Шортики лёгкие, девчоночьи, из тонкой джинсы. Майка с рисунком и курточка.

Конечно, бейсболка.

Сижу на лавочке, никого не трогаю, и тут подходит ко мне девчонка.

-Хай! Скучаешь? – спросила она, не прекращая жевать резинку. – Меня Ксюха зовут. А это Жека, — показала она ещё на одну девочку. Так и познакомились. Им скучно было, и я их понимала. Когда были мелкими, всегда находилось дело, постоянно во что-то играли, бегали, не разбирая, кто мальчик, кто девочка.

А сейчас пацаны до сих пор бегают, играют в свою войнушку, в футбол, волейбол режутся, а мы скучаем. Или в айфонах зависаем. Но на солнце плохо видно, в основном, музыку слушаем.

«На дворе играли дети. Каждый в своём айфоне».

Девочки были с нашего двора, я их и раньше знала, только мы не общались, потому что у меня были свои занятия, скучать было некогда.

Как одеты? Да так же, как все, рваные джинсы, дикой расцветки кофты. тогда мы ещё были маленькими, и выкрасить волосы в разные цвета не могли, и пирсинг не разрешали ещё.

Не все, конечно, некоторые делали. Но если бы папа меня такой увидел…

Я закатила глаза, представив выражение его лица.

Конечно, я не отказалась от дзюдо. Когда вернулись с соревнований. мне позвонил Гришка и позвал на улицу. Он стеснялся к нам заходить.

Когда я вышла, мы немного погуляли, и мальчик только и рассказывал мне, как они там боролись.

— Эх, тебя там не было! – жалел он. – Обязательно заняли бы призовое место!

— Что я, одна, что ли? – вырвалось у меня. – А вы на что?!

— Среди девч… девочек, ты одна такая… — проблеял Гришка. Я тогда не обратила внимания на его смущение, а зря.

Такие вот дела произошли перед тем, как мы сидели с подружками на лавочке и болтали о всякой ерунде.

О чём могут болтать девочки? Да обо всём! Конечно, о мальчиках!

Когда уже не о чем поговорить.

— Майка! – обратилась ко мне Ксюха. – А ты целовалась с мальчиком?

— Только этого мне не хватало! – возмутилась я. Даже не притворно. Потому что мальчики у меня ассоциировались с пацанами в кимоно, потные и растрёпанные.

Может быть, если бы мы победили где-нибудь, я могла бы. от радости. обняться с ними, но Ксюха явно не о том спрашивала.

— У тебя же есть мальчик! – хитро глянула на меня подружка.

— Какой мальчик? – оторопела я.

— Не выпендривайся! А то мы не знаем, что ты с Гришкой ходишь!

— С Гришкой?! – воскликнула я разочарованно. – Он же просто… мы же просто в одну секцию ходим! – Жека мне подавала какие-то знаки, делая страшные глаза, а я продолжала:

— Мы даже не друзья. Только бегаем по утрам вместе, а потом ходим на дзюдо… — Жека не выдержала и толкнула меня в бок. тогда я почувствовала, что что-то не так.

Оглянувшись, увидела Гришку. Гришка медленно уходил от нас. Он что, всё слышал?

Первым моим порывом было броситься за ним, объяснить свои слова, а потом поняла, насколько это будет выглядеть жалко и глупо. Я опустила голову.

— Май, я же тебя предупреждала! – виновато сказала Жека.

— Ни в чём вы не виноваты, девочки, — вздохнула я, — это я такая дура.

Скоро мы распрощались, и я пошла к себе домой. На душе было муторно.

конечно, завтра утром я выбегу на пробежку. мы с Гришкой побежим, как ни в чём не бывало… Или уже всё будет по-другому?

Дома я переоделась в домашнее и постучалась к деду:

— Можно войти?

— Входи, Маечка, — отозвался дед. Я вошла. Дед лежал на диване, укрывшись пледом и закрыв глаза. На столе стоял ноутбук и лежала открытая книжка.

больше ничего не нарушало порядок, несмотря на то, что всю стену занимали шкафы с книгами. Все книги стояли на своих местах, а на стеклянных дверцах шкафов были приклеены маленькие динозаврики. Это, когда я была маленькой. клеила где попало наклейки. А дед их оставил, хотя они явно нарушали строгий порядок в его комнате.

— Что, Мая, случилось что-то? – спросил дед, не открывая глаз.

— А ты что лежишь? – спросил я. – тебе плохо?

— Нет, только глазки устали. Полежу, отдохну.

— Сходил бы, погулял. Погода хорошая.

— Схожу, конечно, — согласился дед. – Так что случилось? Поссорилась с кем? – я кивнула.

— Неужели с Гришкой? – я снова кивнула.

— С Гришкой помирись, — посоветовал дед. – Он хороший мальчик.

— Я знаю, — отозвалась я. – Только, как? Я сказала, что он мне не друг, а Гришка всё слышал.

— Зачем ты это сказала? – удивился дед, и даже глаза открыл.

— Да… — замялась я. – Девчонки спросили, не целовалась ли я с ним! – выпалила я.

Дед мягко улыбнулся и спросил:

— А Гришка это нее слышал? – я пожала плечами:

— Откуда я знаю?! Если бы знала… — я вдруг зашмыгала носом.

— Ну, ну, Майка, всё поправимо, — начал успокаивать меня дед.

— Что надо сделать? – с надеждой спросила я.

— Извиниться, наверное, — задумчиво сказал дед. – Но только девочка не должна извиняться перед мальчиками. Это мальчики должны извиняться перед девочками.

— Это как? – открыла я рот.

— Позвони ему. назначь встречу. Сделай вид, что не заметила его. Думаю, Гришка тебе не откажет. А там пусть извиняется за что-нибудь.

— За что? – удивилась я, вытирая глаза.

— Ты же девочка. Найдёшь, за что.

— Спасибо, дедушка! – я прилегла к нему на диван и поцеловала в колючую щёку.

Потом, умывшись, я позвонила Гришке.

— Привет! – постаралась я сказать, как можно беззаботнее.

— Привет, — грустно ответил мне Гришка.

— Давай, сегодня встретимся? – предложила я.

— Где? – через некоторую заминку спросил мальчик.

— Не знаю. Давай, в Городском саду?

— Давай. а во сколько?

— Сейчас соберусь, и пойду.

— Тогда и я!

Я надела всё, что мне нравилось, юбочку, кофточку. Даже продела в уши новые гвоздики с камешками. Топазы, кажется. Короткая причёска портила весь вид. Надела кепку, сдвинула козырёк на бок. Взяла сумочку с телефоном, надвинула белые кроссовки и побежала в Городской сад.

Вопрос о том, где встретиться, у нас не стоял, мы здесь бегали по утрам.

Оглядевшись вокруг, увидела Гришку, с тремя ромашками в руке.

— Извини, — сказал он, — Опоздал.

Про школу.

Рассказываю не по порядку, как вспоминается. Или, как говорит дед, не в хронологическом порядке.

у меня есть много рассказов, только их надо написать.

когда школьница начинает писать рассказы, ей задают правомерный вопрос:

— Почему ты ничего не рассказываешь о школе, о ребятах? Неужели у вас в школе нет ничего интересного?

На это я пожимаю плечами и глубокомысленно молчу. Может быть, и есть что интересного для взрослого, который закончил школу лет сто назад, и вспоминает её с придыханием в голосе и старческой ностальгией. А для меня это рутина, каждый день учёба, одноклассники, тупые шутки. Хорошо, надо мной перестали шутить.

А то было:

— Эй. Мальчик!

— Что? – оборачиваюсь я.

— А где девочка?

Или:

— Да не ты!

А если не отзываешься:

— Что, зазналась? Или тугая на ухо? К тебе обращаются!

Вроде, не на что обижаться и тыкать носом в парту или в пол, но всё равно, неприятно.

Но детям быстро надоедает один объект для шуток, тем более, что я всё-таки не сдержалась и приложила одного наглеца об пол. Ничего, отдышался, мстить не стал, наоборот, зауважал и начал подбивать ко мне клинья.

А так как он сам здоровый лоб, пацаны быстро потеряли ко мне интерес.

Зовут его Славка Лощинин.

Как я уже рассказывала, я занимаюсь дзюдо, и, когда у нас занятия, а они не каждый день, я одеваюсь не как положено, в форму, а джинсовый костюм.

сначала это вызывало у наших дам истерику, водили к директору даже, вечно усталая директрисса брала с меня слово не нарушать порядок и отправляла в класс.

После двух приводов от меня отстали.

Не знаю, дед, когда был в хорошем настроении, и мы не дрались, рассказывал интересные истории из своей школьной жизни. Мне кажется, он многое придумал и приукрасил. Маразм уже у моего деда, хотя мои сочинения правит, признаюсь, иначе ошибок могло быть гораздо больше…

Авторы Произведения Рецензии Поиск Магазин Вход для авторов О портале Стихи.ру Проза.ру

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Однажды , она позвала меня к себе. Сначала я испугался
Малефисента была одета во всё чёрное. Ее идеальную фигуру крепко стягивал корсет. Длинные надетые выше колен е сапоги на высоких каблуках, латексные перчатки, на ее ляжечках были тонкие чулки с кружевными резинками, кружевные же трусики. На рогах у нее были надеты по три кольца и с зумрудами и яхонтами. Она выглядела немного хищницей, держа в руке плётку.:
— Диавль, раб мой, скажи, ты не хотел бы послужиь мне?
— Да Госпожа! – только и мог вскричать я,– то есть… простите своего глупого раба… если вы позволите, чтобы я дотронулся до вас!
— Диавль,- сказала она глядя мне в лицо, — ты уже двенадцать месяцев прислуживаешь мне, но ты не знаешь еще своей последней обязанности! Раб… — она сказала это с некоторым огорчением в голосе.
— Да Госпожа! Ваш раб здесь, и он выполнит все, что вы попросите, — ответил верный Диавль.
— Тогда ответь мне, Диавль, — сказала она, — ты… Ты любишь мою попку?..
— Да, люблю! – вскричал Диавль.
— Бедная пташка, — с горечью произнесла она, — ты даже не понимаешь…
Глаза Диавля были полны слез, он так хотел этого… Припасть губами к ее прекрасному телу, любой ценой… даже ели бы она приказала ощипать его.
— Вы… Вы хотите сходить в туалет мне в рот? – смущенно сказал он.
— Да,- ты верно меня понял, — она посмотрела на него, — а ты от этого избавишься.
Диаваль, бедный Диавль недоуменно посмотрела на нее, потом на ее грудь, выпирающую из изящного корсета. И тут до него дошло. Она присела возле него на каблуках, и нежно провела рукой по его обнаженному. Затем медленно рука Малефисенты скользнула вниз, к его животу. Он все понял.
— Но… но это так… так грязно… я не могу, о, — застонал Диавль, — пожалуйста, сжальтесь на до мной, госпожа, я готов на все, я все сделаю, пожалуйста, — залепетал он.
— Ты не хочешь есть мое дерьмо! – с возмущением и укором прикрикнула Малефисента. Она встала, и быстрыми шагами направилась к выходу.
Диавль было в тупике. Он прекрасно понимал всю унизительность своего положения,. Но более всего он боялся, что если он откажется сейчас, то придется уйти… быть может никогда больше он не сможет прикоснуться у ее телу…. «Но я люблю ее, — думал Диавль, — я люблю задницу Малефисенты, и я ее верный раб до конца жизни!»
-Я… я сделаю это! – в тишине прорезался его единственный крик.
Она остановилась.
— Пусть это будет самое мерзкое, самое отвратительное, из того что я когда-либо делал для тебя! Я понимаю, — продолжал он, всхлипывая, — я понимаю всю унизительность моего положения и принимаю ег0!
— Милый, решайся! Решайся прямо сейчас! – она подошла к нему и опустилась рядом с ним на колени. Взяла его голову и прижала к себе, — Может это и звучит ужасно, но… Да, это отвратительно на вкус в первый раз, но ты привыкнешь, сделай это ради меня, — она смотерла ему в лицо, так близко она еще не была с ним. «Казалось, только лишь протянуть губы в тот момент и поцеловать ее, мою госпожу, боже…»
Малефисента сама, казалось, едва не плакала от возбуждения и от чувства стыда в тот момент. Она смотрела на него с быть может, с мольбой…
— Все в порядке госпожа! Я все сделаю ради вас! Я люблю вас Госпожа и хочу делать для вас все, что вы попросите, чтобы приносить вам радость! Если вы так этого хотите, то я я тоже хочу!
Диавль сиял от счастья. Он был горд тем, что ради него Малефисента так унижается и просит его, своего раба чуть ли не наколенях.
Малефисента хлопнула в ладоши и уоллербоги, и другие лесные зверюшки пришли к ней и поклонилась, они и посадили Диавля в деревянный таз с водой и мылом. Тут же прилетели феи и дали ему выпить какую-то мутную жидкость, объяснив, что она абсолютно безвредная и предотвращает рвоту, потому это будет легче.
— Это не так у плохо, как кажется, только не бойся, мой птенчик! – улыбнувшись, Малефисента погладила его по щеке, – просто делай то что тебя попрошу и поймешь, что это приятно для нас обоих.
Смочив бритвы под струйкой водичке, она принялась обривать Диавалля, сначала обрив половину его головы, затем вторую половину.
— Диавль – обратилось к нему Малефисента,– ты знаешь, что мне нравится лысые мужчины, и нравится, когда мужчины в знак своей покорности сбривают все волосики у себя на голове!
Диавль попробовал взбрызнуться, чтобы не дать себя обрить, но его уже держали накачанные уоллербоги и мисти-каменщики, тоже обритые наголо. Диаваль посмотрев на них, с ужасом понял, что они се были ее рабами.
— Мне жаль, ты так переживаешь по поводу потере твоих волос и разрываешься между ними и мной, — проговорила она, — поглаживая его, — но я уверена, что тебе это понравится, и ты станешь выглядеть намного лучше, мой лысый птенчик.
Малефисента закончила брить и развернулась, чтобы посмотреть на плоды своего творения.
— А совсем недурно! Осталось только обрить его петуха и все ok!
«Слова Малефисенты ободрили меня, и я действительно почувствовал, что с новой прической выгляжу намного привлекательнее для нее, тем более, если она сама так считает, то…».
— Спасибо, добрая госпожа, мне не было ни капельки страшно! Это просто немного шокировало меня, — пролепетал Диавль, — я буду стараться, чтобы угодить вам!
— Я знаю это, ты мой верный друг.
Дицо Диаваля просияло:
— Госпожа! Прошу Вас! – закричал он вдруг, в порыве, — разрешите мне съесть ваше дерьмо прямо сейчас!
— Хорошо, всегда будь готов, Диаваль! Твой рот отныне моя собственная…
— Я весь ваш, госпожа….
— Хм…Давай так, — подумав, продолжила она, — я схожу на полотенце, и ты все съешь.
— Конечно госпожа! Будьте пожоще ко мне, я хочу порадовать вас, хочу чтобы вам понравилось. Я постараюсь быстро научиться полюбить есть ваше дерьмо! Научите же меня!
Через несколько минут мой язык уже глубоко проникал в сладкое анальное отверстие Малефисенты.
«Ее анус был совершенен… Был, он был чуть выпуклый, мягкий… и это был мой полный восторг!»
Диавль вскрикнул и чуть не упал в обморок от охватившего его чувства! Этот кайф был в ее прямой кишке.
«Как такое возможно? Столь отвратительное, столь красиво, одновременно? Мммм…» Диавль с жадностью сосал ее анус, стараясь проникать языком как… как можно глубже в нее, и тщательно вылизывая до блеска свою повелительницу.
Через несколько минут его взяли и отняли от ануса малефисенты.
Малефисента расстелила самотканое полотенце на полу и присев над ним начала тужиться. Колечко ануса вздувалось и начало выпускать коричневую какашку. Вот уже… Каловая масса накапливалась на полотенце, свиваясь и ложась слоями друг на друга, оно было мягче сливочного масла, такое нежное и в тоже время весьма терпкое…
Малефисента закончила срать и вопросительно посмотрела на Диаваля.
«Следующие пять минут были самыми унизительными в моей жизни! — вспоминал Диавль, — я… я наклонился на коленях ползая по полу, начал дрочить, обмазывась говном, как противно же… но это было необычное говно, а говно моей госпожи!»
Итак, Диавль совершала это страшное, отвратное действие. Припав к ее какашкам ртом, он облизывал и обнюхивал их, лизал и проглатывал маленькими кусочками свежее говно, пихая его себе в рот пальцами, целовал говно губами, унижаясь. Диавль нежно целовал эту кучу говна и губы его испачкались. Он вдыхала запах говна, обмазывался им, говно проникало во все поры его тела. Диавль откусил маленький кусочек фекалии и посмотрев на Малефисенту, начал его жевать, даже не морщась, стараясь угодить своей любимой хозяйке Малефисенте.
«Это покажется вам странным,- говорил Диавль, — это звучит ужасно, гадко… но теперь я начал осознавать это! Это отвратительно! Но я люблю свою хозяйку, мою владелицу, и я ел говно, говно! Теперь для меня было все кончено, я наслаждался своим положением, меня унижали, я ел говно. Теперь все мои мысли только об этом неприятном вкусе, об этом вонючем, терпком запахе на моем языке! Я прошу, умоляю накормить меня дерьмом!»
— Ты мой верный раб, — услышал я и тот час обрадовался, — я знала, что ты сделаешь это ради меня!
В это время Диавль-раб жевал и глотал, а, услышав эти слова, ободрился, завилял бритым хвостом и принялся глотать почти без остановки, и даже сам не заметил, как съел почти все и с удивлением посмотрел на Малефисенту.
Одобрительно кивнув ему, она встала со своего ложа и вышла из пещеры, оставив бедного Диаваля наедине с самим собой.
На следующий день томительное ожидание разрешилось само собой. В лесу был День Рыбы, все праздновали, две феи прилетели в логово к Диавалю и объявили, что королева желает сегодня вечером видеть его у себя в гостях. Диаваль обрадовался и наскоро собравшись, тот же час вышел.
— Прекрасно… — молвила Малефисента, поставила одну ногу в чулке на край ложа, другую переставила чрез своего раба. Таким образом, ее чудесная попка оказалась над Диавлем.
— Госпожааа, опять чтоли…- выдавил из себя изумленный раб.
— Диавль, анус изнутри распирает…- томно прошептала она, — больше не могу сдерживаться.
Она была возбуждена. Это было видно по ее поведению, по интонации в ее голосе, ее пышные груди томно подымались в корсете…
— Я хочу… — с этими словами она тот час расслабила анал.
Говно ее с треском рванулось наружу, вот вонючие какашки коричневые, тёмное дерьмо, немного даже желтоватое говно с кусочками недопереваренных фруктов… все это упало на живот Диаваля. Она с улыбкой посмотрела на своего раба. Потом ее охватило это чувство и она сама того не ожидая… Она… Сделала нечто, чего никто бы не мог предположить… что она способна… Она встала на колени в своих чулках, на каблуках и… засунула свои изящные руки в горячую кучу собственных свежих какашек. И она стала размазывать их по своему корсету и по чулкам широкими масками втирая терпкое говно в ткань и кажется, да, она кайфовала от этого. Она… обмазывала себя. Она смаковала собственное говно, ее опьянило это чувство свободы, чувство раскрепощенности.
— Ах, Диавль! Мои какашки… Боже, я никогда, никогда ещё не делала…что это я делаю с собой… Но я не могу остановиться. Я не могу насытиться от своего говна… — с этими словами она в дикости сгребла в пригоршню фекалий и раскрыв челюсть запихнула их себе в рот. Она засмеялась непринужденно и, расстегнув корсет, повернулась и легла своей грудью на кучу своих же фекалий!!! Малефисента обмазывала свои рога своим же говном и кайфовала от этого ей было плевать на все и на всех. Ее не смущал собственный позор, унижение, ей было все равно что ее пещера наполнилась запахов экскрементов, она не чувствовала этого. Все что она испытывала, была череда оргазмов, которые накрывали ее один за одним, пока она, совсем обессилившая, не повалилась на землю, в полном изнеможении…

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *