В девятом классе я начала встречаться с мальчиком по имени Максим. Не было никаких сверхъестественных чувств, никакой любви. Это была своего рода обучающая игра – ему нужна была девочка для галочки, а мне крышу сносило от того факта, что я не одна, что у меня наконец-то появился парень. И от этого парня было много проблем: я совершенно забросила учебу, прогуливала школу, проводя это время с ним. Обо всем, естественно, узнала мама, устроила мне скандал, запретила общаться с ним, но такое давление только подталкивало меня на новые «подвиги». Уже сейчас я, конечно, понимаю, что мама была абсолютно права, она сразу почувствовала, что ничего хорошего с этим юношей мне не светит. Но тогда во мне взыграло чувство протеста и я назло всему миру продолжала с ним встречаться. Он, к слову, был очень рад: ощущение превосходства над взрослым человеком, то есть над моей мамой, в обход которой я с ним встречалась, очень тешило его самолюбие.

Когда десятый класс я окончила с тремя тройками, мама начала ему звонить и требовать оставить меня в покое. Мы с ним расстались на какое-то время, а потом снова сошлись. И вот тут уже начались разговоры: «А давай-ка? У нас с тобой серьезные отношения, нам уже пора».

Я не горела желанием, но на меня очень давило общественное мнение – все мои подружки уже бурно обсуждали свою сексуальную жизнь, а я как синий чулок на переменах молчала.

Поэтому очень хотелось попробовать в порядке эксперимента. Потом был выпускной вечер 11-го класса. Повсюду ходили разговоры, что у нас со всей параллели выпускаются три девственницы: я, конечно, была в их числе. Слыть девственницей-недотрогой было унизительно. И я решилась. Это было в августе, летом после 11-го класса. Мы пошли к нему домой, там все и случилось. Мне было ужасно неприятно, больно, тяжело психологически. Мама словно почувствовала, что происходит, оборвала мне телефон, писала ему, чтобы он не смел меня трогать.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *