«Ваш ребенок неадекватный. Он явно отстает в развитии. Если вы хотите, чтобы он хоть что-то освоил, нанимайте репетиторов. Иначе школу закончит со справкой», – таким заявлением огорошила меня учительница, вызвав в школу.

23 52820 6 Мая 2012 в 17:16 Автор публикации: Татьяна КЛИЩЕНКО, медицинская сестра.

Сегодня мой сын пришел из школы очень гордый – в дневнике красуется пятерка. Более того, он пришел не один – к нему в гости заглянул школьный товарищ. Мальчишки весело играли и дурачились, разговаривая на своем, не совсем понятном мне языке. Обсуждались какие-то «бакуганы», их сила, еще что-то…

Глядя на мальчишек, я почувствовала, как одинокая слеза скатилась по моей щеке…

Год назад…

«Ваш ребенок неадекватный. Он явно отстает в развитии. Если вы хотите, чтобы он хоть что-то освоил, нанимайте репетиторов. Иначе школу закончит со справкой», –таким заявлением огорошила меня учительница, вызвав в школу. Я была повергнута в шок, это ведь не заявление о том, почему ребенок отстает в росте.

На тот момент мальчик успел проучиться в первом классе две недели.

«Ваш сын не слушает меня на уроках, может встать в любой момент и тупо пялиться в окно вместо того, чтобы заниматься. Он абсолютно не умеет общаться с ровесниками, шарахается от детей, на переменах сидит в сторонке, не играет ни с кем. А вчера он чуть не сорвал линейку: во время исполнения гимна заткнул уши и начал орать диким голосом. Я ничего не могла с ним сделать. И проверьте ему слух – он постоянно переспрашивает меня…»

Сказать, что я расстроилась, это ничего не сказать. Мир затянуло черной пеленой холодного липкого ужаса. Получается, мой ребенок – ненормальный?..

Почему? Ведь в пять лет он самостоятельно научился читать. А в шесть лет уже лучше меня разбирался в компьютере. А теперь – отстает в развитии?

Как мама, имеющая медицинское образование, я надеялась, что медицина даст ответы на возникшие у меня вопросы. Пытаясь выяснить, почему ребенок не может адаптироваться в школе, почему он отказывается работать на уроках, я повела его к невропатологам, психологам и прочим специалистам.

Пройдя все возможные обследования, я получила на руки заключение врачей, в котором значилось, что у ребенка физиологических отклонений нет, но наблюдаются «поведенческие расстройства». Слух в норме. Врач даже пошутила, что мой сын слишком хорошо слышит. Я не придала этому значения.

Тогда же я впервые услышала термин «расстройства аутического спектра».

Естественно, я задалась вопросом, почему эти расстройства возникли, и что с ними делать. На первую половину вопроса я так и не получила вразумительного ответа. Невропатолог сказала, что у ребенка, возможно, повышено внутричерепное давление, так как объем его головы превышает норму, положенную в его возрасте. Однако обследование патологии не выявило.

Психолог заметила, что такие поведенческие отклонения могут быть следствием родовой травмы, но не всегда проявляются сразу. А еще она попросила меня нарисовать портрет сына. Рассматривая рисунок (а я изобразила сына в костюме и шляпе), она мягко заметила, что я хочу, чтобы мой ребенок поскорее стал взрослым, и оказываю на него излишнее давление.

Что касается вопроса, что делать, то я получила внушительный список препаратов для улучшения кровоснабжения головного мозга, которые нужно было употреблять в виде таблеток и уколов. Помимо этого был назначен массаж воротниковой зоны и несколько физпроцедур.

С массажем возникла проблема: ребенок при малейшем прикосновении так сжимался, что вся эффективность процедуры сводилась на нет.

Психолог предложила пройти курс занятий «для коррекции поведения».

Я добросовестно выполняла все назначения, параллельно дополнительно занимаясь с сыном – нужно было наверстать то, что он не освоил в школе. К моему большому изумлению, программу, рассчитанную на месяц занятий в школе, дома мы освоили за неделю. Без особых усилий…

Однако проблемы не исчезли. Учительница по-прежнему жаловалась на то, что мальчик отказывается выполнять задания, не слушается на уроках, не может наладить контакт с одноклассниками. Я поняла, что мне надо искать другое решение, как заниматься с отстающим в развитии ребенком.

Однажды, придя за сыном в школу, я увидела, что парту, за которой он сидел в одиночестве, отодвинули от остальных детей, «потому что мешает заниматься». Мой сын становился изгоем…

Звуковой вектор и аутические проявления

Ответы на вопросы, роящиеся в моей голове, я нашла там, где совсем не ожидала. Случайно попав на тренинг по системно-векторной психологии, я узнала, как помочь своему ребенку.

На тренинге, темой которого был звуковой вектор, меня озарило: описывается мой ребенок!

«Около 5% детей рождается со звуковым вектором. Их эрогенная зона – сверхчувствительное ухо. Видовая роль – ночной охранник стаи…

Звуковой вектор в детстве может проявляться по-разному.

Маленького звуковика отличает от его сверстников взгляд – не по возрасту серьезный, внимательный. Ты к нему уси-пуси, а малыш, восседая на руках у мамы, отвечает внимательным взглядом, смущающим взрослой серьезностью…

Подрастая, эти молчаливые дети чаще предпочитают тишину своей комнаты, чем шумную компанию сверстников. Они быстро утомляются от активных игр, зато спокойно играют в одиночестве. Такие дети любят прятаться в шкафах – им нравится сидеть в тишине и полумраке…

Нередко звуковики поздно начинают говорить, хотя возможна и другая картина – говорить начинают рано и сразу связными фразами…

У детей со звуковым вектором часто наблюдается так называемое нарушение сна – они путают день с ночью. Однако взглянув в корень проблемы, можно понять, что это отнюдь не нарушение – эти дети природой запрограммированы на ночное бодрствование. Это позволяет им выполнять свою видовую роль.

Следует учитывать, что такой ребенок может спокойно спать под громкую музыку, но в тоже время мгновенно проснется, стоит кошке в соседней комнате зашуршать бумажкой.Подобная реакция легко объяснима: музыка не несет в себе опасности, а вот малопонятный шорох в темноте мгновенно пробуждает в глубинах подсознания ребенка инстинкты ночного охранника стаи…

Дети со звуковым вектором часто задают почти философские вопросы: «Мама, а откуда это все? А зачем есть я? А что такое звезды? Мама, а что такое жизнь?» Их с раннего детства интересует смысл жизни…»

Слушая лекцию, я пыталась избавиться от навязчивой мысли, что ведущий ясновидящий. Иначе как он может так точно описать ребенка, которого никогда в жизни не видел?

Проблема со сном у нас наблюдалась практически с рождения, одному Богу известно, сколько километров я намотала, выхаживая ночами по комнате с малышом на руках. В кроватке ему лежать было неинтересно, а вот окружающую обстановку мы изучали с любопытством. Зато с утра встать для нас до сих пор целая проблема.

В какой-то период настигла новая проблема – вечером у нас был «кричательный час». В течение часа ребенок заходился криком, несмотря на все мои попытки успокоить его. Я обратилась к специалистам – однако никаких отклонений не нашли. Решение проблемы нашлось случайно: стоило выключить свет и создать полную тишину, как малыш затихал и успокаивался.

Когда сын подрос, я заметила еще одну странность: он крайне скупо выражал свои эмоции. Там, где я бы уже билась в истерике или хохотала, он в лучшем случае мог поморщиться либо улыбнуться.

Однажды, идя домой из садика, мы с ним поругались, и я заявила, что «раз он меня не слушается, значит, он мне больше не сын, и я его брошу». Я ожидала слез, извинений… Но за спиной повисла гнетущая тишина. Пройдя десяток шагов, я обернулась – мальчик стоял на месте и просто смотрел мне вслед. Сердце больно кольнуло – ну что ж такое? Он даже слезинки не проронил…

Если бы я знала, чем такое «воспитание» обернется для моего маленького звуковичка…

Читать мой ребенок научился лет в пять, причем обнаружилось это случайно. Я заметила, что он с легкостью ориентируется в компьютерных играх, требующих чтения правил. При этом читает он исключительно энциклопедии. Другие книжки ему просто не интересны. Уморил воспитательницу в детском саду заявлением, что кирпич можно сделать живым, если добавить к его составу атомы углерода. С точки зрения физики он абсолютно прав.

А в школе отстает в развитии…

На тренинге я поняла, в чем причина школьных проблем моего сына. Ухо – особо чувствительная (эрогенная) зона звукового ребенка. Тихие гармоничные звуки доставляют звуковикам удовольствие. Однако истинное наслаждение они способны испытать, только вслушиваясь в абсолютную тишину.

Дети со звуковым вектором от природы, в потенциале, наделены самым большим интеллектом. Сосредотачиваясь в тишине в поисках тревожных звуков на «звуках» своего внутреннего мира, маленькие звуковики развивают ум, чтобы в будущем в их головах зарождались гениальные идеи.

Школа – это агрессивная среда для такого ребенка. Шум, крики, громкая музыка – все это вынудило его сузить слуховое восприятие. Это, в свою очередь, привело к тому, что он не смог усваивать информацию. Чем больше учитель пытался добиться от него реакции, тем глубже мальчик погружался в свою «ракушку».

Чтобы понять, что испытывает ребенок со звуковым вектором, на которого ежедневно обрушивается какофония, свойственная школе, попробуйте на минутку представить, что у вас очень нежная тонкая кожа, нуждающаяся в одежде из тончайшего шелка. Но вместо шелка вам предлагают облачиться в колючую дерюгу, раздирающую кожу до крови. Малоприятные ощущения – дерюгу хочется немедленно сбросить.

Какофония, крики, скандалы – все это погружает звуковика в такой же сверхстресс, какой испытывает человек с нежной кожей, облаченный в колючее рубище.

Однако звуковик не в силах избавиться от «рубища» — его сверхчуткий слух всегда на страже. Громкие крики, скандалы в семье, звуки ремонта, доносящиеся с соседней стройки – постоянный шум раскаленным гвоздем вгрызается в чувствительное ухо звуковика.

Ребенок, пытаясь защититься от звуков, травмирующих его психику, неосознанно уменьшает восприимчивость к внешним раздражителям, постепенно уходя в себя и теряя способность контактировать с внешним миром. Если маленький звуковик постоянно находится в такой обстановке, начинается самое страшное: организм включает систему самозащиты и нейронные связи головного мозга постепенно отмирают. В результате психологи получают возможность в очередной раз зафиксировать диагноз «аутизм».

Но громкие звуки и крики – это лишь одна из причин, способных привести к развитию подобных отклонений у звукового ребенка. Не стоит забывать о том, что его сенсор чутко улавливает не только сам звук, но и его интонацию.

Некоторые слова, даже произнесенные шепотом, губительно сказываются на психике ребенка.

Дети со звуковым вектором отличаются некоторой отрешенностью от мира. Они задумчивы, порой кажутся медлительными и даже заторможенными. Мать, не понимая причины подобного поведения, раздражается, начинает понукать ребенка. В таком состоянии и могут прозвучать страшные для психики звуковика слова: «Тормоз! Идиот! Зачем я тебя родила…»

И ребенок, пытаясь спрятаться от них, начинает все реже и реже выходить «наружу», прячась по ту сторону барабанной перепонки – внешний мир для него становиться все более иллюзорным. Не зря говорят, что страшнее материнского проклятия нет ничего. Именно мамы, из самых лучших побуждений подчас губят собственных детей.

Не осознано, нет. По незнанию

Тем страшнее цифры – за последнее десятилетие количество аутистов увеличилось в 4 раза…

Слушая Юрия Бурлана, я внутренне похолодела: когда в школе начались проблемы, я заняла очень жесткую позицию и постоянно прессовала ребенка. Порой срывалась и на крик…

Мамина нетерпеливость, смена домашней обстановки на шумный гвалт школы, активность одноклассников, безапелляционность учительницы, громогласная музыка на линейках – все это заставляло моего сына прятаться глубоко в себе.

А я вместо того, чтобы создать ребенку тихую спокойную обстановку, в которой он бы мог прекрасно развиваться, зависла над ним, как вертолет, и нетерпеливо понукала: «Ну что ты замер? Это простая задача – решай быстрее! Как ты пишешь? Ты что, не можешь провести ровную палочку? Переписывай!»

Сегодня…

Я смогла избавить своего ребенка от ярлыка «отстающий в развитии».

Понимание того, что многие проявления характера моего сына являются не симптомами заболевания и не патологией, как утверждает современная психология, а специфическими свойствами, которые присущи только ему и отсутствуют у детей с другим набором векторов, помогло мне решить многие проблемы.

Я твердо убедилась в одном, не важно, каким вы задаетесь вопросом, почему ребенок отстает в росте или отчего возникают проблемы адаптации, знание о человеческой природе способно пролить свет на любую проблему.

Юрий Бурлан предъявляет к своим слушателям одно жесткое требование: «Не верьте! Не верьте ни единому слову, сказанному на тренинге. Все перепроверяйте в жизни!»

Я перепроверила

Я стала разговаривать с ребенком благожелательным шепотом – и он слышит меня! А ведь не так давно я не могла докричаться до него, и мир затягивало черной пеленой от осознания собственного бессилия. Я включаю тихую музыку на ночь – и сын спокойно спит, не вскакивая среди ночи.

Мы выполняем домашние задания в тишине на фоне едва слышной классической музыки – и учительница с изумлением констатирует, что мой ребенок уверенно догоняет лучших учеников класса, а порой и превосходит их.

Я объяснила домочадцам, что испытывает наш маленький звуковичок при громких звуках и как реагирует на размолвки родителей – и теперь у нас четко соблюдается экология звука, а все выяснения отношений переносятся на то время, когда сын отсутствует дома.

У этого правила оказался весьма забавный побочный эффект: выяснилось, что спорные вопросы вполне можно решать, совершенно не повышая голоса. Постепенно размолвки практически сошли на нет.

Я поговорила с учительницей, объяснила ей, что у ребенка сверхчуткий слух, и громкие звуки его травмируют. Кроме того, я донесла до неё мысль, что его заторможенность объясняется очень просто – ему требуется время на то, чтобы выйти в нашу реальность из своего внутреннего мира. Теперь сын сидит на первой парте и дружит с девочкой Лизой, а учительница относится к нему совсем по-другому. Ни о каких репетиторах речи больше не заходит.

Сегодня мой сын пришел из школы очень гордый – в дневнике красуется пятерка. Более того, он пришел не один – к нему в гости пришел школьный товарищ. Мальчишки весело играли и дурачились, разговаривая на своем, не совсем понятном мне языке. Обсуждались какие-то «бакуганы», их сила, еще что-то…

Глядя на них, я почувствовала, как от счастья перехватывает дыхание.

Счастье моего ребенка – это и есть мой результат от тренинга. И я думаю, что для каждой матери это самое большое, что может произойти в жизни… И я не одна. Более 600 родителей деляться своими уникальными результатами. Поэтому приглашаю вас на бесплатные онлайн лекции Юрия Бурлана – осознанный подход неизмеримо лучше, чем воспитание вслепую. Зарегистрироваться можно

Статья написана с использованием материалов тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Автор публикации: Татьяна КЛИЩЕНКО, медицинская сестра. Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»

«Кажется» как вводное слово

«Кажется» – вводное слово или неизменяемая частица, указывающая на недостаточную достоверность информации. Синонимы: видимо, вероятно, наверное. В просторечии в качестве синонима употребляют форму «кажись».

В качестве вводного слова выделяется запятыми.

​Одиночное вводное слово обособляется с двух сторон:

В самом конце либо в самом начале обособленного оборота (деепричастного, уточняющего или иного) обособляется вместе с оборотом:

  • Она уехала, кажется даже не обратив внимания на нас.

  • Ты ведь был у нас в прошлом году, в августе кажется.

В середине обособленного оборота вводное слово «кажется» выделяется запятыми отдельно:

  • Мы уже встречались с Андреем Ивановичем, будучи, кажется, в Москве.

  • Я уже напоминал им о долге, во вторник, кажется, или в среду.

Как отличить вводное слово?

  1. Вводное слово не является членом предложения. К нему нельзя поставить вопрос.

  2. Если его убрать, смысл предложения не пострадает. Просто не будет оттенка неуверенности в сказанном.

  3. Вводное слово можно заменить синонимичным словом: наверное, по-видимому, вероятно.

«Кажется» как частица

В качестве частицы, выражающей неуверенное подтверждение чужих слов, запятыми не выделяется:

  • – Иван Иваныч уже пришел?
    – Кажется пришел.

  • – Это так?
    – Кажется так.

«Кажется» как глагол. «Кажется, что». «Кажется, будто»

Слово «кажется» не всегда выступает в роли вводного или в качестве частицы.

«Кажется» – форма третьего лица единственного числа глагола «казаться». В предложении выступает в роли сказуемого.

  • Этот человек кажется подозрительным.

  • Ваше предложение кажется нам очень заманчивым.

  • Может быть, мне все кажется таким скучным и досадным, потому что я разлучен с тобою и живу здесь поневоле. (Б.Н. Чичерин. Воспоминания)

  • Нам это кажется странным, но греки видели в жребии волю самих богов. (М.Л. Гаспаров. «Занимательная Греция»)

Запятая нужна, если перед нами сложноподчиненное предложение, а «кажется» – сказуемое в главной части. Тогда запятая ставится по общему правилу: между главной и придаточной частью.

  • Доктору кажется, вы уже поправились.

  • Ей все время кажется, будто в пустом доме кто-то есть.

  • Этому человеку кажется, что он прав.

  • Кажется, словно природа просыпается от долгого сна.

Как отличить сказуемое «кажется» от вводного слова?

  1. К сказуемому можно поставить вопрос: что делает? что происходит?

  2. В отличие от вводного слова, сказуемое нельзя выбросить из предложения без потери смысла.

  3. Сказуемое можно заменить синонимичным глаголом: видится, представляется, думается.

Мне кажется порою, что джигиты,
С кровавых не пришедшие полей,
В могилах братских не были зарыты,
А превратились в белых журавлей.

Расул Гамзатов. «Журавли» (перевод Наума Гребнева)

«Мне кажется» – нужны ли запятые?

Приведенные выше правила относятся и к словосочетанию «мне кажется». Это может быть как вводный оборот, так и сказуемое с дополнением (кажется кому? мне). От этого и будет зависеть постановка запятых:

  • Сегодня мне кажется именно так.

  • Петр Степанович мне кажется ненадежным человеком.

  • Мне кажется, за окном светает.

  • В этом вопросе, мне кажется, вы не правы.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *