Правительство Казахстана, столкнувшегося с ростом заболеваемости коронавирусом, рассматривает вопрос о возврате жестких карантинных мер. Пока ограничения будут введены на выходные. Вновь, как и в начале эпидемии, закроют для посещения общественные места, приостановят деятельность торговых центров, сетевых магазинов и крытых рынков, ограничат выход на улицу гражданам в возрасте старше 65 лет. Разговоры о том, что карантин был снят преждевременно, усилились на фоне роста заболеваемости среди людей в высших эшелонах власти. 18 июня стало известно, что число высокопоставленных чиновников и политиков, заразившихся коронавирусом, пополнил первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

О том, что 79-летний Нурсултан Назарбаев заразился коронавирусом и находится на самоизоляции, сообщили в его пресс-службе и добавили, что «повода для беспокойства нет. Нурсултан Назарбаев продолжает работать дистанционно». Нынешний президент Касым-Жомарт Токаев выразил поддержку своему предшественнику, отметив: «Он сильный духом человек, вся его жизнь — преодоление, поэтому уверен, что и это испытание он успешно преодолеет».

Сам президент Токаев, по данным его пресс-службы, здоров и каждый день проходит тестирование на COVID-19. Но список больных пополнил уже целый ряд высокопоставленных чиновников. Так, в четверг о своей болезни объявил вице-премьер Ералы Тугжанов, курирующий социальный блок. До этого коронавирусом заразились министр здравоохранения Елжан Биртанов, спикер нижней палаты Нурлан Нигматулин, пресс-секретарь действующего президента Берик Уали, депутат Бекболат Тлеухан.

Напомним, что власти Казахстана еще 16 марта, едва ли не первыми на постсоветском пространстве, ввели режим ЧП, в рамках которого постепенно ужесточали карантинные меры. 28 марта в Нур-Султане и Алматы вступил в силу полный карантин, предусматривавший ограничение передвижения граждан, а также приостановку работы предприятий сферы услуг и госучреждений. В мае режим стал постепенно смягчаться — сначала для ряда отраслей, в частности строительной, а с 16 мая и для граждан. В результате режим ЧП был отменен, а регулирование карантинных мер было отдано на усмотрение регионов.

Карантин не слишком сильно ударил по экономике Казахстана.

По данным Министерства национальной экономики, ключевые отрасли — энергетика, нефтегазовая промышленность, металлургия, машиностроение, связь — по итогам пяти месяцев демонстрируют рост по отношению к тому же периоду 2019 года. Спад наблюдается лишь в транспортной сфере, а также в сферах услуг и торговли. Между тем, по данным Министерства социальной защиты Казахстана, за государственной поддержкой в размере 42,5 тыс. тенге (около $100) для граждан, утративших или временно утративших работу, обратились около 4 млн человек, половина трудоспособного населения страны.

Что касается медицинской статистики по COVID-19, то в стране выявлено более 15,8 тыс. заболевших, 9,9 тыс. из них выздоровели. Число летальных случаев достигло сотни.

Хотя с момента снятия жестких карантинных мер не было резких всплесков заболеваемости по стране (колебания были в пределах 2–3%), в регионах ситуация развивалась по-разному.

В конце минувшей и начале нынешней недели о возврате ряда ограничений объявили, в частности, в Акмолинской и Костанайской областях, а также в городе Темиртау. Параллельно с этим о критической ситуации заявили главные санитарные врачи Нур-Султана и Алматы. «За две недели начиная с 3 июня число регистрируемых случаев заболеваемости коронавирусной инфекцией в городе удвоилось. Наполняемость коек в инфекционных стационарах возросла до 95%. Если в марте заболеваемость формировалась за счет завозных случаев, а в апреле за счет того, что мы резко усилили охват диагностики населения и работали по уязвимым группам населения, то в июне отмечается рост заболеваемости за счет самообращения граждан и формирования очагов в организациях»,— сообщил в четверг главный санитарный врач Алматы Жандарбек Бекшин. «Если с начала текущего года в день в среднем поступало пять пациентов с пневмонией, то начиная с июня ежедневно в среднем поступает 500 человек, причем каждый второй с вирусной пневмонией, из них 90 — поступают в среднетяжелом и тяжелом состоянии»,— подтвердила негативную тенденцию глава столичного департамента здравоохранения Сауле Кисикова.

Фото: Pavel Mikheyev, Reuters

На этом фоне межведомственная комиссия по недопущению распространения коронавирусной инфекции на территории Казахстана приняла решение ввести дополнительные ограничения на ближайшие выходные, 20–21 июня. В городах Нур-Султан, Алматы, Караганда, Шымкент, Павлодар и Экибастуз будет приостановлена деятельность ТРЦ, сетевых магазинов, крытых рынков. Кафе и рестораны, лишь недавно открывшиеся после перерыва, смогут обслуживать людей лишь «на открытом воздухе с сохранением социального дистанцирования». Будет ограничена работа общественного транспорта, закроются парки, скверы, набережные, пляжи, аквапарки. Ограничат выход на улицу гражданам в возрасте старше 65 лет. Меры примут и в населенных пунктах меньшего размера (с населением свыше 50 тыс. человек), но они будут менее жесткими: пока лишь закроют для посещения общественные места и ограничат передвижение старшего поколения.

«Первая фаза борьбы с вирусом, когда вводили карантин, была вполне разумной и правильной. В Казахстане приняли меры, базируясь на опыте других стран и рекомендации Всемирной организации здравоохранения. Но через какое-то время все начало превращаться в фарс. Власть пытается влиять на людей, ограничивать и пугать их, но у нее нет возможности проконтролировать выполнение своих требований. Правила установлены, а население их массово нарушает. Люди приучаются к формату: мы все равно будем делать так, и вы нам ничего не сделаете»,— отметил в разговоре с “Ъ” экс-советник главы Нацбанка Казахстана экономист Айдархан Кусаинов. В результате, по его словам, «и в экономике все хуже и хуже, и с благосостоянием граждан ситуация близка к плачевной, и уважение к решениям власти отсутствует, что отражается на ее авторитете».

«Карантин помог отложить вспышку, но не избежать ее. Сейчас вторая (или, скорее, даже первая) волна заражения продолжается, и это связано в том числе с ослаблением карантинных мер и отсутствием тестирования населения»,— рассказал “Ъ” глава исследовательского центра «Талап» Рахим Ошакбаев.

Он считает, что «исходя из здравого смысла, карантин нужно было дополнить выполнением рекомендации Всемирной организации здравоохранения по проведению массового тестирования». «К сожалению, его нет, тесты платные и к тому же малодоступные. Всплесков (официальных случаев заболевания коронавирусом.— “Ъ”) нет, потому что нет массового тестирования»,— уверен Рахим Ошакбаев.

Ситуацию косвенно подтверждают и заявления Сауле Кисиковой. «Идет очень большая нагрузка на лабораторную службу, поэтому сдавать тесты нужно только тем, у кого имеются симптомы, и тем, кто близко контактировал с зараженными. Всем остальным сдавать не нужно во избежание нехватки тестов и для оперативной обработки результатов»,— отметила глава департамента здравоохранения Нур-Султана.

Санитарно-эпидемиологическая обстановка в Казахстане и дальнейшие меры по борьбе с эпидемией будут обсуждаться на заседании правительства, которое запланировано на пятницу.

Александр Константинов, Нур-Султан

Мой первый минет
Когда-то я была молодая и было мне 17 лет. И как любая девушка, я тогда
мечтала о прынце, который появится и заберет меня в… Не помню, куда я
хотела чтобы меня забрали, но дело не в этом. Прынц появился из-за угла
магазина на вишневой девятке. И поравнявшись со мной предложил апельсин.
Апельсин я конечно же взяла… Принц, дал по газам и уехал… Я шла и
думала: вот на хрена я взяла этот дурацкий апельсин, ведь мужчина
подумал что я жадная и корыстная… Но не успела я засунуть апельсин себе
в рот, как сзади остановилась все та же вишневая девятка из нее вышел
(как мне тогда показалось) старый мужик и предложил яблоко. То что это
чмо станет моим мужем, я даже представить себе не могла ибо мечтала я
тогда… Ну вообщем вы помните!
Да, дело вообще не в этом! написать то я хотела про минет! так вот к
нему сразу и перейдем, опустив конфетно-цветочный период! Вообщем после
долгих хождений по центральной улице, мой будущий супруг, под предлогом
“Пойдем, поднимемся ко мне домой, я тебе фотографии армейские покажу! ”
Привел меня в свои хоромы. Где кроме огромной двуспальной кровати,
телевизора и стула, ничего больше не было. Так как была зима и было
очень холодно, на просмотр фотографий я согласилась достаточно быстро и
восседая на стуле в центре комнаты, слушала интересные рассказы о
животных службе в армии. Потом мне предложили устроится поудобнее на
кровати… К концу второй недели просмотра фотографий я разрешила снять с
себя шубу. Еще через неделю он показал мне как целуются настоящие
мужчины! то лизание в подъезде, которое я принимала за поцелуи, не шло
ни в какое сравнение с тем, что мне продемонстрировал мой будущий
супруг. Рот болел потом 2 дня. Но мне понравилось и стала приходить
смотреть фотографии почти каждый день. Еще через неделю мы приняли
горизонтальное положение. Через дня два, с меня была снята кофточка. И я
смотрела фотографии с обнаженной грудью. Потом со мной имитировали
половой акт? как потом выяснилось это был петинг…причем я всегда думала
что Петинг, это фамилия))) Вообщем через какое-то время оборона была
пробита и я уже “смотрела фотографии” полностью обнаженной! Так как я
была девственницей, то ноги я держала крепко сдвинутыми и малейшие
попытки их раздвинуть кончались тем, что я оскорбленно одевалась и
убегала домой с мыслями: “Все мужчины казлы и нужно им только одно!!! ”
Вообщем мой будущий супруг перестал мне звонить. Из доступных источников
я узнала что “Замучился он со мной возиться и сил его больше никаких
нет…природа требует свое!!! ” Вообщем переборов свою гордость и
пересмотрев все имеющиеся в наличии у родителей порно кассеты…я решила
отдаться))) в торжественной обстановке. Когда мой будущий супруг мне
все-таки позвонил и уже не выделывалась, а без лишних слов разделась и
легла))) Ну началось поглаживание, обнимание, целование, пришел друг
Петинг и все такое. Вообщем в порыве страсти мне в руку вложили что-то
твердое и теплое. Я как-то сразу поняла, что это именно и есть хуй и что
он таких размеров (как мне тогда казалось) что он продырявит меня на
сквозь… Сказать что я зассала? Это не сказать ничего… Вообщем собрав всю
свою волю в кулак))) я решила сделать так, как делают пышногрудые
блондинки по телевизору. Я решила сделать ему минет. Я делала все, как
видела в кино: лизала, сосала, покусывала, трогала и гладила языком
яички.. крутила языком, водила по губам.. Вообщем все, на что мой
девственный организм мог пойти! Короче будущий супруг кончил. Когда
кончал, держал меня за волосы и сильнее насаживал мой рот на свой член,
вообщем получилась классика жанра, с полным проглатыванием))))
И знаете что после всего этого!!! мне сказал мой будущий супруг?
— Так ты что, не девственница?
— Почему? удивилась я.
— Да просто так минет девственницы не делают!!! Ты так профессионально
взяла в рот, что можешь мне даже не врать, что видишь член в первый раз
в своей жизни…
… Вообщем мне не верят до сих пор))) прошло уже почти 10 лет, а муж до
сих вспоминая это, постоянно спрашивает: “Вероника, ну девственницей ты
была, но наверняка минет уже кому-то делала? ”
Вот такой он.. первый минет))) Мой первый минет)))
Фашыстский Мюллер – ®

Ни для кого не является секретом, что тётки в погоне за «взамужеством» тратят на себя кучу денег, времени и средств. Что бы выглядеть хорошо, чтобы быть востребованной мужиками, чтобы выглядеть сексуально, чтоб все мужчины на улице сворачивали головы пускали слюну. И в штаны тоже. Любая женщина привыкшая к тому что ее хотели, почувствует себя не в своей тарелке, когда лишится этого приятного бонуса- мужских взглядов.
Но как только тётка удостоила сама себя этого высшего в нашей стране статуса «замужняя женщино», или как они пишут в инсте «щасливаяженаимама», существо, которое совсем недавно еще было привлекательной и вполне себе сексуальной девушкой, которую прям на улице хотелось затащить куда нибудь в приличествующее случаю место, задрать ей юбку, платье, или содрать шортики, так мило и слегка прикрывающие ее упругий зад и вставить ей во все места желательно не один раз… Так вот как только эта веселая девушка превращается в замужнюю женщину, то все, вся ее сексуальность, желанность исчезает куда то в голубые дали.
И знаете ли, в большинстве случаев, она возможно и рада бы выглядеть сексуально и дальше. Потому что привычка. Потому что красивой девушке и женщине нравится и жизненно необходимо выглядеть так , что охреневшие мужчины сворачивали бы на улице головы, глядя на нее. Но с этого момента, в ее личную сексуальность вмешивается ее личный монстр, упырь-собственник, который живет каждом советском и постсовдеповском мужике.
И этот этот упырь в большинстве случаев-ее муж.
Вы знаете сколько комплексов живет с самого раннего юношеского возраста в вашем муже, юноше, подрастающем и делающем выбор в пользу той или иной девушки ?

И формирует, вернее принимает огромное участие в его восприятии замужней женщины именно то, как выглядела его мать. Которая сама обычно выглядит не как женщина, а как загнанная лошадь, или серая офисная крыса, с перманентом на голове и «скромно» одетая на выход. Потому что такой же собственник-отец, был ворчливым «таможенником» ее прохода через границу, отделяющую его жену от внешнего мира.
«Ты куда это собралась в такой юбке?»-говорит своей жене сидя на диване, выглядящий как мешок с говном и салом, ее собственный муж уже много лет спустя, согласно своим представлениям о том как должна выглядеть замужняя женщина.
«У тебя чо, кто то есть штоле ?» недовольно ворчит еще один пожеваный пельмень, видя как жена надевает работу слишком сексуальные по его замшелому мнению трусики.
И поверьте, эти не совсем вменяемые собственники, реально закопают сексуальность своей жены в большую, широкую яму с говном своего понимания внешнего вида замужней женщины исвоих, впитанных в кровь с молоком матери, мужских комплексов .
Ну а половая жизнь мужа с женой, в их извращенном понимании мира, естественно должна отличаться от половой жизни вообще с любой другой девушкой.
Потому что жена у него, она «не такая» https://naglecc.livejournal.com/311167.html , все должно быть пусть и немного, но по патриархальному укладу.
Я уж не говорю как такие воспитывают своих дочерей, готовя их для такого же ущербного упыря.
Как то собрались в сауну большой толпой, не помню, что то отмечали, хз. Вот уже подпив, один такой вот правильный и наверно считающий себя знатоком и мерилом видимо всего на свете, не зная меня, посмеиваясь спросил:
-Слуушай, а что ты везде бритый, ну прям как баба?
а это ж мне ккак прям свежей кровушки вампиру…
-Понимаешь ли , Гриша(или Вася,не помню ка его там) когда моя девушка берет у меня в рот, ей гораздо приятнее делать мне минет, что бы волосы потом вместе со спермой не отплевывать и не размазывать по лицу. Я очень хорошо отношусь к своей девушке, поэтому стараюсь, чтоб ей было комфортно в таких тонких вещах. Вот ты когда даешь своей жене в рот, ты о ней не думаешь.
-Да мы вообще с женой этим не занимаемся! Сравнил ,то девушка, а то жена, она потом моих детей целует,-с гордостью сообщил он.
На что я заржал как конь, а толпа, зная уже меня, затихла, внимательно слушая и ожидая, чем закончится разговор.
-Видишь ли, Гриша, я конечно охреневаю, что у тебя оказывается жена зубы не чистит вообще после минета, или просто вообще. Чтоб не запачкать детей…бгг. И могу тебе сказать, что такие вот ограничения в сексе, обычно приводят к тому, что твоей жене возможно в рот дает кто то дугой!
Что там началось…мужичонка как взъерошенный воробей кинулся в драку, кипя своим праведным гневом, как же -я оскорбил по его мнению его жену и его, разваливающеюся семью. Потому что я лично знал уже на тот момент, кто его жене дает в рот, а возможно трахает в жопу. Но дома она ведет себя как паинька .Пришлось парня успокоить и потом уже, распивая с ним бутылочку, довести его до высшей степени истерики, глядя как он потирает отшибленную голову, прочитать ему лекцию о «не таких» и о «женах -священных коровах».
Вообщем довел парня, в следствии чего тот не выдержал, оделся и убежал домой.
Видимо жену пИстить…или давать ей наконец то в рот…не знаю.
Люблю это дело-усугублять глубоко забитые, мерзопакостные мужские комплексы. Самое главное -вот скажи такому ,что у него комплекс, оно никогда в этом не сознается, потому что думает, что их у него нет.
Что еще можно в заключении сказать. То же самое, что и женщина, если она периодически не берет у мужа в рот и не подставляет жопу, то это обязательно за нее сделает какая то другая женщина.
То же самое, мальчики, парни, мужчины, мужики -если вы с женой не занимаетесь оральными и анальным сексом, конечно же по обоюдному согласию, то вполне вероятно, она или уже, или в очень скором будущем, будет заниматься этим с кем то другим.
Как только вы своими дремучими комплексами доведете ситуацию в семье до той стадии, что ее сердце вновь будет «открыто для стрелы». Потому что никто с вами так не раскроется в постели, кроме как ваша жена, сделавшая осознанный выбор, или ошибку, решив всю свою половую жизнь посвятить исключительно вам.
И только не надо мне говорить, что такого уже сейчас нет, что времена не те, девки мне очень много рассказывают. Да и ваши жены -тоже. Процентов 90 женщин в моей жизни было как раз замужем.
Все эти ваши комплексы в семьях в той, или иной степени присутствуют.
Уж я об этом довольно таки хорошо знаю.
Кстати, девки по вызову очень многое готовы рассказать под бутылочку и если не ведешь себя с ними как свинья.
В частности огромное количество мужиков с женой себе дома такого не позволят, а к проституткам выставляют претензию » Почему ты когда делаешь минет, не засовываешь мне пальчик в попку, не стимулируешь простату? «. Грешат этим обычно именно пожилые, воспитанные в совдепе дяденьки.
Ну и страпончиком побаловаться любят многие возрастные «порядочные мужья».
Девки вообще много чего рассказать могут.

Моя подруга, 28-летняя транссексуалка по имени Кира, только недавно стала женщиной – после того как провела три года в самых грязных и ужасных мужских тюрьмах.

Кира была рождена мальчиком в городке Хаялии, штат Флорида, это в паре часов езды от Майями. Её родители были иммигрантами из Колумбии, которые души не чаяли в своем чаде и изрядно избаловали – Кира была самой младшей среди пяти братьев и двух сестер. О странном поведении младшего сына они догадались достаточно рано: для обычного сорванца он слишком много времени уделял своей внешности, подолгу ухаживал за волосами, а когда психологи в детском саду спрашивали, к какому полу он себя относит, то мальчик не мог дать точного ответа. Словом, оборачиваться на крик «грязный педик» Кира привыкла ещё с детства – даже братья и сёстры сторонились её и распускали слухи, что Кира им не родня, а приёмыш. Когда Кире исполнилось восемь лет, врачи официально установили у неё гендерное расстройство личности, но всем было не до этого: её мать попала в тюрьму за торговлю кокаином, семья распалась, старшие дети разъехались, а Кира стала жить с отцом.

В 13 лет Кира уже твёрдо хотела поменять пол, ещё пару лет спустя она объявила о своём решении родителям – тем пришлось отнестись с пониманием и принять выбор дочери. Кира устроилась работать упаковщиком в бакалейной лавке, и к 20 годам ей удалось накопить достаточно, чтобы поехать в Нью-Йорк и сделать несколько гендерных операций. Она удалила лазером лишние волосы с тела, буквально за ночь её груди выросли до пятого размера – казалось бы, жизнь налаживалась.

В 2006-ом у отца Киры обнаружили тромбы в крови. Кира в тот момент собиралась переехать во Флориду, участвовать в Музыкальной конференции, потихоньку начинать самостоятельную жизнь, и, наконец, сделать последние операции по изменению пола — но все планы полетели к чертям. Несколько скучных месяцев она ухаживала за больным отцом, пока в один прекрасный день не получила телефонный звонок от друга, пригласившего погостить у него в Нью-Йорке. С этого звонка и началась эта история – история выживания транссексуала в мужской тюрьме, история об унижениях и насилии, о невыносимых условиях жизни и глубинах человеческой мерзости.

VICE: Как ты попала в Нью-Йорк и как начались твои злоключения?

Кира: Четыре года назад, присматривая за своим отцом, дома во Флориде, я потихоньку стала выть со скуки – там же абсолютно нечего делать, только на пляж ходить. И я очень обрадовалась, когда мне позвонил старый приятель, живший на Лонг-Айленде: несколько лет назад мы не лучшим образом расстались, но он хотел повидаться, и даже был готов оплатить мне билеты на самолёт – я ухватилась за этот шанс сбежать из Флориды и на следующий день уже была в аэропорту.

Сразу по прилёту в Нью-Йорк мы устроили настоящий нарко-фестиваль. Как только я села в машину к своему другу, мы стали курить кристаллы мета — кажется, даже ещё не выехав с парковки. Я была настроена серьёзно оторваться, и не собиралась терять ни минуты: я выкурила первую стекляшку в пятницу вечером и меня тащило до конца субботы. Я немножко приходила в себя только на афтепати – мы перемещались из клуба в клуб, из Asseteria в Green Room, и так далее… Наконец, я решила передохнуть и пришла в гости к своей подруге, но она даже не дала мне прилечь – мол, мои дети скоро придут, и тебе пора.

За всё это время не прилегла поспать?

Да какой там сон, я была так возбуждена! Я села за компьютер и стала искать, с кем бы в этом городе перепихнуться, и получила имейл от старого знакомого с вопросом, не в Нью-Йорке ли я случайно, и нет ли у меня наркоты. У меня на руках уже были «ешки», кристаллы, немножко крэка — и ещё по дороге я забежала к барыге и захватила ещё немного кокса и метамфетамина. Барыге было вроде по пути, он предложил отвезти меня к моему бывшему парню в Квинс, но я забыла его адрес, и мы договорились встретиться на районе — у блядского «Бургер Кинга».

Уже звучит подозрительно.

В общем, мы доехали до этого «Бургер Кинга» и приятель пошёл купить немного поесть. В это время как раз приехал мой бывший – я повалила его на капот мерседеса и чуть его прям там сразу не выебла. А у него, похоже, были отходняки, я побежала к машине забрать стафф. И тут, буквально из ниоткуда – хуяк! — кто-то сильно и резко приставил меня лицом к машине. Грубо так — я думала, что у меня сиськи лопнут. Я посмотрела на друга, который подвёз меня сюда – на выходе из «Бургер Кинга» его шмонали по полной. Я только успела крикнуть: «И какого же хуя тут происходит, а?»

То есть, тебя поймали с поличным?

Ну, вроде того. Полицейский подошёл ко мне, показал огромный лопатник денег и говорит: «Это твоё?». Я сказала, что нет. Он бросил их мне под ноги, на асфальт: «А теперь – твоё!». На мне были туфли на шпильках, топик, и пиздец какая маленькая мини-юбка – и во время обыска он решил потрогать меня там, где должна была быть киска. Но почувствовал бугорок и так смешно отпрянул, завизжал «Он педик! Педик!». Когда они поняли, что я не обычная девушка, они совсем озверели – даже выбили из рук бургер и растоптали его. А это, блядь, была моя единственная еда в ту неделю!

В полицейском участке копы тупили и не знали, что со мной делать. Они такие, типа – «Мы с таким никогда не сталкивались, и типа нам, конечно, всё равно, но… а покажи-ка, что у тебя там внизу?». Я была в шоке, что приходится всё это им на пальцах объяснять – что я ещё не прооперированный транссексуал, что да, блядь, у меня есть сиськи и хуй – и в общем, делайте-ка свою работу и не нарушайте мои права. В итоге, верхнюю половину моего тела обыскивала женщина-полицейский, а нижнюю – мужчина. Прикинь?

Мне дали государственного адвоката, и тот сказал мне, что можно обставить всё так, что всё это сфабриковано копами. Там на меня действительно понавесили всякого: я была готова признаться в хранении той понюшки кокса и кристаллов, но остальное было враньём: я не занималась проституцией, не давала в сети объявления, ничего, блядь, такого. Адвокат успокоил меня, дал на подпись какие-то документы – я даже не разобралась, чего там подписывала. А когда, наконец, пришёл судья, то он назначил залог 350 тысяч баксов. Вот тут у меня конкретно челюсть отпала. Ну и, ясен хуй, таких денег у меня никогда не было.

И тебя сразу отправили в тюрьму?

Сначала в «лодку» — так называется специальная зона на Рикерс Айленд. При попадании туда полагается пройти медобследование, по итогам которого доктор предложил мне пойти в камеру к гомосексуалистам, мол, там побезопаснее. Я согласилась, но когда меня привели в эту камеру, то обнаружила там полсотни страшных парней, вообще непохожих на гомиков. Оказалось, что планировку «лодки» поменяли месяц назад, и «голубую» камеру упразднили – а ёбаному доктору просто никто не сказал. К счастью, мне досталась очень мешковатая тюремная роба, размера XXXL — и удалось сразу не запалить груди. Но заключённые с первых минут поняли, что со мной не всё в порядке, сразу стали кричать «Пидор!», «Убирайся с моего места!», и всякое такое.

Я правильно понимаю, что фоном ко всему этому у тебя ещё был отходняк от метамфетамина?

О да, блядь – это было очень жёстко, но, в конце концов, мне удалось найти уголок, чтобы поспать. Следующие несколько дней были реально страшными — я так боялась пойти в общий душ, чтобы не засветить сиськи, что стала реально вонять как бомж и, наконец, на эту вонь обратил внимание один сокамерник. Я призналась ему, почему боюсь идти в общий душ, приоткрыла ему комбинезон — он врубился в чём дело гораздо быстрее копов и как-то устроил всё так, чтобы я могла ходить в душ, покуда остальные на дневной прогулке. Через некоторое время меня перевели в главное здание тюрьмы Рикерс Айленд.

Во второй день в тюрьме я смотрела телек в общем зале, ко мне подошел чёрный парень и сказал: «Ты занял моё место». Я просто не обратила на него внимания, а он стал кричать: «Ёбаный педрила! Ты что, не слышал меня?» — и тут что-то надломилось во мне… Я взяла стул и ударила его по башке, повалила на пол, стала бить… Чуть позже я поняла, что сделала большую ошибку, потому как тот парень был из «Кровавых» (Blood, «кровавые» — одно из главных объединений уличных банд чернокожих в Америке; последние 40 лет конкурируют с другим подобным объединением,Crips, “калеки” – прим.ред.).

«Кровавые» стали мстить тебе?

Мне сделали предупреждение: или я быстро собираюсь и сваливаю в другой отсек, или меня порешат при первом удобном случае. Я думаю, мне тогда очень повезло – если бы я не была трансом, меня бы пырнули на месте, и всё. А так я смогла подать прошение о переводе – и оказалась в блоке «Д», считающимся самым опасным в Рикерс Айленде.

Но там я не задержалась – по правилам тюрьмы, заключённый имеет право на перевод, когда чувствует угрозу своей жизни, а я в первый же день получила столько «чёрных меток», что вариантов на оставалось. В «Д» вообще не было латиносов – или «кровавые» или муслимы. Меня перевели в отсек рядом со столовой – там было не то чтобы намного безопаснее, но, скажем так, по-другому. В том блоке был один старый негр, которого заводили трансы — его все звали «сисечный бандит» — и он взял меня под крыло. Он меня не насиловал, нет – просто ему нравилось смотреть на мою задницу. В общем, я ему приглянулась – а поскольку он был весьма уважаем среди зэков, то он ввёл новое правило по тюрьме: только я могла пользоваться душем с 7-30, и никто не мог меня беспокоить. Кроме него, конечно – пока я принимала душ, он садился рядом и дрочил. Но вся хуйня в том, что он был одним из лидеров ячейки «Кровавых» в этой тюрьме – а я случайно проболталась одному колумбийскому парню про наши «водные процедуры», по тюрьме пошли слухи… В общем, через пару дней утром, когда я была в душе, «сисько-бандит» снова пришёл и стал гонять лысого – и он, блядь, так сосредоточился, что и не заметил, как его застукал другой член банды «Кровавых». Его низложили, он собрал манатки и перешёл в другой корпус.

А ты осталась?

Нет. На Рикерс Айленде есть правило, согласно которому, заключённый должен несколько раз переезжать, и после истории с тем извращенцем меня перевели в место, про которое говорили, что это настоящая преисподняя Рикерс Айленда – оно называется Бекон. Там собраны все самые отпетые насильники, безумцы, извращенцы, убийцы, маньяки – в общем, настоящий зоопарк. Там из клетки можно выйти только до душа, или чтобы взять еду в столовке, а чтобы сожрать её, надо возвращаться в клетку. Я была в отчаянии, потому что, казалось бы, в предыдущем месте было вполне комфортно – но вскоре охранник сказал, что мне нашли место получше. Я догадалась, что он говорил про зону, которой управляют «Калеки» (Crips), и там вроде должно было быть получше: «Крипы» ебут только своих, а если позарятся на чужака, то их переведут в отсек к «Кровавым», ну а там им пиздец.

У «Крипов» действительно оказалось относительно недурно: у меня была своя отдельная камера, и в окошко даже было видно кусочек Манхэттена. В камере даже был кондиционер, а летом это немаловажно. Получалось, что у меня такой пансион, пусть с решёткой на окнах, но зато с видом на реку – по сравнению с предыдущим местом это было действительно неплохо. В этой камере я впервые за долгие месяцы, наконец, смогла выспаться – а наутро охранник мне сказал, что в их отсеке есть ещё один постоялец вроде меня – в смысле, транс. Я встретила её скоро, за завтраком – она подошла ко мне со словами типа «О, нихуяшечки! Похоже среди нас, наконец, есть девушка, похожая на настоящую!». Её звали Венера, она была чернокожим трансом из Южной Каролины – она сидела уже 10 лет и, надо сказать, меня ободряло её присутствие – если уж она здесь была так долго и выжила, то и со мной не должно случиться ничего страшного.

Она была единственным трансом в тюрьме?

К сожалению, нет. Была ещё одна девушка – ну если её можно так назвать… Большая старая горилла, ёбаное чудовище по имени Лиза – она, знаешь, из породы тех страхолюдных темнокожих матрон, что до сих пор носят косички. У неё были вдавленные глаза, как будто она постоянно дерётся, и огромные отвисшие сиськи, похожие на гнилую картошку. Она была реально мерзкая баба – только мочилась стоя, но никогда не закрывала за собой дверь. А когда срала, то заливала весь толчок кровью. Блядь, короче это было невыносимо. «Крипы» тоже её ненавидели, но держались на дистанции, потому что она могла и задницу надрать. Она стала меня ревновать ко всем парням подряд, хотя у меня никаких сексуальных отношений и не было – ну так, просто дружеские бла-бла с зеками, не более того.

Словом, в Беконе у тебя не было особо проблем?

Так продолжалось всего несколько месяцев, — до тех пор пока я, наконец, не пошла в суд. Адвокат озвучил мне альтернативу: или сызнова начинать судебное разбирательство, платить за его услуги, и еще невесть сколько ждать слушаний дела – или согласиться на срок 3 года. И я выбрала второй вариант – один хер, к тому моменту я уже отсидела 18 месяцев; ещё столько же мне показалось нормальной сделкой с правосудием. Единственное, чего мне хотелось от судьи, так это изменение «статуса»: я проходила по категории А-2, а это лишь на пол-шишечки лучше, чем убийца. Я пыталась объяснить, что оказалась в тюрьме впервые, и что обвинения преувеличены – но вместо того, чтобы смягчить приговор, они решили перевести меня в тюрьму на севере штата! А это ничего хорошего не предвещало: за полтора года я наслушалась историй о беспределе, творящемся в тюрьмах на окраинах, о жестокости тамошних охранников, о том как там насилуют, избивают, унижают… В общем, через несколько дней после суда я оказалась в месте под названием Даунстейт – кстати, интересно, с какого хуя это «даун», если тюрьма находится на самом верху штата?! – а оттуда меня довольно быстро этапировали в тюрьму Обёрн.

Это уже тюрьма строгого режима, реально очень страшное место – там как будто в могиле, всё время темно, холодно, дождь льёт не переставая… Охранники там действительно оказались на редкость подлые: когда меня только привезли, то они показали меня всем заключённым со словами «А он правда похож на девушку?!»- и все пялились на меня из клеток, протаскивали через решетку зеркала, чтобы посмотреть – у меня было ощущение, что меня сейчас обольют кипящим маслом, так это было унизительно. Я сидела в камере и целыми днями рыдала – мне казалось, что я теряю рассудок в этом зверинце. К счастью, через два месяца меня должны были отправить лечиться от наркозависимости, к тому же у меня разболелся зуб мудрости, и я отправилась испытывать на себе чудеса тюремной медицины в Аттику – легендарную, официально признанную самой ужасной тюрьмой в Нью-Йорке.

Там всё настолько плохо?

Ну, как сказать…. Сразу по приезду в Аттику мне устроили привычный шмон. Офицер, собиравшийся прощупать меня, приказал не двигаться, а мне, как назло, очень захотелось чихнуть. И я не сдержалась – ну блядь, это довольно сложно — и тогда охранник буквально сорвался, ударил меня лицом об стену и закричал: «Ёбаный педик, я же сказал не двигаться! Не выводи меня из себя!» — такое вот шоу с мордобем из-за одного чиха. А охранник медчасти посмотрел на мои ногти и сказал, буквально: «Если ты не укоротишь их, то в следующий раз я сломаю твои пальцы. И мне плевать, как ты их укоротишь, хоть откусывай и глотай – но чтобы во время следующего обхода они были короткими и аккуратными!». И да, блядь, я пооткусывала свои ногти! Кстати, зубы мне там толком и не вылечили – буквально, забили болт на меня, и через неделю вернули в Обёрн. Причём, не в ту камеру, где я была до этого – а в ужасный блок «А», где охранники посвежее.

В каком смысле – «посвежее»?

Ну совсем ещё дикие, не заебавшиеся издеваться. Они постоянно кричали на меня, оскорбляли, заходили в камеру и говорили, чтобы я отсасывала их члены, или чтобы показала сиськи, или раздвинула задницу. В общем, было многое, о чём мне не хотелось бы вспоминать и рассказывать. Например, когда я была на прогулке, они залезли ко мне в камеру и украли все мои личные фотографии… Нахуя? Ну, просто они использовали каждый момент, чтобы меня унизить и сделать жизнь невыносимой. Самое ужасное, что когда меня в очередной раз переселили в другой блок, я встречала этих самых охранников каждый день, по дороге в столовую – иногда даже приходилось отказываться от еды, чтобы не видеть их рожи и не слышать их издевательств.

Как ты вышла из тюрьмы?

После трёх лет заключения я получила снисхождение за хорошее поведение – к тому же, свою роль сыграло, что я успешно прошла государственный курс реабилитации наркоманов. Впрочем, какое тут, нахуй, снисхождение – я провела взаперти три года, никто не скажет, что это мало. Тебе мораль нужна? Вот тебе мораль: согласно негласным правилам пенитенциарной системы Америки, геи и транссекусалы – это ничтожные люди, последнего сорта, а если к непривычной сексуальной ориентации прибавляется смуглый цвет кожи, то пиши пропало. Таких людей – таких как я – можно засадить за решётку на сколь угодно долго, за любую херню – всё равно о тебе никто не вспомнит и не позаботится. Охранники чувствуют, что могут делать с вами всё, что заблагорассудится – и в большинстве случаев они так и поступают.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *