Анна прибавила газу.

— Скорее, Анна, пожалуйста, — молила Кендра, чувствуя новый всплеск, еще более сильный и продолжительный. Поток затопил нижнее белье и впитался в промежность ее бежевых слаксов. Влажное пятно теперь было очевидно, первые капельки мочи достигли прекрасного кожаного сиденья автомобиля. Она больше не могла держаться. Каждая секунда казалась вечностью. Она так хотела расслабиться, писать, уменьшить эту ужасную боль. Анна была в панике. Она никак не могла найти место, чтобы остановиться. Ее мочевой пузырь бился, она чувствовала чудовищную волну давления и сама чуть не описалась.

Внезапно впереди показались огни. Полицейские автомобили блокировали путь, и офицер подал знак остановиться. Анна перепугалась. Что им нужно? Она остановила машину.

— В чем дело? О боже, нет! Нет!!! О боже. Нееееет!!! — завопила Кендра.

Внезапно огромный поток мочи вырвался из бедного тела Кендры. Она попыталась остановить его, но было слишком поздно. Моча потекла на сиденье, и она сидела в маленькой луже. Кендра не могла больше управлять управлять собой и продолжала писать.

— Анна, прости, я не могла больше терпеть. Ради бога, прости, я не могла больше терпеть, какой ужас, господи, я описалась, о боже, — бессвязно бормотала Кендра.

Анна в ужасе смотрела на Кендру, на ее брюки, совершенно мокрые между ног. Она выключила двигатель. Кендра ревела, как маленькая девочка, и никак не могла остановиться. Шипение ее мочи громко отражалось в автомобиле. Кендра писала в штаны. Она отважно терпела в течение нескольких часов. Моча струилась сквозь ее брюки, собираясь в огромную лужу на прекрасном кожаном сиденье. Кендра расслабила ноги, раздвинула их и откинулась назад, не в силах больше сдерживать себя.

Зрелище писающей в штаны подруги было невыносимым для Анны. Она почувствовала маленькую горячую струйку в своих трусиках. Влажное пятно появилось на ее нижнем белье. Анна смогла остановить катастрофу, но она знала, что это ненадолго. В это время офицер полиции подошел к автомобилю. Он посветил фонарем в окно, и Анна открыла его. Именно в этот момент Анна опять не сдержалась. Другой поток мочи затопил ее трусики. Моча проникла через хлопок и впиталась в нижнюю часть платья. Сжав ноги, она снова сумела останавить поток.

— Здравствуйте, мисс, мы проводим рейд против пьяных за рулем, — сказал офицер, светя фонарем в салон.

Девушки не на шутку испугались. Не хватало еще попасть в полицию. Испуг усугубил и без того плачевную ситуацию, Анна опять стала писать в трусики, маленькая лужа образовалась на сиденье водителя, платье прилипло сзади. Она снова отчаянно сжала ноги и, хотя и проигрывала это сражение, но снова смогла остановиться.

— Мы ничего не пили, — нервно ответила Анна, хотя офицер ничего не спрашивал. Он снова заглянул в салон. Луч фонаря высветил ноги Анны, ее задранное платье и мокрые трусики.

— Трезвые люди не писают в штаны. Выйдите из машины, мисс, — сказал офицер.

Анна похолодела. Она открыла дверь и встала. Давление в мочевом пузыре резко увеличилось. Она сразу начала писать, моча сразу потекла по ее голым ногам.

— Подойдите к моей машине, мисс, Вам необходимо пройти тест, — сказал офицер.

Анна от страха совершенно потеряла контроль над собой и уже не могла остановиться. Она писала безконтрольно, моча хлестала по ногам и образовала большую лужу на асфальте.

— Не торопитесь, мисс, я подожду, — усмехнулся офицер.

Анна смущенно смотрела на него, не веря в происходящее. Она выпустила все содержимое мочевого пузыря в трусики и стояла посреди огромной лужи. Анна описалась на глазах у офицера полиции. У полицейской машины девушку ждал новый удар. На заднем сиденье находились двое ее одноклассников в наручниках.

— Эй, Анна, это ты? Ничего себе! Ты что, описалась? — заорал один из них.

Анна готова была провалиться сквозь землю. Это был Джой, парень, в которого она была влюблена. Она не могла поверить, что он видит ее с огромным влажным пятном на платье и мокрыми ногами. Анна ничего не сказала. Офицер заставил ее выдохнуть в трубку. Удивительно, но пары алкоголя уже улетучились и тест ничего не показал. Офицер сказал, что она может идти, и бедная девушка побрела к автомобилю. Сев в машину, она увидела, что Кендра все еще плачет.

— В чем дело? — спросила Анна.

— Я описалась еще раз. Прости меня. Я намочила все сиденье папиной машины. Прости, прости, — повторяла Кендра, сидя в огромной луже мочи. Анна молча завела мотор и они поехали. До дома оставалось ехать еще двадцать минут. К сожалению, большое количество жидкости, плюс кофе, плюс ослабевшие во время предыдущего испытания мускулы мочевых пузырей не давали бедняжкам покоя. Обе девушки описались еще раз. Анна окончательно промочила свое платье и сидела в луже мочи, в то время как для Кендры это была уже третья авария за последний час.

Само собой разумеется, когда они добрались домой, отец Анны не был обрадован, увидев свой новый «Мерседес». Анна сидела дома целый месяц и подвергалась насмешкам друзей остальную часть лета. Кендре повезло больше. Когда она пришла домой, ее родители спали. До сих пор никто, кроме Анны, не знает, как Кендра, первая красавица в школе, описалась три раза за час. Никто не знает также, что Анна после случившегося стала писать в постель каждый раз, когда ей снился кошмарный сон.

О даме в шубе

Как-то мне надо было в Москве проехать от одного метро до другого на автобусе, по пути была нужная мне остановка. Я стояла, дожидаясь нужного мне маршрута. Чуть подальше остановки, остановилась какая-то навороченная иномарка, и немного погодя из нее вышла мадам, в дорогущей шубе из явно редкого зверя, вообщем навороченная. Вышла, и тут же, не закрывая двери резко остановилась, делая вид, что что-то ищет в кармане. Некоторое время она еще постояла, потом захлопнула дверь и ломанулась через пешеходную дорожку во дворы. Мне стало интересно, да просто потому, что скучно просто так стоять на остановке, и я стала смотреть ей вслед. Как раз позади остановки, был угол дома, лестница вниз и платный туалет внизу, в торце дома. В женскую половину была большая очередь, человек пять-шесть стояли даже на улице. Просто в то время в Москве вообще была напряженка с туалетами, это сейчас биотуалетов понаставили, если не стесняешься — иди писай.

Дама в шубе задержалась на лестнице, скрестив ноги. Уже стало понятно, куда она так резво направлялась. Мне стало сомнительно, что она в таком положении, сможет дотерпеть всю очередь. И я не ошиблась, дама решилась на отчаянный шаг. Мужской туалет был за углом, и от женского не было видно его дверь. Там явно не было очереди. Да и вообще, в женский всегда и везде очередь больше, потому что мужик, если ему сильно приспичит, плюнет на нравственность и встанет за ближайшим деревом. А женщине, как на нравственность не плюй, все равно придется все это дела задирать, присаживаться… А куда ей, такой навороченной, перед народом жопу оголять? Я спустилась с лестницы, чтоб посмотреть, чем дело кончится. Вообщем, мадам, ломанулась в мужской, да не тут-то было. Мужской, как оказалось, был вообще закрыт. Более того, перед лестнице, ведущей в подвальное помещение туалета, проход был закрыт на решетку.

Дама, видать, решившись на такой поступок, намеревалась уже в скором времени облегчиться, уже расстегнула шубу, засунула руки под мини-юбку, чтоб побыстрей стянуть трусики с колготками, и внутренне уже не сдерживалась, как вдруг путь к спасительному толчку ей преградила решетка. Дама, практически с разбегу врезалась в нее и дальше, для нее все было замедленной съемкой. Чуствуя, как предательские капельки мочи пропитывают ее трусы, она высвободила одну руку и засунула ее в промежность, а другой начала бешено трясти решетку. При этом она с плачем подвывала, по лицу текли слезы, размазывая косметику. На шум из туалета вышел мужик, и обалдело уставился на открывшуюся ему картину. Наверху стояла роскошная баба, засунув руку между ногами, по которым уже текли струйки. Дама перестала трясти решетку, увидев мужика, но продолжала мычать что-то невнятное.

Мужик от такого зрелища моментально возбудился и позабыл про все на свете. Трясущимися руками он расстегнул ширинку, вытащил член и глядя на рсползающиеся по лестнице ручейки, принялся дрочить. Дама окончательно расслабила мочевой пузырь, и по стенам, и по лестнице спуска бызнули из под ее руки мощные фонтанчики. Мужик кончил буквально через минуту, смешивая выстрелившую сперму с мочой. Дама, как бы нехотя вытащила руку из промежности. С руки капала моча, ровно как и с юбки, с трусиков и колготок. Они еще с минуту смотрели друг на друга, обалделый мужик, с выражением бесконечного кайфа в глазах и дама, с растекшейся тушью на лице и лужей мочи, и разбрелись. Мужик к себе, в туалет, а дама, даже не сообразив застегнуть шубу, чтоб скрыть мокрые колготки, поплелась обратно по лестнице к своей иномарке. Проходя мимо женского туалета, она еще слышала за собой шепот очереди: «смотри, обоссалась мокрощелка, попросила бы, мы б пустили…»

Где-то через полчаса я почувствовала. что скоро мне будет трудно сдерживаться, так что я решила сходить в парк, который был неподалёку от дома, потому что там много людей, и мне точно придётся терпеть до последнего, а оставшись дома, я могла бы просто решить, что достаточно терпела и сходить в туалет. Я решила одеться так, чтобы сделать для себя как можно сложнее процесс раздевания (если я вдруг решу пописать за деревом, когда никого не будет рядом пару минут), поэтому я одела цельный купальник, но подумала, что я смогу просто оттянуть полоску ткани внизу. Заглянув в шкаф, я одела блузку, а затем, я нашла там шортики из очень тонкой кожи, оттянуть низ которых было бы невозможно, а чтобы их нельзя было стянуть вниз, я закрепила их тонким пояском. Идти в таком виде в парк мне не хотелось, поэтому поверх шорт я одела обтягивающую юбку из плотной ткани длиной до колен, через которую не были заметны шорты с поясом. Эту юбку я тоже застегнула на пояс, затянув его потуже, чтобы мне пришлось сначала расстегнуть его, чтобы добраться до пояса шорт, застёжек самих шорт и нижней части купальника.

Когда я застёгивала пояс на юбке, я чуть не описалась от давления на мочевой пузырь, но сумела выдержать это, ослабив его на одну дырочку. Я поехала в парк на машине примерно в 19.30, и поездка добавила мне много неприятных ощущений, поскольку при нажатии на педали оба пояса сильно давили мне на живот. Каждая мышца внизу моего живота пыталась помочь сфинктеру сжаться, я уже чувствовала нечто, похожее на оргазм, когда выходила из машины. Мне хотелось нажать пальцем на уретру, но это было бы бессмысленно, поскольку на мне было три слоя одежды. Также я пыталась оттянуть оргазм, поскольку подумала, что могу описаться, если хоть немного расслаблюсь. В 20.00 я бла уже в парке и надеялась, что выдержу до его закрытия (а закрывался он через два часа). Я пошла в продуктовый ларёк с намерением купить ещё питьевой воды, но через несколько десятков шагов я почувствовала сильную боль в мочевом пузыре и решила не нагружать мой пузырь ещё больше, хватит и того, что я уже выпила. К 21.00 я не спеша дошла до дальнего конца парка, пройдясь не напрямик, а по периметру, но теперь мой мочевой пузырь чувствовал себя очень плохо, каждый шаг отдавался ударом и сильной вспышкой боли в мочевой пузыре.

Боль была такая сильная, что мне хотелось согнуться в поясе как можно сильнее, но я знала, что если бы я сделала это, пояса надавили бы на мой мочевой пузырь и я бы мгновенно описалась, как бы я ни пыталсь сдержаться. Мне хотелось сжать руки между ног, чтобы сдержать всю эту мочу, готовую разорвать мой пузырь, но вокруг были прохожие, поэтому я просто встала и скрестила ноги, как будто любуюсь природой. Я почувствовала, что не смогу терпеть намного дольше, но я всё ещё была в состоянии держаться, поэтому не пошла назад к выходу, к машине. Скоро я поняла, что никак не смогу выдержать до 22 часов, то есть до закрытия, ведь оставалось ещё более получаса, а ещё через несколько минут я поняла, что мне срочно необходимо попасть в туалет. Однако, для того. чтобы не описаться во время ходьбы, мне пришлось идти мелкими шажками, как будто я шла по льду. С такой скоростью я дошла бы до туалета не раньше, чем через 10 минут, поэтому, судя по моему состоянию, мне нужно было идти намного быстрее. Я попыталась идти быстро, но через два шага почувствовала еле ощутимую влагу в промежности, поскольку большие шаги отдавались в мочевом пузыре невыносимой болью.

Я мгновенно остановилась, скрестила ноги и сжала руки между ног, как будто у меня в промежности была дамба, и я пыталась предотвратить её взрыв. Это помогло мне, но я всё равно почувствовала пальцами рук влажное пятнышко у себя на юбке спереди напротив и чуть ниже промежности. После того, как я снова смогла продолжать терпеть, я огляделась вокруг и заметила неподалёку молодую парочку, которая хихикала надо мной и ещё одного мужчину, странно взглянувшего на меня, но парочка прошла мимо, а мужчина пошёл дальше, поэтому на меня никто больше не обращал внимание. Я попыталась снова идти мелкими шагами к туалетам, но я уже знала, что, судя по давлению в мочевомпузыре, всё равно не успею дойти, а боль в нём стала невыносимой, поэтому я отошла за кустики, чтобы ослабить давление. Нет, я не решила пописать! Я только решила хотя бы снять кожаные шорты вместе с поясом и ослабить пояс на юбке, чтобы попытаться дойти до туалета. Я подумала, что сумею выдержать это переодевание, хотя для этого мне придётся сильно двигать ногами. Зайдя за кустики, я расстегнула ремень на юбке и сразу почувствовала, что боль немножко ослабла.

Я попыталась задрать юбку и добраться до шорт, но она была обтягивающей, и мне это не удалось, поэтому я расстегнула её и сбросила на землю. Вечером было уже прохладно, поэтому холодный воздух сделал боль такой же сильной, как и раньше. Я с огромным облегчением расстегнула пояс шорт и сами шорты, взглянула на свой живот и поразилась тому, что низ моего живота, там, где мочевой пузырь, набух и выпирает так, как будто у меня в животе небольшой мяч. Я потрогала эту выпуклость, и она оказалась твёрдой, причём я чуть не описалась от этого прикосновения. Мне надо было снять шорты, но я вспотела от усилий, и они прилипали к коже, поэтому мне не удалось просто сбросить их на землю как юбку. Так как я расстегнула оба пояса, мне было не очень трудно слегка нагнуться и стащить их до колен, но я почувствовала, что если наклонюсь так, чтобы стащить их до земли, я могу не вытерпеть, поэтому я сделала то, что причинило мне ужасную боль в пузыре, но помогло снять шорты. Я прижала правую руку изо всех сил к промежности, после чего придержала шорты левой рукой и осторожно, с трудом балансируя на правой ноге, вытащила из шорт левую.

Когда я подтянула колено левой ноги к животу и вынимала ступню из штанины, мой мочевой пузырь пронзила вспышка боли из-за возросшего давления, и, если бы не рука, прижатая к промежности, я бы точно не сдержалась. Правую ногу я вытащила точно также, после чего подумала, как мне будет стыдно, если кто-то застанет меня в таком виде, ведь на мне были только сплошной купальник, блузка и босоножки на низком каблуке. Я подумала. что сейчас я могу пописать прямо здесь, оттянув нижнюю часть купальника в сторону, но если уж я решил терпеть до последней секунды, нельзя сдаваться раньше времени. Подумав, что мне надо поторопиться, если я хочу дойти до туалета сухой, я положила шорты и ремень от них в сумочку, которую я носила через плечо, после чего, неимоверным усилием сжав сфинктер, присела и натянула на себя юбку. Ещё раз взглянув на болящую выпуклость над лонной костю, я застегнула юбку, но у неё был эластичный пояс, и я подумала, что она может сползать с меня по дороге, поэтому мне придётся застегнуть её на пояс, как раньше. Представив, что пояс будет снова давить на мой мочевой пузырь, и вспомнив эту боль, я чуть не заплакала, но мне не хотелось идти, подтягивая руками юбку у всех на глазах.

Я начала медленно затягивать пояс юбки до той дырочки, на которую он был застёгнут до переодевания, и, когда пояс начал давить на живот, у меня на глаза навернулись слёзы от боли, но оставалось ещё две дырочки, и я, превозмогая боль и давление в мочевом пузыре, затянула его до начального положения. Мне очень хотелось пописать прямо здесь, но я всё же вышла из-за кустов, переступая мелкими шажками, не более чем сантиметров по тридцать, и продолжила идти к туалетам. Мне ужасно хотелось писать, но я всё же чувствовала себя чуть-чуь лучше из-за того, что сняла шорты с поясом, и я подумала, что уже описалась бы, если бы шла сейчас в них. Так или иначе, мне удалось дойти до туалетов, но когда я подошла ближе, чувство облегчения от того, что я пришла, сменилось паникой: туалеты были закрыты на ремонт! Я действительно была в панике, сейчас было примерно без двадцати десять, до моей машины было не менее пятнадцати минут ходьбы, и я знала, что наверняка описаюсь раньше, чем пройду хотя бы половину этого пути, а о возвращении домой с полным пузырём не было и речи — я бы даже не смогла пристегнуться ремнём в машине — от такого дополнительного давления мой пузырь просто взорвался бы.

Вокруг были редкие прохожие, и, если бы я попыталась пописать где-ниудь рядом, они могли бы меня заметить. Я решила зайти за ближайшие кусты и хоть частично, быстро, чтобы меня никто не заметил, опорожнить свой пузырь на четверть или на треть, настолько, чтобы я могла доехать до дома и дописать в нормальном туалете. Я выждала пару минут, пока аллея не опустела, и забежала за кабинки туалетов. Мне нужно было расстегнуть ремень юбки, но он был с длинной пряжкой, и я подумала, что мне придётся затянуть ремень сантиметров на пять, чтобы освободить язычок пряжки из дырочки в ремне. Хуже всего было то, что, казалось. мой пузырь раздулся ещё сильнее за то время, пока я шла к туалетам, и теперь ремень давит на него сильнее, чем когда я его застёгивала в куиках. Собравшись с силами, я несколько раз вздохнула поглубже и осторожно потянула за свободный конец ремня, держа пряжку другой рукой.

Ремень начал давить на живот всё сильнее, и я почувствовала такую боль, что я сжала зубы до скрипа, но мне ничего не оставалось делать, как потянуть ещё немного, и вот, наконец, ремень расстегнулся, и я чуть не засмеялась от счастья, что самая сильная боль уже позади.

Я быстро расстегнула юбку, скинула её на землю, переступила через неё, присела и оттянула в сторону низ купальника и ещё раз напомнила себе, что я собираюсь только немного опорожнить свой пузырь, а потом остановиться, одеться и поехать домой. Но как только из меня вырвалась первая струйка, я поняла, что не сумею сдержаться. Через несколько секунд я попыталась изо всех сил сжать сфинктер, но сумела лишь ослабить силу потока. Я боялась, что меня могут увидеть, но я не сумела бы остановиться, даже если бы на меня направили пистолет. С каждой каплей мочи, вытекащей из меня, боль становилась всё слабее, и почувствовала приближение оргазма. Когда я выпустила последнюю струйку, я чуть не упала на землю от облегчения. После этого я оделась, пошла к машине самым коротким путём и поехала домой. Вспомнив, как я возбудилась от этой боли в мочевом пузыре, я пообещала себе повторить это приключение снова.

От автора. Этот рассказ — перевод истории одной девушки, которая говорит, что это абсолютно реальная её история

Читать книги бесплатно

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *