, что сталось с ребенком? — сказал Кот. — Совсем забыл тебя спросить. — Он превратился в поросенка, — отвечала Алиса, и глазом не моргнув. — Я так и думал, — сказал Кот и снова исчез. — Как ты сказала: в поросенка или гусенка? — спросил Кот. — Я сказала: в поросенка, — ответила Алиса. — А вы можете исчезать и появляться не так внезапно? А то у меня голова идет кругом. — Хороню, — сказал Кот, — и исчез — на этот раз очень медленно. Первым исчез кончик его хвоста, а последней — улыбка; она долго парила в воздухе, когда все остальное уже пропало. — Д-да! — подумала Алиса. — Видала я котов без улыбки, но улыбки без кота! Такого я в жизни еще не встречала». Парадокс явлен в самом характере диалога, в смене «картин», в логике повествования, в игре слов. Если все это наполнено глубокого смысла, то что тогда бессмыслица? Традиция Льюиса Кэрролла была продолжена К. И. Чуковским в его стихотворных сказках, соединяющих в себе «портретирование» образной речи детей и пародию на взрослую художественную литературу, на современную ему поэзию, а также на сказочно-фольклорную традицию. В 20-е гг. XX в. российская детская юмористика получила развитие поэтами ОБЭРИУтами, в частности Даниилом Хармсом (и в юмористических стихах, и в прозе). Анекдоты о выдающихся людях, бытовавшие в литературе XVIII—XIX вв., им блестяще спародированы в анекдотах о Пушкине, например: «Пушкин был поэтом и все что-то писал. Однажды Жуковский застал его за писанием и громко воскликнул: — Да никако ты писака! С тех пор Пушкин очень полюбил Жуковского и стал называть его по- ириятельски просто Жуковым». В этой коротенькой зарисовке изначально ощущается «завиральная позиция» рассказчика. Смеховое достигается и абсурдностью, алогичностью изложения событий с ярко выраженной претензией на правдоподобие. Кроме того, в этом анекдоте явно диссонирует и создает комическую речевую ситуацию сочетание набора житейских банальных речевых штампов и соединенных с ними имен явно иного, возвышенного семантического ряда. Часто комическая ситуация создается даже самим синтаксисом предложения. Заведомо «ложное» сообщение подается как аксиома: «Пушкин любил кидаться камнями. Как увидит камни, так и начнет ими кидаться. Иногда так разойдется, что стоит весь красный, руками машет, камнями кидается, просто ужас!» Будь это «воспоминание» из жизни какого угодно иного смертного, читатель бы пожал плечами и сказал про себя «чудак человек», но поскольку поступки житейские принадлежат гениальному Пушкину, образ которого в читательском представлении никак не вписывается в обывательские картины жизни, комизм и состоит в соединении идеала и полной нелепицы, рассказываемой об этом самом идеале. Стихи Даниила Хармса тоже розыгрыши, пародии, фельетоны, полные каламбуров, игры слов. Они и сегодня пользуются популярностью у читателя («Иван Тоиорыжкин», «Самовар» и др.). Выдающимся детским поэтом и писателем юмористического склада, работавшим в 10—30-е гг. XX в., следует называть Сашу Черного. Это псевдоним Александра Михайловича Гликберга (1880—1932), который в большую литературу вошел как язвительный сатирик. Еще в 1905 г. было опубликовано стихотворение «Чепуха», которое автор подписал псевдонимом Саша Черный (явная пародия на псевдоним символиста Б. Н. Бугаева «Андрей Белый»). Первый сборник стихов Саши Черного «Разные мотивы» вышел в 1906 г. За политическую сатиру сборник был арестован, а его автор привлечен к суду. Тысяча девятьсот шестой—тысяча девятьсот седьмой годы Саша Черный провел за границей, в Германии, слушая лекции в Гейдельбергском университете. В 1908 г. вместе с А. Аверченко, Н. Тэффи и другими авторами он начал издавать знаменитый сатирический журнал «Сатирикон». Став уже известным поэтом-сатириком, Саша Черный начинает писать для детей. С этого времени, пробуя свои силы в различных жанрах, он приобретает все большую известность как детский писатель. Саша Черный предпринимает издание первого коллективного детского сборника «Голубая книжка», в котором появился его первый детский рассказ «Красный камешек». Участвует в альманахе «Жар-птица», редактируемом К. И. Чуковским, выпускает книги стихов «Тук-тук» (1913) и «Живая азбука» (1914). В 1914 г. Саша Черный ушел на фронт вольноопределяющимся. К 1917 г. он оказался под Псковом, а после Февральской революции стал заместителем народного комиссара. Октябрьскую революцию не принял. В 1918—1920 гг. жил в Литве (Вильно, Каунас), откуда начался его путь в эмиграцию. Творчество Саши Черного в эмиграции почти все посвящено детям. У Саши Черного не было своих детей, а детей он очень любил. Думая о Родине, он тревожился о судьбе русских девочек и мальчиков, теряющих живую связь с Россией, а главной связующей нитью была русская речь, русская литература (см.: очерк «Детский ковчег», стихотворение «Дом в Монморанси»). В этом сказалось всеохватное ностальгическое чувство. Разлука с Родиной, с Россией осветила прошлое, невозвратное совершенно по-новому: то, что вызывало горькую усмешку там, дома, вдали от Родины преобразилось, показалось милым — и милее всего детство. В 1921 г. в Данциге выходит книга «Детский остров», в 1923 г. в Берлине — сборник «Жажда». Больше года прожил Саша Черный в Риме, там появилась его «Кошачья санатория» (1924). Довольно много произведений и в стихах, и в прозе посвящено Парижу и его маленьким русским обитателям: здесь Черный-эмигрант прожил дольше, чем в других европейских городах. В 1928—1930 гг. в Париже были напечатаны его «Солдатские сказки», в 1928 г. вышли отдельным изданием «Несерьезные рассказы». Разнообразное в жанровом отношении творчество Саши Черного для детей имеет две эмоциональные доминанты: лирическую и интересующую нас в данный момент юмористическую, которые поддерживают друг друга. В детских произведениях и следа нет едкой иронии, характерной для «взрослого» сатирического творчества. Юмористические произведения (рассказы и повести) Саши Черного адресованы прежде всего сердцу и уму ребенка. Таков, например, «Дневник фокса Микки». Написанная в 1927 г., книга невольно пародирует мемуарный жанр, вошедший в моду, но содержит и традиционный для русской и мировой литературы сюжет, когда обычный мир видится глазами необычного существа. Повествование ведется от имени собаки, живущей в иной, нечеловечески взрослой «системе ценностных ориентиров». Стихи, рассказы, сказки Саши Черного соединяют в себе парадоксальную ситуацию, в которую попадают герои, и не без лирики выписанные портреты персонажей. Так происходит в рассказах «О самом страшном», «Пасхальный визит», «Кавказский пленник». В рассказе «Люся и дедушка Крылов» к девочке на облаке приплывает знаменитый баснописец: «— Спасибо, дедушка. Очень я рада, что вы пришли. Очень! Слушайте, дедушка, у меня много-премного вопросов. Очень мне ваши басни нравятся! Больше китайской собачки. Но вот только… Можно спросить? — Спрашивай. — Например, «Ворона и Лисица». Я была в парижском зоологическом саду, нарочно проверяла. Принесла с собой тартинку с сыром, сунула лисице в клетку, — а она не ест! Ни за что не хотела есть… Как же так? Чего же она к вороне лезла со своими комплиментами? «Ах, шейка!» «Ах, глазки!» Скажите, пожалуйста!.. Крылов огорченно крякнул и только руками развел. — Не ест, говоришь, сыру… Ишь ты! Я и не подумал. И у Лафонтена, который басни по-французски писал, тоже — сыр. Что же делать, Люся?» Юмористически «сталкиваются» басенная традиция иносказания, «практика жизни», детский взгляд на литературу и жизнь, на художественную правду и правду «факта». В таком парадоксе и рождается собственно юмористическое. При этом выражения типа «лезла с комплиментами» выдают противоречивость детской позиции, в которой просто смешивается человеческое и естественное, зооморфное. Детское восприятие юмористики требует динамики и этой самой юмористической линии, так что по законам детской литературы героиня рассказа говорит затем следующее: «— Очень просто, дедушка. Надо так: «Вороне где-то Бог послал кусочек м я с а…» Поняли? Потом «Лисица и виноград»… Я и винограду с собой кисточку принесла в зоологический сад. — Не ест? — спросил с досадой дедушка. — В рот не берет! Как же у нее «глаза и зубы разгорелись»? — Что же делать-то, по-твоему? — Пусть, дедушка, цыплята сидят на высокой ветке. Лисица внизу прыгает и злится, а они ей нос показывают». «Поучения» Люси тем комичнее, что она без тени смущения наставляет признанного мэтра в басенном искусстве, а сам мастер смущается или «разыгрывает смущение». Диалог делает картину более зримой, почти осязаемой. В этом диалоге масса показательного. Саша Черный исподволь указывает на видимую условность басенного жанра: это рассказ, имитирующий правдоподобие; сам образ Люси трогательно-комичный. Забавны ее одновременная наивность и несведущность в условностях литературы. Но забавность состоит и в том, что, пожалуй, никто из взрослых, воспринимающих как должное описываемое в баснях, не дал себе труда убедиться в правдоподобии сказанных писателем слов, принимаемых на веру. Дитя Люся дает урок дедушке Крылову. Сам сюжет, использующий «мистическую ситуацию» для «комического наполнения», отражен и в названии — «Люся и дедушка Крылов», где не только снисходительно-юмористическое «старый да малый», но и в некотором смысле эвристическое: «истина» рождается если не в споре, то в парадоксальном, почти нонсенсном столкновении чистого неведения и любознательности, с одной стороны, и мудрости и некоторой отяго- щенности этой самой мудростью — с другой. Не утрачивает своей колоритности и комизма «Дневник фокса Микки», пародирующий расхожий в эмигрантской среде жанр вос поминаний. Мотивировки фантастического, имитация полно!* правдоподобия «событий», «мыслей» и «слов» фокса не только про должают известную в русской и мировой детской литературе трл дицию выдавать в качестве «повествователя» зооморфный образ, ьс и создают совершенно оригинальный, отличный от чеховского («Каштанка», «Белолобый»), андреевского («Кусака»), купринского («Изумруд», «Ю-ю», «Белый пудель») образ, в котором соединяется детское, «девочкинское» и собственно «щенячье», рождая очень верную веселую составляющую внутренней формы образа детства вообще. 50—70-е гг. XX в. дали творчество Н. Носова и В. Драгунского, где главный герой — мальчишка, уже школьник, умудряющийся из любой самой обычной, почти банальной житейской ситуации сделать событие. Вспомним «Живую шляпу» Н. Носова, его знаменитых «Фантазеров» или весьма своеобразную сказку «Бобик в гостях у Барбоса», явно продолжающую традиции Саши Черного в данном литературном направлении. Захватывающими для читате- ля-ребенка эти произведения делает наличие в ряде рассказов сквозного персонажа, возрастом и образом мыслей похожего на самого читателя, который непременно узнает в герое или своих знакомых, или самого себя. Дениска Драгунский — сын писателя Виктора Драгунского, давно вырос, но черты возраста, «школьные случаи», игры, которые становятся источником юмористического сюжета, кажется, не состарятся никогда и будут узнаваемы Денискиными сверстниками. «Двадцать лет под кроватью», «Тайное становится явным», «Пожар во флигеле или подвиг во льдах» — классика детской юмористики. В 80—90-е гг. детские юмористические писатели, какими зарекомендовали себя Э. Успенский, Р. Сеф, Г. Сапгир, часто соединяют в своих произведениях юмористическое и лирическое. Особое место среди таких писателей принадлежит Ю. И. Ковалю, о котором выше говорилось как об авторе природоведческой тематики и новаторе, во многом обновившем жанровую систему отечественной детской литературы. Определенного рода отступлением от этой традиции эпохи можно назвать творчество Г. Сапгира и Г. Остера, продолжающих не традиции слияния юмористического с лирическим, а скорее традиции нонсенса, обозначенные поэзией ОБЭРИУтов.

А ну-ка, уважаемые родители, ответьте на один простой вопрос — совместимо ли воспитание ребенка с весельем, шутками и другими проявлениями юмора? И не торопитесь отвечать «Нет!». Лучше задумайтесь, действительно ли серьезное лицо и строгий голос — это лучший способ донести до детского сознания какие-то важные вещи? Этого «добра» на ребенка свалится в избытке и без вас. А вот душевная атмосфера в доме, радостный смех, веселые игры с участием всей семьи могут буквально творить чудеса. И проблемы одолеете, и все болезни пройдут мимо. А со своей стороны хотим предложить вам в помощь несколько «инструкций» по воспитанию в ребенке чувства юмора.

Григорий Остер, «Все вредные советы»

Пятеро детей автора книги плюс еще несколько миллионов мальчиков и девочек воспитывались на этой книжке. «А почему советы вредные, а не полезные?» — спросите вы. А специально для упрямых детей, которые делают все наоборот. Прочтут они вредный, неправильный совет — и из упрямства поступят наоборот. То есть правильно!

Если вы по коридору
Мчитесь на велосипеде,
А навстречу вам из ванной
Вышел папа погулять,
Не сворачивайте в кухню,
В кухне — твердый холодильник.
Тормозите лучше в папу.
Папа мягкий. Он простит.

Эдуард Успенский, «Вниз по волшебной реке»

Писатель, придумавший Чебурашку и Крокодила Гену, в этой книжке рассказывает о приключениях обыкновенного мальчика в волшебном царстве-государстве. Там обитают известные персонажи русских сказок — и Баба-Яга, и Кощей Бессмертный, и Царь, и Василиса Премудрая. Вот только ведут они себя не по классическому сюжету, а проявляют характеры. Царь, к примеру, очень рвется к обычной жизни — хочет полы натирать и на балалайке играть. А дело это, как известно, не царское!..

Наринэ Абгарян, «Манюня»

Хотя эта повесть — автобиографическая, очень многие взрослые читательницы узнают в главной героине себя. Разумеется, в детстве. В конце концов, кто из нас не брил плюшевого зайца папиной электробритвой и не плакал на индийском кино? А лучшей рецензией к этой книге прозвучат слова одной дамы — книжного критика: «В процессе чтения я ржала в голос, пугая соседей в транспорте и дома. С всхлипами и тихими подвываниями…». Делайте выводы и бегите покупать книжку!

Николай Воронцов, «Соображалки»

Автор этой книги — дядя Коля Воронцов. Именно так он представлен на обложке. А у дяди, соответственно, есть племянник — рыжий кот Помпон. А у Помпона — друг по имени Трюндель. Тоже кот, но очень интеллигентный. И для этой хвостатой парочки дядя Коля придумал массу веселых заданий, приключений, комиксов, скетчей, головоломок, решать которые маленькие читатели будут с родителями и с большим удовольствием. Одним словом, не книжка, а зарядка для ума плюс повод для веселья.

Виктор Драгунский, «Денискины рассказы»

Про эту книжку можно сказать одно — нестареющая детская классика. Уже выросли дети, которые воспитывались на ней. И у них тоже появились дети, прочли эти рассказы и тоже выросли. А у них, в свою очередь, опять появились дети, которым тоже будут интересны истории из жизни Дениса Кораблева. И про манную кашу, выброшенную из окна, и про то, что «на елке сыски висят», и про жучка, который «живой и светится»…

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *