Загадочная смерть 32-летней голливудской актрисы Бриттани Мерфи до сих пор будоражит общественность. В том числе и московскую. Божена Рынска предлагает свою версию трагедии. Милая девочка, актриса категории «В» – в Голливуде таких пруд пруди. Да, «Город ангелов» – неплохое кино, но не самое мое любимое. Однако эта смерть зацепила меня за живое. Версий – и печатных, и не очень – по этому поводу предостаточно. Разрыв сердца (в 32 года, ага). Психотропные препараты. «Рублевский след»: у меня есть серьезные основания полагать, что перед тем как умереть, Бриттани прилетала в Москву на вечеринку к некоему тщеславному банкиру. И что-то мне подсказывает, что догонялась девушка на Рублевке отнюдь не шампусиком. Но пусть со всем этим разберется следствие. Мне же после того, как я перелопатила все материалы о Бриттани, ясно: узор этой трагедии перекликается с историей другой голливудской гибели. Синдром Мэрилин Монро – так называют драму женской нелюбви к себе американские психиатры. Не просто красавицы Мэрилин Монро, самая сексапильная звезда Голливуда, глядя в зеркало, неизменно видела там уродливую неудачницу. Ее самооценка с детства была травмирована. И нелюбовь к себе выжигала ее изнутри. Она злоупотребляла снотворным, ее мужья дурно к ней относились, а долго и терпеливо любящего ее человека она отвергла сама. В 36 лет она умерла от передозировки. Это душевное расстройство получило название «синдром Мэрилин Монро». Бриттани Мерфи была особой более деятельной и делала все, чтобы превратить свою внутреннюю дурнушку в миссис совершенство. «Многие проблемы Бриттани были связаны с низкой самооценкой, – говорит приятель актрисы. – Она просто сдвинулась на мейк-апе, постоянно отбеливала зубы и перекрашивала волосы. Стремясь стать не просто стройной, а суперстройной, она ничего не ела, только пила». «Голливуд разбил ее сердце!» – воскликнул муж актрисы Саймон Моньяк. Как легко было бы обвинить во всем этом Голливуд и его стандарты красоты! Но, увы, глубокое неприятие себя и, как следствие, постоянный «улучшайзинг» – зараза отнюдь не голливудского происхождения. Более того, часто именно синдром Мэрилин Монро приводит в Голливуд актеров категории «В» – средне одаренных, приятной, но средненькой внешности. Твердых показаний для успеха в шоу-бизнесе у них нет, но страстное желание внимания и упорная борьба за место под софитом делает их востребованными. Часто именно недолюбленные люди болезненно стремятся к славе. Ведь знаменитых всегда любят больше. И знаменитым всегда больше уделяют внимания. Семейка Мерфи Корни смертельной болезни уходят глубоко в детство. Синдрому ММ обычно особенно подвержены девочки из «дисфункциональных» семей. Маленькую Мэрилин при живых родителях сдали в детский приют. Семья Бриттани не была откровенно ужасной. Но черти, похоже, в этом омуте водились еще те. «Эта смерть в предрождественские дни потрясла всех и в особенности семью актрисы, состоящую из матери и мужа Саймона Моньяка», – писали американские газеты. Про отца, заметьте, ни слова. Но через месяц после трагедии, когда убитый горем муж раздал кучу интервью, на сцену вышел папа (как выяснилось, бывший гангстер) Анджело Бертолотти. И сразу, что называется, отжег. «Шэрон Мерфи и Анджело Бертолотти сказали, что исключают передозировку наркотическими или лекарственными препаратами, поскольку Бриттани (внимание на экран!) «просто не могла позволить себе подобную роскошь». Если учесть «профессию» папы и гонорары самой Бриттани, то звучит это просто издевательски. Кстати, в списках гостей на похоронах дочери отец не числился. Что и подтвердил: «Я бы все равно не смог прийти. Хочу запомнить мою дочь живой и жизнерадостной». Причина, конечно, веская, но семью, в которой отца не зовут на похороны дочери, назвать здоровой трудно. Похороны Британи Мерфи Неуважение к себе, нелюбовь – часть смертоносного синдрома Мэрилин Монро, и этим можно объяснить сожительство Бриттани с крайне неприятным типом с говорящей фамилией Моньяк. Интернет облетели кадры Саймона с колы-хающимся пузом. Конечно, дело не в пузе – есть у Моньяка и приличные снимки. Но даже на них одутловатый тип вызывает сексуальный протест. Говорят, что Бриттани вышла замуж за этого Моньяка очень скоропалительно. Вроде бы у него заканчивалась американская виза, а в Великобританию он ехать не хотел – из-за проблем с законом (ему приписывали какие-то финансовые махинации). Друзья актрисы утверждают, что он ею манипулировал, что в последнее время они жили отчужденно. В общем, личность он, судя по отзывам, сомнительная. Бриттани с мужем Лекарство против страха После трагедии все эти персонажи на время объединились и остервенело напирали на версию больного сердца: инфаркт, пролапс, уродилась хворой. «У Бриттани был дефект клапана сердца, – передает The Associated Press слова папы-гангстера. – Врачи говорили, что это никак не влияет на здоровье, но она всегда боялась умереть молодой». Диагноз пролапс створок митрального клапана у Бриттани действительно был. Но штука это очень распространенная и совсем не страшная. Есть, кстати, этот пролапс и у меня. У нас, владельцев слабенького клапана, бывает учащенное сердцебиение с «перебоями», которые часто возни-кают при волнении и физической нагрузке. Это хороший повод откосить от физкультуры в школе. Но если честно, это не совсем болезнь. Как написано в энциклопедии, «врач-кардиолог обычно совмещает фармакотерапию (успокоительное) с разъяснительной психотерапией, направленной на выработку адекватного отношения к состоянию и лечению». То есть уговаривают не волноваться и не накручивать себя. Это косвенно подтверждает и муж Бриттани: «Врачи успокаивали ее и говорили, что если вести нормальную жизнь, то это пустяки». И тем не менее дом актрисы был похож на аптечный склад. Среди таблеток были топамакс (противоэпилептическое), флуоксетин (антидепрессант), клонопин и ативам (транквилизаторы), карбамазепин (противоэпилептическое и транквилизатор), викопрофен и гидрокодон (сильные болеутоляющие группы опиатов). Возбуждающие. Успокаивающие. Стимулирующие. Оздоровительные. Без таблеток она не могла ни ванну принять, ни на свидание пойти, ни спать, ни бодрствовать. Возбуждала себя, потом тормозила себя, потом от тоски заедала все это антидепрессантами. Семья говорит, что викопрофен она принимала от болезненных месячных. Но мне кажется, месячные тут ни при чем. Мои знакомые, делавшие в Лос-Анджелесе пластику, вспоминают: викопрофен дает легкость в мыслях необыкновенную, и все вокруг кажется ужасно милым и смешным. Зачем девушка заедает успокаивающие возбуждающими? Вот что пишут об этом авторы книги «Синдром Мэрилин Монро»: «Если девушка, пораженная синдромом, волнуется – то на грани потери сознания. Если возбуждена – то едва способна контролировать себя». Все это регулируется таблетками. Потом доза растет. Так формируется зависимость. А вот вам одна цитата: «Я могу гордиться собой. Вчера я приняла всего четыре таблетки снотворного». Нет, это сказала не Бриттани. Это Мэрилин. Вся семейка Бриттани отмазывает покойную. Но делает это нелепо, не в лад, невпопад. Каждый заявляет, что «колеса» – его. Первым подсуетился муж. Потом оказалось, на упаковках лекарств значится имя мамы. Через месяц всплыл отец – мои, говорит, они были, мои. Родные были ее сообщниками по фармацевтической зависимости и теперь скрывают улики, говорящие о ее серьезном душевном расстройстве. С такими родными и врагов не надо. Белый след Употребляла ли она только медицинские препараты или и наркотики тоже – этим вопросом занимаются следователи. (По факту гибели Бриттани открыли уголовное дело.) Но источники уверяют: в последние годы с Мерфи было сложно работать. Она была рассредоточена, не могла повторить одну реплику дважды. Налицо были все признаки зависимости. Она отрицала: «Все утверждают, что я употребляю наркотики, но это неправда». У меня есть сведения, что буквально за день до ее скоропостижной смерти Бриттани Мерфи присутствовала на вечеринке нашего банкира Игоря Десятникова. Игорь жил в Голливуде (продюсировал фильм). Они могли быть знакомы. Как только я копнула глубже и озвучила про «фуршетный стол, застеленный белым», болото вспучилось. Суд, опровержение, требование провести проверку по факту клеветы – никто из знакомых Десятникова не ел из его рук наркотики, и сам господин банкир впервые слышит это слово! Но как бы то ни было, вряд ли Мерфи впервые попробовала ЭТО на рублевской даче. И умерла она – настаиваю – не от передоза кокаина, а от недостатка любви к себе. Это была последовательная работа по разрушению себя, и проект можно считать осуществленным. Сестры по синдрому «Что я такое? На что я способна? Я – пустое место. Пустое место, и ничего больше. У меня в душе пустота!» – писала Мэрилин Монро в своем дневнике. Подписаться под этим могла бы и Мерфи. И не одна она. На русской почве это заболевание – бурная не-любовь к себе – цветет так же пышно, как и на американской. Нечто похожее происходило со знаменитой актрисой Валентиной Серовой. Ее мать, Клавдия Половикова, тоже актриса, отвергала свою дочь и ревновала к ее успеху. Личная жизнь Серовой была ужасна. Она так и не смогла полюбить любящего ее Константина Симонова и отвергала его, пока он не устал «на всю жизнь вперед». Эта нежная женщина, любимица всей страны, последовательно разрушала свою жизнь. И успешно разрушила. Распознать синдром Мэрилин Монро в себе в сущности несложно. Если вам не нравится собственная внешность и ваше хобби – бесконечные пластические операции, это повод задуматься. Если вы пьете кучу лекарств по поводу и без, если хроническая несчастная любовь – ваш бич, если ваши друзья (а дружить вы как раз умеете, вы для всех – лучший друг) с болью в сердце смотрят на вашего «очередного», если вы обожаете быть нужной и одержимы «спасательством», то очень вероятно, что вы поражены этим синдромом. Ну и что делать? Дорогие, я не шучу: бежать к психотерапевту. Читать книги: ту же «Синдром Мэрилин Монро» (Элизабет Макавой, Сьюзен Израэльсон), «Женщины, которые любят слишком сильно» (Робин Норвуд) и «Отношения любви, норма и патология» (Отто Кернберг). Все это написано довольно тяжелым профессиональным языком, но для пытливых умов в самый раз. Из русских авторов рекомендую Валентину Москаленко и ее книгу «Когда любви слишком много». В этих книгах есть и упражнения для самостоятельных занятий. Вся литература, посвященная зависимостям (а любовная зависимость имеет те же корни, что и наркотическая, и фармакологическая), говорит о том, что в целом это синдром страшный и лечится долго, но все-таки лечится. Если вовремя осознать и заниматься им, конечно. Здесь, как у алкоголиков, нет выздоровевших, есть выздоравливающие. Источник — журнал Sex and the city (март 2010 года)

Многочисленные поклонники звезды романтической комедии «Молодожены» Бриттани Мерфи вспоминают 20 декабря 2009 года как страшный сон. В тот день на главных страницах мировых СМИ появилась трагическая новость: на 33-м году жизни актриса внезапно скончалась. Первые сообщения журналистов были довольно сумбурными, ведь никто толком не понимал, что могло произойти с молодой и цветущей звездой Голливуда.
В прессе писали, что девушка потеряла сознание, когда принимала душ в своем лос-анджелесском доме: у нее возникли проблемы с дыханием, а впоследствии случился сердечный приступ. Мать и супруг Бриттани вызвали скорую помощь, но было уже слишком поздно — она умерла в медицинском центре Сидарс-Синай.

Через пару месяцев после трагедии в распоряжении журналистов оказались результаты судебно-медицинской экспертизы. По официальным данным, Бриттани скончалась из-за запущенных форм пневмонии и анемии, которые усугубились интоксикацией организма медикаментами.

Позже родные Мерфи признались, что она жаловалась на простудные симптомы, но достаточно серьезными для обращения в больницу их не считала. С плохим самочувствием девушка якобы боролась с помощью выписанных ей ранее лекарств, а там был полный набор: и антибиотики, и нейролептики, и антидепрессанты, и сильнейшие обезболивающие.
В полиции в этой трагедии не обнаружили ничего подозрительного — стражи порядка сошлись во мнении, что актриса ушла из жизни случайно и по естественным причинам. Коллеги и приятели актрисы в это сразу не поверили и начали делиться с СМИ своими версиями. Одни говорили, что Мерфи тайно принимала наркотики, другие твердили, что ее сгубили проблемы с психикой и анорексия, третьи же считали, что от нее хотел избавиться ее же собственный муж, британский сценарист Саймон Монджек. Последний, к слову, ушел из жизни через полгода после кончины жены, причем по тем же причинам, что еще больше всех запутало.
В итоге дело, которое полиция практически сразу же закрыла за неимением криминального следа, до сих пор остается нераскрытым. Восемь лет спустя после таинственной гибели бывшей пассии Эштона Катчера мы вспоминаем основные версии случившегося и странные события, которые последовали за трагедией.

Она могла бы жить

Официальная причина смерти Бриттани Мерфи была объявлена только в феврале 2010 года. Ассистент судмедэксперта лос-анджелесской полиции Эд Уинтер заявил журналистам, что в крови актрисы не было обнаружено запрещенных препаратов и ее погубило воспаление легких — следов преступления в этом случае полиция не выявила. Тем не менее в органах заявили, что на ослабленный иммунитет кинозвезды негативным образом могли повлиять сильнодействующие препараты, которые ей выписали по рецепту.
Кроме того, мистер Уинтер сообщил, что у Мерфи были все шансы выжить, если бы она обратилась в больницу хотя бы на 24 часа раньше.

«Ее гибель можно было бы предотвратить. Мне сообщили, что она планировала посетить врача, но, к сожалению, не успела. Поскольку у нее была анемия и она принимала лекарства, в ее случае требовалось амбулаторное лечение пневмонии», — прокомментировал ситуацию эксперт.

Любопытно, что супруг Бриттани, британский продюсер и сценарист Саймон Монджек, выдавал совсем другую версию. По словам мужчины, его избранница была у доктора незадолго до безвременной кончины. «Я заботился о жене. Она принимала антибиотики и лекарство от кашля, а также соблюдала постельный режим», — говорил Саймон в интервью американскому журналу People.
Однако позже следователи сообщили, что врача миссис Мерфи посещала давно и своими силами явно лечилась не от того. Тогда-то друзья покойной актрисы начали буквально упрашивать полицейских допросить ее супруга. Впрочем, официально в подозреваемых Монджек никогда не числился. «Смерть Бриттани Мерфи была признана несчастным случаем. Никто не будет нести уголовную ответственность за это», — комментировал Эд Уинтер.

Муж с темным прошлым

Близкие друзья Бриттани Мерфи, мягко говоря, недолюбливали ее супруга. Приятели уговаривали актрису не торопиться с замужеством. Но хрупкая блондинка никого не хотела слушать. Бриттани очень боялась одиночества и часто вспоминала о поражениях на любовном фронте — болезненном расставании с Эштоном Катчером и двух разорванных помолвках — с менеджером по поиску талантов Джеффом Куотинцем и помощником оператора Джо Макальюсо.
Проворный британский сценарист тут же окружил миниатюрную девушку заботой, которой ей так не хватало. Мерфи быстро сдалась: всего через четыре месяца после начала романа она стала женой Монджека. Ослепленная любовью звезда «Восьмой мили» закрывала глаза на все недостатки избранника и совсем не думала о том, какой была его жизнь в прошлом.

Спустя более десяти лет неожиданная смерть актрисы Бриттани Мерфи, ушедшей из жизни в 32 года, стала темой документального фильма телеканала Investigation Discovery. Артистки, наиболее известной по ролям в фильмах «Бестолковые», «Прерванная жизнь», «Не говори ни слова», «Восьмая миля», «Молодожены» и «Город грехов», не стало 20 декабря 2009 года. Официальной причиной смерти звезды Голливуда тогда была названа пневмония со вторичными факторами в виде железодефицитной анемии и передозировки лекарственных препаратов. Всего через несколько месяцев после кончины Мерфи в их доме мертвым был найден ее вдовец — продюсер и сценарист Саймон Монджек. Официальное заключение по кинематографисту было идентичным — острая пневмония, тяжелая анемия и передозировка лекарств.

Реклама

Одним из героев нового документального фильма о Мерфи стал ее отец Анджело Бертолотти, скончавшийся незадолго до премьеры. Ранее мужчина уже неоднократно критиковал версию властей касательно смерти его дочери. Также в ленте принял участие судмедэксперт Сирил Вехт, который был привлечен Бертолотти для собственного расследования.

«Он был очень настойчив в желании узнать, что случилось с его дочерью, — признался Вехт. — Дело даже дошло до того, что мы заговорили об эксгумации. Но, к сожалению, у нас не было возможности произвести ее законно, ведь не было никакого уголовного расследования случившегося».

По словам судмедэксперта, раскрыть реальные причины трагедии хотелось и ему самому, так как он был «озадачен» внезапной кончиной Мерфи.

«Меня смущало, что она была молодой женщиной — всего 32 года, — пояснил один из героев фильма. — Как у нее могла развиться настолько запущенная пневмония? И как мог случиться настолько невероятный дефицит железа? Что делали ее мать и муж? Почему она не получила должной медицинской помощи? Я был озадачен этим. Ведь у нее были деньги, чтобы обратиться ко врачу. Плюс рецепты на сильные опиаты. Мне это казалось странным».

Еще большие сомнения официальное заключение стало вызывать после того, как лабораторный отчет, заказанный отцом Мерфи, показал наличие десяти потенциально токсичных тяжелых металлов в ее волосах. В связи с этим он предположил, что актриса умерла не от естественных причин, но была убита.

В свою очередь ассистент главы коронерской службы округа Лос-Анджелес Эд Уинтер (именно он в 2010-м огласил официальную версию инцидента), еще один герой документального фильма, комментируя результаты независимого лабораторного теста, объяснил обнаружение металлов покраской волос. «Она не была отравлена, Мерфи умерла от приема безрецептурных лекарств, пневмонии и анемии», — отрезал коронер.

Однако Вехт считает, что факт обнаружения тяжелых металлов в любом случае необходимо проверить: «Да, они не вызывают воспаления легких, но могут привести к проблемам. И где вы возьмете сразу десять тяжелых металлов? Почему их было сразу десять, а не один или два? Кроме того, требуется время, чтобы накопить в волосах тяжелые металлы. Это не может произойти за раз».

Кончина Мерфи вызвала подозрения у ее отца и некоторых поклонников еще и по той причине, что менее чем через полгода ушел из жизни 40-летний супруг артистки, который, по мнению властей, также стал жертвой пневмонии и передозировки лекарств.

«У них были одинаковые причины смерти, — цитирует Уинтера FoxNews. — Думаю, что это можно было предотвратить. Проблема в том, что у Саймона был доступ к многочисленным препаратам — и у него были некоторые проблемы с лекарствами, выдающимися по рецептам. Бриттани была больна, однако ее супруг и мать не повели девушку к врачу, вместо этого они пичкали ее лекарственными препаратами».

В качестве одной из возможных причин трагедии в СМИ называлось заражение их дома грибком. В коронерской службе Лос-Анджелеса, впрочем, данную версию всячески опровергали, подчеркивая, что она является бездоказательной. Вместе с тем результаты соответствующей экспертизы дома никогда не публиковались.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *