ОБНОВЛЕНИЕ 03.12.2008

Детская классика вроде бы широко представлена в магазинах. Но все же некоторые хорошие книги оказались обойдены вниманием книгоиздателей. А порой случается так, что книгу хоть и переиздали, но нынешнему читателю (или его родителям ) ее название ничего не говорит, просто оттого, что выходила она давным-давно или малым тиражом. Или в какой-то момент оказалась немодной. Жаль, если такие книги окажутся невостребованными и неузнанными. Возможно, в чем-то они устарели, а какие-то реалии незнакомы нынешним детям. Но мне все же кажется, эти книги стоят того, чтобы их читали.

Вот только несколько — на самом деле их гораздо больше — таких незаслуженно забытых книг.

Для среднего школьного возраста (10-12 лет)
Улле Маттсон «Бриг «Три лилии»»

Эта приключенческая повесть шведского писателя о мальчике Миккеле по прозвищу Хромой Заяц, увлекательная и трогательная одновременно, вся пронизана мягким юмором. Миккель живет вдвоем со старой бабушкой в убогой лачуге на окраине рыбацкой деревушки, а одиночество скрашивают им старый пес Боббе и овечка Ульрика. Несмотря ни на что, Миккель никогда не теряет чувства собственного достоинства, а у его бабушки всегда найдется в запасе язвительная прибаутка для поддержания бодрости. Мальчик мечтает: вот вернется отец, пропавший несколько лет назад вместе с бригом «Три лилии», и начнется новая, необыкновенная жизнь, и сам Миккель тогда уже выйдет вместе с отцом в море. Но книга эта вовсе не о моряках, а о мечте, которая сбылась. И, конечно, о тайнах, приключениях и спрятанных сокровищах!

Отзыв на Библиогиде

Маттсон У. Бриг «Три лилии»: М. Дет.лит., 1975

Николай Внуков «Розовая Гвиана»

«Это неправда, что мы невнимательны. Просто мы натренировались разговаривать и одновременно слушать урок. Сколько раз Татьяна Михайловна пыталась поймать нас на разговорах и неожиданно вызывала к доске то меня, то Орьку. Но мы всегда слово в слово повторяли то, что она рассказывала. Все-таки однажды она взяла у нас дневники и написала в графе замечаний:
«Хорошие способности при посредственной дисциплине».
Потом я всегда с гордостью открывал дневник на этой странице.
Мне нравилось, что у меня хорошие способности при посредственной дисциплине.
Это значило, что при отличной дисциплине мы с Орькой были бы гениями».

У нас творчество Внукова незаслуженно забыто, а ведь его детские книги переведены на многие языки мира. Его веселые рассказы о приключениях обыкновенных мальчишек, увлекательные истории об открытиях и загадках, с которыми они сталкиваются, в течение многих лет печатались в журналах «Костер» и «Искорка», по ним были сделаны теле- и радиопостановки.

А вот книги найти непросто. В моем детстве затрепанные томики с интригующими названиями «Динамис Мобилис» и «Розовая Гвиана» еще можно было найти в библиотеках, а сейчас они, наверное, списаны за ветхостью. Но если вы тоже их читали, то, наверное, помните забавную историю о нестандартном подходе к изучению английского языка, почти детективный рассказ о редкой марке «Розовая Гвиана», зеркала, сжегшие римский флот, и трагедию «Литуаники».

Внуков Н.А. Динамис мобилис / Рассказы и повести:Л.: Дет.лит., 1972.

Внуков Н.А. Розовая Гвиана /Рассказы и повести: Л.: Дет.лит., 1976 г.

Вильям Козлов «Президент Каменного острова»

«Врет мальчишка, что остров необитаемый.
Кто-то живет на нем. Ночью зажигает костер, а днем запускает в небо воздушные шары. И вертолеты, пролетая над островом, делают круг. Что-то непонятное творится вокруг…»

Повесть о мальчишках с таинственного острова посреди озера вышла в 1964г и с тех пор многократно переиздавалась. Об истории ее создания можно почитать на сайте Межутоки – так называется это место в реальности. В советское время повесть была очень популярна. Не по идеологическим мотивам, хотя их в повести немало. Просто это хорошая книга о подростках с сильными и обаятельными героями. С тайнами и приключениями: остров, недоступный для посторонних, на который можно попасть только по секретному ходу, таинственные сигналы, которыми обмениваются «островитяне». Ну и вдобавок соперничество между двумя главными героями за внимание героини.
Повесть написана легко и с юмором — ведь рассказ ведется от лица шестиклассника Сережи, личности отнюдь не героической, но оценивающего происходящее объективно и сочувственно.

Козлов В. Президент Каменного острова. Президент не уходит в отставку / Повести: Золотая библиотека: Л.: Дет.лит., 1990гг.

Марджори Киннан Роллингс «Сверстники»

История о детстве мальчика Джоди , живущего с родителями в глуши флоридских лесов получила в США престижную пулитцеровскую премию. Жизнь на практически отрезанной от мира лесной ферме — Острове Бакстеров — нелегка даже для взрослого, а уж для мальчишки могла бы стать и вовсе непосильной, если бы в ней не было такого чуднóго, ни на кого не похожего приятеля Сенокрыла и чуткого, любящего отца, который разрешает Джоди принести домой олененка, оставшегося без матери. Так начинается нежная, трогательная дружба двух сверстников: мальчика и олененка.
Светлая и грустная повесть о человечности, любви и о том, как это порой больно – взрослеть.
Отзыв на Библиогиде

Ролингс М.К. Сверстники /Повесть: М.: Дет.лит., 1976

Книги английской писательницы Нины Бодэн (встречается написание «Боуден») отличают редкая искренность и проникновенность. Английская критика называет ее произведения великолепными, незабываемыми, особенно выделяя их исключительную психологическую достоверность. При этом в ее повестях нет и намека на сентиментальность.

На русском языке в 1984г вышел сборник из трех повестей «Сбежавшее лето», о детях в начале XX века, в годы второй мировой войны и в послевоенное время. Помимо заглавного произведения, он включает две изумительные повести: «Кэрри в дни войны» и «Мятный поросенок».
Повесть «Мятный поросенок» навеяна рассказами матери писательницы о своем детстве и постоянном спутнике ее игр – ручном поросенке. «Кэрри в дни войны» рассказывает о событиях, пережитых братом и сестрой в маленьком валлийском городке, куда они были эвакуированы, и об их друзьях — проницательной «колдунье» Хепзебе, удивительном мистере Джонни и вдумчивом Альберте с забавной фамилией Сэндвич.

В каждой из трех повестей дети, в силу различных обстоятельств, оказываются вырванными из привычного окружения и вынуждены жить в новом, чужом для них месте, порой в разлуке со своими близкими. И хотя перемены в жизни приносят героям новых друзей и новые приключения, остается горьковатый привкус от осознания, что ничто уже не будет так, как прежде.

«Мысли Кэрри, как кусочки головоломки, кружились у нее в голове. «Разрушатся стены, если череп покинет этот дом», — сказал африканский мальчик, заколдовав Долину друидов.Череп вынесли из дома один раз, и сейчас же разбились зеркала и посуда. Затем его принесли обратно, и с тех пор дом стоит целый и невредимый, чтобы теперь в нем поселился мистер Эванс с его подлостью и жадностью…
Кэрри подняла руку и изо всех сил швырнула череп в пруд.»
Отзыв на Библиогиде

Бодэн Н. Сбежавшее лето / Повести: М. Дет.лит., 1984г.
Боден.Н Кэрри в дни войны / в сб. «Проклятие могилы викинга»: М.: Правда, 1990

Юрий Томин «Карусели над городом» — веселая, полная забавных парадоксов повесть.

«Отношения между братьями были очень простыми. Борис спокойно выливал воду из своего ботинка и отвешивал затрещину младшему брату. Младший брат спокойно принимал затрещину, спокойно попадал старшему ногой под коленку и наливал воду в другой ботинок.
При этом никакой злости друг к другу братья не испытывали.»

Мало было серьезному, увлеченному наукой Борису назойливого братца, так новый подарок небес — возникший ни с того ни с сего в «большом поселке» Кулеминске мальчик-инопланетянин, которому приходится объяснять буквально каждый шаг ! Одновременно нужно скрывать от окружающих, что он — не такой, как все.

«- Дыши, дурачок, — с непритворной заботой сказал Борис. — Дыши, а то так и помереть можно.
Феликс вытаращил глаза на Бориса, покраснел еще больше, но дышать не стал. Борис забеспокоился всерьез.
— Феликс, дыши, говорю!
Феликс шумно выдохнул воздух. — Спасибо, Боря. Я не знал, что так тяжело не дышать.
— Чтобы дышать, — пояснил Борис, — разрешения не спрашивают. Нужно самому дышать, нечего пыжиться. Плохо бы тебе было, если бы я не пришел.
— И дурачку тоже плохо?
— Какому дурачку?
— Которому ты дышать разрешил?
Борис с сомнением глянул на Феликса, стараясь угадать на его лице притворство. Нет, просто мальчишка еще совсем темный и все понимает буквально.
— Хватит, — сказал Борис. — Сегодня ты меня больше ни о чем не спрашивай. Договорились?
— Сегодня не буду, — послушно ответил Феликс. — Но ты не ответил на вопрос: где дурачок?
— Он здесь, — сказал Борис. — Я тебе его потом покажу.
На этот раз Борис имел в виду самого себя. Сейчас он просто не представлял, как выдержит целый месяц.»

Ем.Ярмагаев «Приключения Питера Джойса»

Тут я хочу воспользоваться (с уважением и благодарностью) отзывом
oxanasan , потому что мои впечатления от книги полностью с ним совпадают:

«…первая же фраза — напечатанный мелким наклонным шрифтом эпиграф, схватила меня за шиворот: «репутация человека, само собой, зависит от его добрых дел. А также — от усердия, с которым он докладывает о них каждому встречному». В этой книге была соль. И перец. И корица. И фанатичная дама-пуританка, бьющая деревянным башмаком церковный витраж (а не сотвори, понимаешь ли…), и обедневшая леди, втихаря угоняющая севший на мель голландский корабль (леди не терпит бесхозяйственности), и Питер Джойс — нелепый, как Дон Кихот, с ходу объясняющий, что английские донкихоты отличаются от испанских тем, что нападая на мельницу всегда рассчитывают на муку, словами, шпагой, интригами сдвигающий с места неповоротливую деревеньку Стонхилл и гонящий её на корабль, через океан, в неведомую Америку.
Там нифига не было романтики капитана Блада. Там были люди, мрущие как мухи от скученности и лихорадки, капитан, назначенный из кавалерии, пираты, которых, мрачно жужжа под нос псалмы, размазали по палубе их люгера стонхиллские пуритане — а потом деловито поделили их добычу. Благодаря этой книге я была единственным человеком в классе, который излагал освоение Америки не по Фенимору Куперу…»

От себя добавлю только, что это одна из немногих любимых книг детства, которая сохранила для меня свое очарование до сих пор. А читавших эту книгу я узнаю безошибочно: нет-нет да прорвутся в их речи навсегда врезавшиеся в память саркастичные и парадоксальные замечания Питера Джойса, одержимого мечтателя, хронического неудачника и вечного искателя.

Е.Ярмагаев «Приключения Питера Джойса и его спутника Бэка Хаммаршельда в Старом и Новом Свете» Л.: Дет.лит., 1976

Для старшего школьного возраста (13-15 лет)
Если в книгах для детей среднего школьного возраста преобладает приключенческая нотка, то книги для подростков постарше, во всяком случае, лучшие из них, как правило, отличаются бόльшим психологизмом и, часто, драматизмом повествования. Такие книги — не для необременительного проведения досуга, они требуют от читателя определенных душевных усилий.

Алан Гарнер «Совы на тарелках»

«….Ей очень больно… Ведь она хотела, чтобы цветы…а вы делали, чтобы совы…».

Проза Гарнера — это настоящая художественная литература, без всяких скидок на жанр. Написано им не так уж много, еще меньше издано в России. Алан Гарнер известен у нас прежде всего благодаря недавно переизданной дилогии о волшебном камне Брисингов. Эти сумрачные и тревожные сказки, основанные на сплетении мифов и старинных преданий, отличаются глубиной и изощренностью.

В 1967г вышел сложный, но блестящий роман «Совы на тарелках», получивший несколько престижных литературных премий. В его основу положено одно из средневековых валлийских сказаний о женщине, сотворенной из цветов могущественным волшебником и превращенной за измену в хищную сову.

Таинственные и пугающие события происходят с двумя английскими подростками, проводящими лето в Уэльсе, и их сверстником, местным парнишкой Гвеном. Неожиданные находки — старинный сервиз с затейливым рисунком то ли птиц, то ли цветов, фреска с изображением молодой женщины — обретают странную силу над героями, всплывают старые, от предков идущие обиды.
Прекрасно очерченные характеры, напряженные ситуации, сложный,совсем не детский треугольник взаимоотношений делают повесть по-настоящему волнующей и притягательной.

К сожалению, эта книга — библиографическая редкость. Вышла она на русском языке всего один раз, в одном томе с повестью «Элидор»

Гарнер А. Элидор/ Сказочные повести: М.: Энигма, 1994

Евгений Дубровин «В ожидании козы»

Кто-то может быть вспомнит хороший фильм «Француз» с Сергеем Шакуровым. Он снят по книге Е.Дубровина «В ожидании козы». К сожалению, в фильм вошла только первая ее часть. Это повесть о проделках двух бесшабашных братьев в маленьком послевоенном городке, которым неожиданное возвращение отца кажется посягательством на личную свободу.

…– Ну, теперь некогда гонять. Будут помогать мне по хозяйству. Сарай перекрыть надо, лебеды на зиму заготовить, картошку перебрать. Завтра встанем пораньше…
Мы с Вадом молча сидели за столом. Я знал, о чем думает Вад, а Вад знал, о чем думаю я. Нет, отец не нравился мне все больше и больше. Видно, нам не удастся найти общий язык…
— Принудительный труд, — сказал я, — широко использовался у древних римлян и греков. Это называлось рабством. Но в дальнейшем человечество сознательно отказалось от него, так как труд рабов был непроизводительным сравнительно с трудом свободного человека.
Фраза получилась очень красивой. Отец даже перестал есть.»

Повесть начинается как веселый анекдот, но постепенно, незаметно интонация делается все серьезнее и печальней. «С тех пор прошло немало лет. Все реже снятся родители, и я уже почти не помню их лиц. Полные приключений годы детства кажутся теперь прочитанными в какой-то книге. Лишь осталось от всего этого тревожное чувство перед пустынной дорогой. Так и чудится, что вдали покажутся двое с козой, и мне придется держать ответ за все, что делал не так…»

Отзыв на Библиогиде

Дубровин Е. В ожидании козы. Одиссея Георгия Лукина. Воронеж 2004г.

Чарльз Кроуфорд «Бег на трех ногах»

Проникновенная и очень грустная повесть о двух мальчишках и девочке, которых сводит вместе общая беда — все они пациенты одной больницы.

» – Доброе утро, Супертрубкин, – произнес чей-то голос.
Брент открыл глаза и глянул направо. Соседняя кровать была от него метрах в двух. На ней сидел, откинувшись на подушку, мальчишка его лет. У него были темные волосы и острое треугольное личико. Он курил сигарету.
— Одно хорошо с этой трубкой — не чувствуешь, какую гадость ешь, — мальчишка на соседней кровати улыбнулся. — Похоже, мы теперь будем видеться довольно часто. Доктор сказал твоим предкам, что ты здесь пробудешь месяц. Счастливчик. Меня здесь продержат до глубокой старости…»
— Как зовут твоего нового соседа, Кирк? — спросила девочка.
Ее тихий голос понравился Бренту.
— Брент Макаллистер. Его привезли вчера со сломанной спиной. Очень воспитанный. Его мама сказала, что он провалился в люк на сеновале. Брент, познакомься, Эми — единственный солнечный лучик в этой дыре.
— Здравствуйте, — сказал Брент.
– Добрый день, – ответила Эми. – Очень приятно, что наша компания увеличилась. Что бы там Кирк ни говорил, это совсем неплохая больница. – Эми улыбнулась Кирку и продолжала: – Мы все здесь друзья и неплохо проводим время, насколько возможно в больнице.»

Они действительно неплохо проводят время – углубленный в себя Брент, жизнерадостный и дерзкий Кирк и нежная, деликатная Эми. Им даже не мешает то, что на троих у них – три ноги: Брент – лежачий больной, Кирк скачет на костылях, и только болезнь Эми не ограничивает свободу передвижения. И однажды неугомонному Кирку приходит мысль всем вместе тайком удрать в кино…

Кроуфорд Ч. Бег на трех ногах: Повесть/ М.: Дет. лит., 1980

Жажда человечности» — сборник рассказов о подростках английских и американских писателей XXв. Мастерская проза во всех смыслах. Рассказы не новые, многим за полсотни лет. Тем не менее, звучат они на удивление современно и ничуть не утратили эмоционального воздействия. Сборник получился очень цельным и сильным; на мой взгляд, это одна из лучших антологий зарубежного рассказа.

Продолжаем вспоминать детские бестселлеры времен СССР.
Мы уже вспомнили самые популярные детские книги у школьников СССР и современных подростков, а также узнали, какие книги незаслужено забыты и практически недоступны для современных школьников в бумажном виде. Теперь вспомним, что мы, советские школьники, любили читать по жанрам. Конечно же, эту серию откроет фантастика. Она, без сомнений, вместе с приключениями, была самой любимой у советских мальчишек и девчонок.

1. «В ночь Большого прилива» Владислава Крапивина
Другие галактики и миры всегда манят подрастающее поколение. Ведь в детстве нет препятствий и ограничений для фантазии, все кажется возможным, особенно, если это происходит с такими же мальчишками и девчонками, как ты. Владислав Крапивин, как никто другой, умеет восполнять эту детскую тягу к неизведанному, одновременно пробуждая лучшие чувства: сострадание, поддержку, участие, любовь и преданность. Герои книг просто оживают на наших глазах и становятся своими — близкими и друзьями.
Фантастические книги Крапивина, которые большинство советских школьников впервые читали в журнале «Пионер», несли в себе не только приключения в иных мирах, но и крепкую дружбу, взаимопомощь, патриотизм и самопожертвование. Фантастика органично вплеталась в повседневную мальчишечью жизнь, и читатель уже буквально с первых страниц не мог представить, как это все можно разделить. К счастью, многие современные дети и сейчас читают книги Крапивина «запоем».
2. «100 лет тому вперед» Кира Булычева

Еще один наш родной российский детский фантаст, который создал для советских школьников особый мир будущего в котором живет обычная школьница Алиса Селезнева. Ну и что, что она летает со своим папой-ученым директором космического зоопарка по разным планетам, дружит с инопланетным профессором Громозекой и частенько вступает в схватки с космическими пиратами? Все равно она самая обычная девочка из XXI века.
Книга «100 лет тому вперед» занимает в цикле про Алису особое место, ведь по ее мотивам снят культовый в СССР детский фильм «Гостья из будущего». Надо ли говорить о том, что фильм по телевизору показывали не часто, а расставаться с его героями категорически не хотелось? Поэтому и книга получила просто огромную популярность. В библиотеках на нее выстраивались очереди, а счастливые владельцы если и давали ее почитать, то только «на один вечер». Современные школьники могут наслаждаться этим шедевром без ограничений, поэтому лично я им завидую.
3. «Гиперболоид инженера Гарина» Алексея Толстого

Книга, написанная в 1927 году, держала в напряжении ни одно поколение советских школьников. Эта история имеет отголоски реальности, ведь она о науке, жажде власти и противостоянии двух великих держав — США и России (СССР). Поразительно, но после открытия советскими физиками Басовым и Прохоровым квантового генератора, академик Л. Арцимович, выступая на всесоюзном совещании научных работников, сказал:
Для любителей научной фантастики я хочу заметить, что игольчатые пучки атомных радиостанций представляют собой своеобразную реализацию идей „гиперболоида инженера Гарина.
Знали ли об этом простые мальчишки и девчонки, которые с жадностью «глотали» страницы зачитанной книги? Скорее всего, нет. Но это не делало ее менее увлекательной.
4. «Аэлита» Алексея Толстого

И еще одна любимая советскими школьниками фантастическая книга от создателя Буратино. На этот раз о прекрасной марсианке и трепетной истории любви. И, конечно же, эту книгу предпочитали девочки. Ведь книг о любви в то время было совсем не много. А уж если ее героиней оказалась инопланетянка, а действие происходит в правдоподобных марсианских пейзажах, популярность была обеспечена. Примечательно, что автор, осознавая главную целевую аудиторию своего произведения, сам в 1937 году переделал первоначальный роман в повесть для юношества. А еще, это произведение получило развитие и продолжение: в 1967 году советский фантаст Константин Волков написал расширенную редакцию «Аэлиты» с оригинальным сюжетом «Марс пробуждается», которая также получила популярность у советских детей.
5. «20 тысяч лье под водой» Жюля Верна

Да, знаменитый капитан Немо и его подводная лодка Наутилус также занимают почетное место в нашем ТОПе. Конечно же, в СССР просто не было школьников, не знакомых с творчеством Жюля Верна. А уж приключения капитана Немо стали просто эталоном фантастики и приключений. Удивительно было уже то, что писатель фактически предсказал появление подводных лодок и возможности длительных путешествий под водой. Что еще можно сказать об этой книге? Да только то, что ее просто нужно прочесть, пусть это сейчас и не модно.
6. «Человек-амфибия» Александра Беляева

И опять ранняя советская фантастика, которая остается актуальной до сих пор. Ихтиандр стал просто именем нарицательным, а эту книгу читали и перечитывали наши бабушки, дедушки, папы и мамы, а потом и мы сами. Наши дети, избалованные другой фантастикой, могут не захотеть читать книгу, но с удовольствием посмотрят фильм, тем более, что экранизации этой повести продолжаются. Ну а мы, вполне можем захотеть перечитать это пронзительное произведение о человеческом одиночестве и трагедии быть не таким, как все.
7. «Приключения Электроника»Евгения Велтисова

Да, это совсем детская книга, более известная в СССР благодаря одноименному фильму. Многие дети (и я в том числе) даже не знали, что есть такая книга. И если она случайно попадала в руки, восторг был полным, ведь в книгу у удивительного мальчика-робота Электроника и его живого друга Сережи гораздо больше разных приключений. Достаточно только сказать, что там появляется подруга Электроника девочка-робот. В СССР у книги были до обидно маленькие тиражи, поэтому даже в библиотеках найти ее было сложно. Зато сейчас все желающие могут расширить свое представление о приключениях Электроника и узнать, что было дальше (лично меня финал фильма очень разочаровал).
8. «Затерянный мир» А.Конан Дойла
Путешествие в дебри Амазонки на неизведанные горные плато и встреча с живыми динозаврами — что может быть увлекательнее? И никакие уроки географии и биологии вместе взятых не смогут убедить в том, что такое представление о строении нашей планеты ошибочно. Там внутри явно не пустота, и в это хочется верить, особенно, когда читаешь о приключениях удивительной экспедиции Челленджера со спутниками (профессором Саммерли, лордом Джоном Рокстоном и репортером Мэлоуном, от чьего лица ведётся повествование).
Тут мало науки, зато много фантастики и удивительных находок. Но именно это всегда и увлекает юных читателей. Лично я перечитывала эту книгу 3 раза. А вы?
9. «Янки при дворе короля Артура» Марка Твена
И еще одна фантастика от классика. Король юмора Марк Твен остался им повествуя об американце, который волей судьбы оказался при дворе короля Артура. История, смешанная с приключениями и путешествиями во времени и приправленная удивительным талантом Твена увлекала и не давала оторваться от чтения этой книги. Кстати, многие узнали о ней также благодаря одноименной экранизации. Но читать все равно было интересней. И очень хотелось верить, что главные герои смогут вернуться домой. Хотя и в далеком прошлом предприимчивый янки зря времени не терял и смог обустроить средневековье на свой лад.
Кстати, этой удивительной историей Марк Твен положил начало целой серии книг и фильмов о таких случайных перемещениях во времени. И сейчас даже есть специальный термин — попаданцы.
10. «Понедельник начинается в субботу» братьев Стругацких
И этот ТОП-10, конечно же, был бы неполным и незавершенным без гениального произведения Аркадия и Бориса Стругацких. НИИЧАВО — Научно-исследовательский институт Чародейства и Волшебства стал родным и близким для нескольких поколений советских подростков и взрослых. А уж о том юморе которым пропитаны страницы этой книги и говорить не нужно. Кстати, кто еще не знает (неужели такие есть?) знаменитая новогодняя сказка «Чародеи» снята по мотивам этой книги. Но, тем кто смотрел фильм, не нужно обольщаться, что знакомство со Стругацкими состоялось. Совсем нет, книга совсем о другом, и в ней всего намного-намного больше.
А какую фантастику любите читать вы и ваши дети? Расскажите!

А вы их помните?
В советское время читали почти все, от мала до велика. А что ещё было делать, если смартфонов не было, а по телевизору крутили бесконечные вести с полей?
При этом многие уже и не помнят, какие огромные тиражи имела в Советском Союзе подростковая литература. Аркадием Гайдаром когда-то зачитывались не хуже, чем «Голодными играми»…
Интересно, а нынешним школьникам это будет интересно? Проверьте!
Вот 11 незаслуженно забытых советских произведений:
1. Григорий Адамов, «Тайна двух океанов» (1938).

В романе описывается поход советской подводной лодки «Пионер» из Ленинграда во Владивосток через Атлантический в Тихий океаны. Главный герой — юный Павлик, сын советского дипломата, оказавшийся на борту из-за кораблекрушения.
Подводная лодка следует вокруг мыса Горн, чуть не погибает в антарктических морях, в Тихом океане подвергается нападению японского крейсера «Идзумо» и уничтожает его ультразвуковым лучом. А один из членов экипажа оказывается вражеским агентом…
2. Аркадий Гайдар, «Тимур и его команда» (1940).

До 1986 года повесть «Тимур и его команда» издавалась в СССР 212 раз и была переведена на 75 языков. Общий тираж составил 14,281 млн экземпляров. Это легендарная книга, под воздействием которой по всей стране развернулось детское общественное движение «тимуровцев».
Тимур, Коля Колокольчиков и Сима Симаков помогают людям, нуждающимся в поддержке, в особенности родственникам тех, кто служит в Красной Армии. Отмечать их дома маленькими красными звёздами и бороться с хулиганами Квакиным и Фигурой начинает и девочка Женя, приехавшая в дачный посёлок…
3. Вениамин Каверин, «Два капитана» (1940).

С детских лет Саня Григорьев умел добиваться успеха в любом деле. Он вырос мужественным и храбрым человеком. Мечта разыскать остатки экспедиции капитана Татаринова привела его в ряды лётчиков-полярников.

Жизнь капитана Григорьева полна героических событий: он летал над Арктикой, сражался против фашистов. Его подстерегали опасности, приходилось терпеть временные поражения, но настойчивый и целеустремлённый характер героя помогает ему сдержать данную себе ещё в детстве клятву: «Бороться и искать, найти и не сдаваться»…
4. Валентина Осеева, «Васёк Трубачёв и его товарищи» (1947–1951).

Эта знаменитая трилогия была удостоена Сталинской премии и двух экранизаций.
Первая часть рассказывает об одном годе предвоенной жизни подмосковного советского школьника-четвероклассника Трубачёва и его одноклассников. Вторая часть описывает события, происходившие с Трубачёвым и его одноклассниками, выехавшими на летние каникулы в Украину и оказавшимися на оккупированной немцами территории. Третья часть рисует процесс восстановления в родном городе Трубачёва разрушенной при бомбёжке школы силами подросших и возмужавших учеников…
5. Анатолий Рыбаков, «Кортик» (1948).

Эта книга (первая часть трилогии, продолженной романами «Бронзовая птица» и «Выстрел») была переведена на множество языков и дважды экранизирована.
Главный герой повести Миша Поляков находит во дворе спрятанный от посторонних глаз офицерский кортик XVIII века, в котором он обнаруживает зашифрованное послание. И теперь вся жизнь Миши и его друзей превращается в увлекательное, но очень опасное приключение. Следы ведут к подпольной контрреволюционной организации…
6. Лев Кассиль и Макс Поляновский, «Улица младшего сына» (1949).

Мальчик Володя Дубинин живёт в городе Керчь жизнью обыкновенного советского мальчишки. Оккупацию Керчи гитлеровскими захватчиками Володя встречает в рядах партизанского отряда. Сражаясь в его рядах совместно с другими пионерами наравне со взрослыми, он проявляет образец подлинного героизма и мужества.
Здесь нет интриги, нет захватывающих поворотов сюжета. Есть просто детство и война. И история одного пионера-героя…
7. Вахтанг Ананян, «Пленники Барсова ущелья» (1956).

В повести рассказывается о детях, попавших в беду в горах Кавказа. Оказавшись в плену стихии, они мужественно переносят испытания судьбы. Преодолевать трудности, а порой и смертельную опасность им помогают дружба, взаимная поддержка и сила духа.
Но это не просто приключенческий роман о детях. Мальчики оберегают и поддерживают единственную девочку, помогают ослабевшим и перевоспитывают одного эгоиста в их компании…
8. Михаил Михеев, «Вирус “В”-13» (1956).
Май 1945 года. Вторая мировая война закончилась, Германия повержена, готовится суд над международными преступниками, а недобитые нацистские прихвостни уже ищут себе новых хозяев.
В руки советской контрразведки случайно попадают материалы, однозначно указывающие на то, что гитлеровцы активно работали над созданием страшного биологического оружия, а участники этого секретного проекта не только избежали ареста, но и готовы продолжить начатое…
9. Александра Бруштейн, «Дорога уходит в даль…» (1956–1961).
Автобиографическая трилогия о Сашеньке Яновской — девочке из интеллигентной семьи, дочери хирурга. Время и место действия — дореволюционная Россия, Вильно.
В первых книгах речь идёт о школьных годах Сашеньки, но потом она становится ученицей Женского института и узнает о деле Дрейфуса. Очень интересная книга, проливающая свет на жизнь в Российской империи в предреволюционные годы. Сашенька сталкивается с событиями, которые сыграют эпохальную роль в истории страны…
10. Леонид Платов, «Секретный фарватер» (1963).
Широко распространена среди моряков всего мира легенда о вечно странствующем по морям корабле с мёртвым экипажем — «Летучем Голландце». Во время войны в узких заливах и протоках Балтийского моря командиру торпедного катера Шубину пришлось наяву столкнуться с таинственной подводной лодкой с таким же именем. Но загадку этой подлодки удалось разгадать лишь в послевоенное время.
Книга была экранизирована спустя 23 года после первой публикации, что говорит о её непреходящей популярности у нескольких поколений советских читателей…
11. Георгий Гуревич, «Мы — из Солнечной системы» (1965).
Ким, обычный врач-профилактик проходит школу жизни в социально безоблачном, но по-прежнему небезупречном будущем, населённом 100-миллиардным человечеством. Идёт преобразование Солнечной системы, открываются невиданные возможности улучшения человеческой жизни — достижения практического бессмертия, прорыва к звёздам, установления контакта с иными цивилизациями.
Но люди по-прежнему страдают от неразделённой любви, ищут своё место в жизни, разочаровываются и теряют иллюзии…
А вы читали что-то из этого списка? Или уже не вспомните?

Поклонники серии сразу догадаются, откуда взялось название «Подросток N»: так называется один из рассказов сборника Нины Дашевской «Второй». Его герой размышляет: «И вдруг мне в голову пришла такая простая мысль: каждый человек думает, что он особенный, что в его голове — отдельный мир. Неповторимый. Я, скажем, совершенно не такой, как все. А на самом деле — подросток N». Впрочем, к концу истории ему надоест быть безликим «подростком N», и парень вновь становится Гришей. Надо сказать, текст отлично объясняет концепцию книжной серии «КомпасГида»: книги рассказывают о типичных проблемах всех 13−17-летних людей этого мира, вроде первой любви или серьезной ссоры с лучшим другом, в то же время каждое произведение неповторимо, а его герои — настоящие и уникальные.

В рассказах Дашевской происходящее с героем не так важно, как его размышления. Она сама нередко говорит в интервью, будто все ее произведения выстроены одинаково: я иду и думаю. В небольшом сборнике семь историй, в них размышляют семь разных подростков. Одни тексты охватывают лишь несколько часов из жизни героя, другие ретроспективны, мы узнаем, что случилось с этими подростками через несколько лет. Лишь один, самый последний рассказ, очевидно фантастический, а остальные вполне реалистичны, все это могло произойти с любым из наших знакомых взрослеющих людей.

Нина Дашевская. Второй 640 ₽ Собранные под этой обложкой рассказы по-разному затрагивают одну тему: не всегда ты чувствуешь себя первым, но куда важнее, что ты — другой, самоценный. Сравнивать себя с кем-то, вроде более удачливым, талантливым, пробивным, — дело пустое: тот, кем ты был вчера, — единственный камертон тебе сегодняшнему.

Сборник начинается с музыки, персонажи первого рассказа учатся в музыкальной школе и играют в ансамбле. Главный герой не уверен, что он станет большим музыкантом, лишь игра в ансамбле помогает ему понять новое о музыке и о себе самом. Дашевская вообще удивительно пишет о музыке, она так рассказывает о пьесах и игре на музыкальном инструменте, что даже человеку, бесконечно далекому от этого искусства, все-все становится понятно. В отличие от книги «Около музыки», в этом сборнике музыке посвящена лишь одна история, все остальные о другом. Например, о поиске себя. Можно ли считать себя кем-то значимым, если ты самый младший в семье, и все советуют тебе брать пример с замечательных старших братьев? Это и выяснит Матвей Грошевский, герой рассказа «Грошик». А персонаж самого последнего текста, «Канатоходец», даст повод поразмышлять о цене героизма. Ведь подросток Доминик умеет ходить по канату, да он вообще многое умеет, вот только не приемлет риск ради риска, бросаться в опасные приключения можно только по очень серьезному поводу. Например, когда нужно спасти город.

Герои Нины Дашевской — всегда тонкие чувствительные подростки, которые внимательны к деталям. Они замечают самые разные мелочи — старая кирпичная стена, название «Пуговишников переулок» или красиво разложенные по столу яблоки становятся для них отдельным значимым событием, через которое можно понять что-то новое о мире, красоте и самих себе.

А я влюбился в Моцарта по уши; я забросил специальность и играю только его, разное. И все это из-за Оли. Она мне показала, как он дышит, как звучит — будто чистую воду пьешь; и из первой ноты так естественно вытекает вся соната, будто другой музыки и быть не могло. Как скульптор достает уже готовую скульптуру из неотесанного камня, шаг за шагом, так и Моцарт — из мира звуков высекал одно единственно возможное произведение, удивительная штука, чудо».

Мария Ботева. Сад имени т. с. 695 ₽ Свету и троих мальчишек ждет большое испытание — им предстоит защищать родину! Может ли прошлое влиять на нас? К удивлению персонажей повести, еще как может: благодаря прадеду, чей подвиг едва не канул в Лету, жизнь семьи резко и бесповоротно изменится. К лучшему!

Книги Марии Ботевой для подростков, как правило, очень многоголосны. Она любит большие семьи и с удовольствием рассказывает обо всех, детях и взрослых. Каждый ее персонаж — личность со своей интонацией и жизненной позицией. Не сразу диалоги, описания и события сливаются в одну, общую и значимую для всех историю.

В повести «Сад имени Т. С.» читатель сначала знакомится с большой шумной семьей Казанцевых, а затем на протяжении всей книги наблюдает за историей формирования общей семейной памяти. Родители и четверо детей выясняют подробности жизни двоюродного деда Трофима Савоськина, героя Великой отечественной войны, и организуют общественное движение для увековечения его подвига. Каждый проживает это по-своему: мама участвует в специальном комитете, второклассник Вася выступает в школе и лагере с рассказом о жизни героического деда, Света пытается узнать у двоюродной бабушки, каким человеком он был дома, в семье. Мы увидим, как общая история сплачивает семью, помогает преодолеть кризисы и обжиться в новом доме.

В послесловии Мария Ботева пишет, что она придумала Трофима Савоськина и его историю, однако у персонажа был реальный прототип, разведчик Григорий Булатов. Автор коротко пересказывает непростую судьбу военного героя и задает читателю немаловажные вопросы. «Мне захотелось подумать, как чувствуют себя люди, которые узнают, что их родственник — герой. Да еще какой!» — пишет Ботева. Подросткам, которым попадется в руки эта книга, вообще придется как следует задуматься, не только о моральном измерении памяти, но еще и о том, как сегодня быть хорошим человеком.

Самым первым стоял солдат в телогрейке, он застегнул ее на все пуговицы, зато пилотка едва сидела на голове, из последних сил. Наверно, если бы она была человеком, то давно бы уже соскочила с его головы и сбежала. И сам он, похоже, хотел куда-нибудь бежать, но почему-то стоял перед фотографом. Но смотрел не в объектив, а куда-то выше, поднял подбородок, вытянул шею… Все по очереди рассматривали фотографию и молчали, только Васька сказал удивленно: — Дедушка. — Ваш прадед. Ему тут девятнадцать. Это Берлин. Почти перед самым Днем Победы. Так мы узнали, что наш прадед — герой войны».

Евгения Овчинникова. Мортал комбат и другие 90-е 640 ₽ Напоминающие то веселые байки, то мудрые притчи, рассказы балансируют между литературой взрослой и подростковой. Первые узнают в городке Кокчетаве родной двор четвертьвековой давности, вторые испытают радость, найдя много общего со своей жизнью. Взрослые покажутся пусть чуть-чуть, но все-таки ближе, понятнее.

В последнее время все полюбили писать и читать рассказы о детстве. Забавные случаи, искренняя дружба и необычная родня на фоне самобытных городков и примет времени находят своих поклонников среди читателей любого возраста. Правда большинство подобных книг говорят о советском детстве, как, например, полюбившаяся всем «Манюня» Наринэ Абгарян. Евгения Овчинникова сочинила примерно такой же сборник историй, полный колоритных персонажей и доброго юмора, о событиях 90-х гг. прошлого века. «Лихие 90-е» в этой книжке вовсе не представлены чередой несчастливых лет, совсем наоборот, автор очень занятно вспоминает подробности жизни того непростого и интереснейшего периода.

В двенадцати рассказах Овчинникова описывает свое детство в Казахстане, впрочем, большинство историй сборника — выдуманные. Первый текст представляет нам семилетнюю Женю, которая мечтает увидеть живого М. С. Горбачева, а в последнем героиня и ее родители прощаются с городом Кокчетавом и собираются переезжать в Санкт-Петербург, потому что «в девяностые все вообще были охвачены лихорадкой отъездов: надо куда-то ехать, что-то делать, что-то решать». Мы прочитаем о том, что коллекционировали дети 90-х и как они проводили свободное время, узнаем, почему зарплату на работе могли выдавать пластиковыми тазиками или консервами, что такое видеосалон. Рассказы эти как будто читает современный подросток, племянник автора, так что описания кокчетавского детства перемежаются с диалогами взрослой Евгении Овчинниковой и то ли настоящего, то ли выдуманного специально для книги 14-летнего Кирилла. В конце он убеждает автора сочинить еще один, последний рассказ, историю встречи с городом детства спустя много лет.

В день N во двор стекается около миллиона болельщиков. Для игры бралось по десять вкладышей с каждой стороны. Они клались двумя стопочками, картинками вниз. Нужно было, хлопнув ладонью по чужой кучке, перевернуть как можно больше вкладышей. Все, что оказывалось перевернутым, игрок забирал в свою коллекцию. Мы заранее договаривались о составе вкладышей в кучках».

Книжный проект журнала “Time Out Москва”.
Об этом опросе я начала писать в другом посте.
Здесь выборка ответов на вопрос — “Детская книга, которая была незаслуженно забыта”.
Михаил Айзенберг: Не забыты, но как-то «не на слуху» две замечательные детские книжки: «Недопесок» Юрия Коваля и «До свидания, овраг» Константина Сергиенко.
Василий Аксенов: «Приключения капитана Врунгеля».
Соломон Апт: «Маленький оборвыш» Джеймса Гринвуда.
Юрий Арабов: Волковские книжки, которые сейчас мало популярны. Это «Волшебник Изумрудного города» и «Урфин Джюс и его деревянные солдаты». Классная литература.
Мария Арбатова: Юрий Олеша «Три толстяка».
Дмитрий Бак: «Мой дедушка — памятник» В. Аксенова.
Андрей Битов: Виктор Голявкин. Разные книжки были – «Тетрадки под дождем» и др.
Шиш Брянский: «Сказки Города цветных ленточек» Антонио Роблеса.
Дмитрий Быков: «Талисман» Эдит Несбит.
Петр Вайль: Таких нет. Дети — самые непредвзятые читатели: если забыли, значит заслуженно.
Михаил Веллер: Михаил Ильин «Сто тысяч почему».
Дмитрий Воденников:
Иван Вырыпаев: Русские народные сказки.
Александр Гаврилов: Не помню.
Андрей Геласимов: «Васек Трубачев и его товарищи».
Екатерина Гениева: «Маленький лорд Фаунтлерой».
Александр Генис: «Король Матиуш».
Виктор Голышев: Житкова мало издают.
Линор Горалик:
Дарья Донцова: Мне кажется, что незаслуженно забыт такой писатель как Юрий Коваль. Во всяком случае, его книга «Недопесок», а также сказка Эно Рауда «Муфта, полботинка и моховая борода» – это совершено замечательные детские книги. Что-то я в последнее время не вижу их на прилавках.
Борис Дубин: Назову две, но одного автора — петербургского прозаика Владимира Марамзина (с 1975 года он живет во Франции и к детской тематике, точнее — оптике, взгляду на мир, больше не обращался): «Тут мы работаем» (1966) и «Кто развозит горожан» (1969).
Вячеслав Дурненков:
Олег Зайончковский: «Детские годы Багрова-внука» С. Т. Аксакова.
Александр Иванов: В детстве у меня была одна любимая книжка. Ни автора, ни названия ее я не помню. Там два мальчика во время войны убежали из дома и разыскивают какие-то сокровища в горах. Вот она – незаслуженно забыта. Мной незаслуженно, гнусно мной забыта. Всюду ищу – и нигде найти не могу (А. Приставкин «Ночевала тучка золотая». – Прим. Time Out).
Алексей Иванов: «Карусели над городом» Ю. Томина. Советский строй упразднили, а детство-то осталось.
Вячеслав Иванов: «Солнечное вещество» Бронштейна.
Наталья Иванова: Я такой не знаю.
Фазиль Искандер:
Александр Кабаков: Не знаю…
Тимур Кибиров: Одна из первых полюбившихся мне книг называлась «Маленький Иллимар», к несчастью, имени автора я не запомнил, какой-то эстонский классик (Фридеберт Туглас. — Прим. Time Out). И картинки там были замечательные. Я до сих пор помню эти истории из жизни маленького деревенского мальчика и уверен, что книга эта действительно хорошо написана.
Юрий Клавдиев: Романы Гайдара.
Николай Коляда:
Илья Кормильцев:
Алексей Костанян: Сейчас все то, что мы читали в детстве, практически не переиздается. Даже Агния Барто забыта. Вот, скажем, Сергей Алексеев – исторические вещи для детей, из истории России XVII-XVIII веков. «Небываемое бывает» – про Суворова, «Жизнь и смерть Гришатки» – про Пугчевское восстание. Во-первых, это воспитывало неосознанный патриотизм – который сохранился и до сих пор. А во-вторых – слог. Там удивительная поэзия в строке. Сейчас этого, по-моему, нет нигде.
Григорий Кружков: В этом вопросе какая-то ловушка. Если я помню эту книгу, значит она не забытая. И если я помню, почему не считать, что и другие помнят? А вот какие из не забытых нами книг сегодня редко издаются — другой вопрос. Но поскольку точных данных об этом у меня нет, лучше промолчать.
Павел Крусанов: Вероятно, та самая, которую я забыл.
Дмитрий Кузьмин: «Человек-горошина и Простак» Александра Шарова.
Борис Кузьминский: «Бевис» Р. Джеффриса. Впрочем, в Англии она, кажется, не вполне еще забыта.
Илья Кукулин: Проза Александра Шарова и стихи Ирины Пивоваровой.
Майя Кучерская:
Олег Лекманов: «Девочка и птицелет» Киселева.
Александр Ливергант: «Маленький лорд Фаунтлерой», Френсис Бернетт.
Эдуард Лимонов:
Сергей Лукьяненко: «Экспедиция к предкам» Александра Свирина.
Станислав Львовский:
Юрий Мамлеев:
Максим Мошков: Валентин Иванов «Русь изначальная». (Знаю-знаю, не детская это книга. Но когда же, как не в детстве, ее читать?)
Вадим Назаров: Размышляя над ответом, заглянул в интернет-магазин, и обнаружил что все из подзабытого мной издано другими. Наша детская литература так бедна, что не может позволить себе такой роскоши, как забытые книги.
Анатолий Найман:
Андрей Немзер: Не помню. То, что я любил, то и сейчас вполне читают. А тосковать по Алексину у меня никаких оснований нет.
Максим Немцов: “За Синь-Хребтом в медвежьем царстве, или Приключения Петьки Луковкина в уссурийской тайге”.
Владимир Нестеренко:
Вера Павлова:
Сергей Пархоменко:
Павел Пепперштейн: К сожалению, большой можно составить список. В детской литературе нельзя сказать, что все оценены по достоинству. Потому что детям не дают самим оценивать. Есть книги, которые дети оценили бы по достоинству, — но они до них не добрались.
Людмила Петрушевская: Антоновская «Великий Моурави» (4 тома) — про грузинского царя.
Дмитрий Пригов: Книги Чарской.
Захар Прилепин: «Тот, кто называл себя О. Генри» Николая Внукова.
Ирина Прохорова:
Евгений Рейн: «Серебряные коньки» (Мери Мейп Додж.— Прим. Time Out).
Андрей Родионов: «Самая легкая лодка в мире» Юрия Коваля.
Лев Рубинштейн: Не знаю. Я, как и все, знаю лишь те книги, которые не забыты. А которые забыты, то ведь и я их забыл.
Михаил Рудницкий: Антоний Погорельский «Черная курица, или Подземные жители».
Мария Рыбакова: Я помню как сквозь сон, что в детстве читала книгу Дональда Биссета «Забытый день рождения» — и эта книга была сама как сон…
Ольга Славникова: Ян Ларри «Необыкновенные приключения Карика и Вали». Это была первая книга, которую я «зачитала» в библиотеке. Не смогла с ней расстаться. Теперь ее затмевают вариации на тему Гарри Поттера.
Алексей Слаповский: Наверное, я такой не прочел.
Владимир Сорокин: «Приключение доисторического мальчика». Автора не помню (Эрнест Д’Эрвильи. – Прим. Time Out).
жирныйАнна Старобинец: Она наверняка есть, но я ее тоже незаслуженно забыла.
жирныйМария Степанова: Трилогия Александры Бруштейн про Сашеньку Яновскую. «Динка» Осеевой.
жирныйИлья Стогов: У нас почему-то совсем не прокатила «Страна Оз».
Борис Стругацкий: Например, «Кондуит и Швамбрания» Кассиля. Первое издание.
Виктория Токарева:
Наталья Трауберг: Джемисон «Леди Джейн».
Михаил Угаров:
Людмила Улицкая:
Макс Фрай: Это, мне кажется, обширнейшее поле, которое ждет своих исследователей (и издателей). Ну вот, первое, что приходит в голову. Была такая сказка португальца Жозе Гомеса Феррейры «Чудесные приключения Жоана-смельчака». Прекрасная сказка, этакая «Одиссея», история о странствии. Кажется, кроме меня и хозяйки книги никто о Феррейре даже не слышал. Подобных случаев, не сомневаюсь, очень много.
Баян Ширянов: «Чук и Гек» Гайдара.
Михаил Шишкин:
Леонид Юзефович: Ирмгард Койн «Девочка, с которой детям не разрешали водиться».
Михаил Яснов: Стихи Марии Моравской.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *