Все описанные ниже ситуации являются плодом воображения автора, любые совпадения с реальными людьми и событиями случайны.

Проблема

Представьте себе обычную женщину 35 лет. Назовём её Ирой. У Иры есть муж Коля и двое детей. В браке они почти 8 лет. Последние пару лет Иру беспокоят отношения с мужем. Она чувствует, что он стал более отстранённым, часто он бывает резким и всё реже её поддерживает. Время от времени он высказывает ей такие замечания, от которых у неё случаются истерики. В общении с Колей Ира испытывает целую гамму негативных эмоций. Она может на него обижаться, злиться и временами чувствовать себя несчастной. Все эти негативные переживания не лучшим образом сказываются на её отношениях с детьми. Она всё чаще начинает на них раздражаться и периодически переходит на крик, когда её не слушают.

Попытки Иры переговорить с Колей и выяснить, что происходит, успехом не увенчались. Коля дал ей понять, что его всё устраивает, и он ничего менять не собирается. А все проблемы заключаются в ней самой и в том, что ей «нужно лечить нервы». На сегодняшний день Ира не рассматривает вариант развода. Пока что она хочет реагировать более спокойно на мужа и детей.

Как мы будем работать с Ирой, если она обратится к нам с такой проблемой?

Определим цель работы

По факту, основная проблема Ира состоит в том, что она испытывает сильные негативные переживания в общении с мужем. То есть, по сути, мы имеем дело с эмоциональной зависимостью. Если моё эмоциональное состояние зависит от того, что делает или говорит другой человек, то это означает, что у меня есть эмоциональная зависимость от этого человека. Любой психически здоровый человек может испытывать такую зависимость, это совершенно нормально. Она бывает у всех людей, но по-разному проявляется.

Однако нужно понимать, что эмоциональная зависимость вызывает и негативные, и позитивные переживания. В нашем примере, когда Коля делает (или говорит) что-то хорошее, Ира испытывает позитивные эмоции (например, он говорит комплимент, и она чувствует радость). Если же Коля делает (или говорит) что-то плохое, то у Иры возникают негативные эмоции (например, он грубо отвечает, и она на него обижается). Негативные и позитивные переживания в таких ситуациях – это две стороны одной медали. Или как качели. Когда мы получаем то, что хотим получить, мы испытываем эмоциональный подъём. Когда мы не получаем то, на что рассчитываем, происходит эмоциональный спад.

Соответственно, мы не можем избавиться от негативных эмоций, не затрагивая позитивные. Если мы хотим снизить «амплитуду» эмоционального спада, нам нужно в целом изменить отношение к человеку. Оно будет более ровным и спокойным. Вне зависимости от того, что он делает или говорит: что-то хорошее или что-то плохое.

Поэтому на первом этапе мы договоримся с Ирой, что такая перспектива её действительно устраивает. И она на самом деле хочет, чтобы её отношение к мужу стало более ровным, без сильных эмоциональных всплесков в любую сторону.

Шаг 2

Выясним вредные убеждения

Эмоциональная зависимость возникает подсознательно (поскольку за эмоции и привязанности отвечают, главным образом, подкорковые структуры головного мозга). И формируется она в отношении тех людей, которые максимально соответствуют определённому образу «идеального» партнёра. Этот образ также является неосознанным. Если говорить предельно просто, то, когда мы подсознательно отождествляем человека со своим «идеальным» образом, у нас возникают сильные позитивные эмоции. Отождествление происходит в тот момент, когда он делает (или говорит) так, как мы хотим, т.е. соответствует нашим ожиданиям, оправдывает их. Если же он делает (или говорит) что-то «плохое», т.е. не соответствует нашим ожиданиям и нашему «идеальному» образу партнёра, то мы испытываем сильные негативные эмоции.

Поэтому определить «идеальный» образ партнёра (осознать его и описать) проще всего именно в моментах сильных эмоциональных переживаний. В такие моменты довольно чётко проявляются наши ожидания в отношении другого человека. И мы можем их отследить в своих мыслях.

Соответственно, на втором этапе работы мы подробно проанализируем пиковые эмоциональные моменты Иры в отношениях с Колей. Вспомним и разберём две ситуации с максимально сильными позитивными и негативными переживаниями. То есть конкретные моменты, когда Ире было очень «хорошо», и когда было очень «плохо» в отношениях с Колей. И пропишем их по разделам «Ситуация» – «Эмоции» – «Мысли». В результате мы как раз и составим тот «идеальный» образ партнёра Иры, которому должен соответствовать Коля, с точки зрения её подсознательных ожиданий.

Обычно такой «идеальный» образ сводится к одному или нескольким убеждениям из следующего списка:

  • Он может чувствовать те же эмоции, что чувствую я (если это ожидание реализуется, возникает ощущение родства, слияния или единства с таким человеком)
  • Он может делать что-то для меня, а не для себя (то есть может обо мне заботиться)
  • Он может сделать меня счастливой
  • Я ему нужна сама по себе (он меня безусловно принимает)
  • Он всегда будет рядом, никогда меня не бросит и не оставит (возникает ощущение безопасности, надёжности или спокойствия)

Именно подобные убеждения и вызывают негативные эмоции Иры в тех случаях, когда Коля не соответствует её ожиданиям. То есть делает (или говорит) то, что ей не нравится. Поэтому мы назовём эти убеждения «вредными».

Если Ира хочет реагировать более спокойно на то, что делает или говорит Коля, то ей нужно осознать, что Коля в принципе не может соответствовать «идеальному» образу, и сформулировать другие убеждения. А затем научиться общаться с ним, исходя из адекватных ожиданий.

Шаг 3

Сформулируем полезные убеждения

На данном этапе мы проанализируем «вредные» убеждения, критически их оценим и оспорим. И, в конечном счёте, пропишем более адекватные ожидания, которым другой человек в принципе может соответствовать. И на которые мы реально можем рассчитывать в отношениях с другими взрослыми людьми.

В дальнейшем, когда Ира будет ориентироваться на полезные убеждения в отношениях с Колей, у неё уже не будет сильных эмоциональных реакций на то, что он делает (или говорит).

Шаг 4

Научимся делать себя счастливым

Эта задача сначала может показаться не понятной, но она совершенно необходима, если мы хотим научиться спокойно реагировать на других людей.

Дело в том, что основная причина эмоциональной зависимости заключается в том, что мы подсознательно ожидаем счастья от какого-то постороннего человека. Если я считаю, что кто-то другой может сделать меня счастливым, то его отношение ко мне будет для меня чрезвычайно важным. Для меня будет катастрофой, если он станет относиться ко мне плохо. Потому что это сделает меня несчастным. И наоборот, его хорошее отношение будет залогом моего счастья. А поскольку я не могу контролировать его мысли и его эмоции, то буду испытывать страх и тревогу в таких отношениях.

Короче говоря, меняя отношение к Коле, в работе с Ирой мы параллельно будем учиться испытывать счастливые состояния. Мы выясним, как и от чего они появляются, и научимся их достигать самостоятельно, вне зависимости от каких-то посторонних людей. В противном случае после Коли появится Вася, Петя или кто-то другой, к кому Ира начнёт испытывать эмоциональную зависимость. Потому что её потребность быть счастливой никуда не исчезнет. Она сохранится, и всё так же будет требовать своего удовлетворения.

Пост скорее адресован мужчинам, молодым и еще не женатым. О том, как важно правильно и осознано выбирать себе спутницу жизни, и делать это с холодной головой, трезво оценивая качества будущей жены .

В сети много историй о женах, перенесших абъюз от мужа-психопата. И я пока не видела ни одной истории от жертвы женщины-психопатки, жены-психопатки, матери-психопатки.

Расскажу за себя и своего отца.

Навеяно https://pikabu.ru/story/ya_uzhe_vyizyivayu_taksi_6700730

Моя мать — истероидная психопатка, и это не считается болезнью. Это расстройство личности, которое не подлежит ни принудительному лечению, ни дает послабление или оправдание в случае, если человек с таким расстройством совершит противоправное деяние. Такого человека нельзя «сдать в психушку», если он не опасен и не угрожает обществу, и для внешнего окружения он будет душка, милейший человек. В психиатрии это считается уродство характера, дефект личности. Как правило, он сделает все, чтобы предстать перед потороними людьми или дальними родственниками жертвой обстоятельств, плохого обращения, не благодарных детей, кого угодно. И только его близкие будут знать, в каком аду они живут, будут знать, но не смогут никак на это повлиять, кроме как отдалиться и не контактировать с токсичным человеком.

Вот здесь подробно описан механизм манипулирования психопатами окружающими людьми, не знакомыми с психопатией, лояльными, не понимающими, что происходит:

Как в свое время мне помогла эта и другие статьи на тему психопатии, так и я надеюсь, что кому то поможетсобранный мной за годы терапии, проработок своих состояний и проблем материал. Поможет выйти из-под иго абьюзера, токсичного родственника, родителя, партнера.

С самого раннего детства, сколько я себя помню, я ненавидела мать. Я боялась и ненавидела ее, но тогда я этого не осознавала. С раннего детства я тянулась к отцу и чувствовала, что с матерью что то не так. Она была ненастоящей, какой то деланной, фальшивой, странной и опасной. Она делала странные вещи, которые не поддавались никакому объяснению. вела себя неадекватно, и я понимала это с раннего возраста.Она была фальшивая и деланная насквозь, и руководствовалась в своих поступках не справедливостью и любовью, а эгоизмом и ненавистью. Все это я осознаю потом, в терапии, ближе к сорока, когда болезни и страдания частично разрушат мою жизнь, а постоянные боли станут обычным делом. Именно они, болезни и боли станут двигателем моих проработок, самоанализа и стремления докопаться до причины всего, что было в моей жизни.

Помню, в три года меня спрашивали, кого я больше люблю, маму или папу и я отвечала «папу». Помню,как меня за это почему-то начали гнобить тетка (сестра матери) и сама мать. На меня тогда наорали, наругали, и с тех пор я стала отвечать на этот вопрос «правильно», как им было нужно, хотя в душе знала, что это не так и мать я не то что не люблю — я ее боюсь. Я была ребенком и моя нелюбовь и настороженое отношение к матери было следствием ее отношения ко мне: с раннего детства она меня откровенно травила, слегка издевалась, так, чтобы это выглядело как безобидные шутки, и всячески подчеркивала, что двое старших детей (сын и дочь, между нами всеми два года разницы) — ее, а я — не ее, я отца. Потом, спустя годы, проходя терапию с психотерапевтом, я пойму ее позицию: она не хотела третьего ребенка, всю беременнность порывалась сделать аборт (на ее счету 8 или 11 абортов кроме трех детей,середина 70-х по середину 80х, и «ачотакова, все так жили»), мальчик и девочка, и на сделала уже домуя абортов, «невпервой», сделаю еще один. Я смогу понять ее эту позицию, понять, но не просить. Отец, который очень любил детей, уговаривал ее оставить третьего ребенка, несколько раз он валялся у нее в ногах, и третья беременность, равно как и третий ребенок станут ее любимым фактором шантажа. Ребенка она оставила, потом порывалсь делать аборт, шантажировала мужа. В конце концов, на седьмом месяце беременности она сделает полноценную попытку аборта, благо деревенские повитухи умелые и знающие бабы, всегда под рукой. В деревне на 200 жителей был только фельдшерский пункт, библиотека да клуб, ни школы, ни детского сада. Ей дадут хинин, скажут выпить и идти поднимать тяжести. чтобы плод вышел. По их теории от лекарства ребенок умрет, и чтобы он вышел, надо поднимать тяжести. Она выпьет достаточно порошка и пойдет ставить вторые рамы на зиму, начнутся схватки и ее увезут в роддом в райцентр за 30 км. Ребенок, к ее неудовольствию и досаде, родится живой и в будущем получит всю меру ее ненависти и неадекватного отношения.

Историю моего рождения моя мать расскажет мне в мой 12-й день рождения, когда я приеду из интерната и только сойдя с автобуса, кушала суп с лапшой, и, мать заговорила о том, как в муках она меня рожала, как не хотела рожать, как отец ее уговаривал, и как она попыталась сделать аборт на позднем сроке. Аборт — это ее слова, меня потом будут поправлять, что это называется по другому. Преждевременные роды, что то такое. Но она хотела умертвить ребенка, она не хотела преждевременных родов, ее цель была именно убить. Рассказав мне историю моего рождения, мама поднесла руки к моему горлу и сказала фразу, от которой у меня внутри все оцепенело, и это внутреннее оцепенение будет во мне до тех пор., пока я не расскажу этот эпизод своему терапевту и не осознаю все чувства, что там были. «Если бы после тебя еще были (дети), своими бы руками бы удавила!» И она сделала движение руками на моей шее, показывая, как бы она их убила, душащее движение. Внутри меня все оцепенело, холодный ужас разлился из груди: мне показалось, что она хочет меня убить. » И тебя бы убила, будь у меня возможность» — то, что я услышала в ее послании. В этом послании было все: и жалость, что я родилась живой, и досада. что не может убить уже, избавиться, и посыл, что хотелось бы избавиться от тебя, да куда тебя денешь. С этим ужасом и ужасом от многих других ее деяний типа убийства кошек, топления котят, истерик и других совершенно аморальных вещей, которые нормальные люди не делают,) я проживу до 38 лет, счастливо считая, что » у меня хорошая мама, как у всех, нормальная семья». Тут надо зметить, что аморальность ее поступков не касалась секса или алкоголя: она никогда не пила, не курила, ненавидела пьяных, даже шампанского не пригубляла на новый год, не была распутна, скорее наоборот, брезглива и кроме отца, мужчин не имела даже после их развода.

На момент их женитьбы отец был перспективным, подающим большие надежды комсоргом, городским, приехавшим после армии в деревню. Недавно из разговора с теткой, сестрой отца, узнала, что мать женила его на себе, сказав, что беременна и потом «потеряв» ребенка.Причем подсказала ей такой вариант ее же мать. Отец был завидный жених, его любили все комсомольцы, начальство жаловало и пророчило большую карьеру.Много раз отец делал попытки уехать из нашей глуши в более село, но мать сопротивлялась. Мать, как я осознаю это в терапии, была социопаткой, она нарцистически боялась больших сел, других, не из своего села людей, и вообще что-то менять в жизни. Наглядно демонстрирует ее поведение ситуации, когда к ней в библиотеку приезжало начальство с проверкой из райцентра из за того, что она задерживала отчеты (расставить в колонках данные . сколько книг какого жанра было взято читателями за месяц, она даже этого сделать не могла) и она пряталась в кладовке за бочками с мукой и зерном. Либо убегала к соседям и пряталась у них. Я была маленькая, года три-четыре, но я помню, как мне было неловко, когда заведующая райотделом открыла кладовку и сказала, «Люся, я знаю, что ты здесь, выходи», и из-за бочки с мукой торчит попа. Мы не перезжали в другое, большее село, где была школа и где бы мы могли ходить в школу из дома, а не из интерната для детей из отдаленных сел, потому что мать мечтала всю жизнь ходить «первой павой на деревне», а именно такой она была в селе на 200 человек. Нарядно одевшись, накрасив красным-красным лаком длинные ногти, набигудявив волосы, вышагивала она с важным видом по единственной улочке нашего села, строила глазки проходящим трактористам и луговодам и представляла себя первой красавицей. Наверное, так оно и было, учитывая контингент села — многодетные неблагополучные разнорабочие и трактористы, родственники, дети или родители которых раньше или сейчас сидели в тюрьме, помышлявшие сбором анаши для зоны.Из интелигенции в семье были только мои родители да управляющий. Была яркая комсомольская свадьба, куда приехало все партийное начальство отца из района, стали жить, она заберемнела первым ребенком и отец перевез семью сначала в большое село, где была школа, а затем и в город. Там моя скандальная мать не ужилась со свекровью, и после родов они вернулись по ее настоянию в ее родную деревню, «поближе к мамке с папкой». Мать истерила и скандалила по каждому поводу, я помню скандалы, которые она закатывала, с раннего детства. Двое старших детей ходили в садик, а я , поскольку я была недоношенной, слабой, оставалась дома с матерью. Все происходило пока двое старших были в саду. Она меня не кормила толком, я была рахитиком, болезным ребенком, мать долгое время думала, что родила больную девочку, с дцп или умственно отсталую т.к. я была недоразвита, без ногтей, со слипшимися пальцами,еще какие то вещи давали ей повод так думать. Все мое младенчество она тыкала отцу, что «этот ребенок болен, надо было аборт сделать, это ты виноват, кому нужен больной ребенок». Я была свидетелем ее истерик по каждому поводу и их скандалов, которые провоцировала всегда она. Я помню, как она его выводила из себя и наслаждалась его злостью, тем, что у него сжимаются кулаки но он не позволяет себе ее ударить. Отец выпивала, как все, но он стал пить уже серьезно после одного инцидента. Отца отправили учиться в Москву в высшую партийную школу — к нему благоволило его начальство, его очень уважали и ценили. Мать считала себя деревенской дурочкой, комплексовала страшно по всякому поводу и без, и отказалась с ним ехать, и ему не дала. Она пошла к своему отцу, который был вхож в партийное районное бюро, наплела ему. что муж ее бьет, что он плохой человек и ты , папа, должен этому воспрепятсвовать. Скажи им, чтобы отправили кого-то другого. Мать стала провоцировать отца на пьяные драки, чтобы было взаправду, жаловалась всем и каждому, играла жертву и лапочку, несчастную женщину с пьющим мужем и тремя детьми. Ее мотивация, как она мне сама рассказывала. когда я стала постарше — «станет начальником с высшим образованием и меня с тремя детьми бросит, зачем ему деревенская баба без образования».Ее отец встретился с руководством, рассказал о том, какой тиран их любимчик, и в итоге, его не только не отправили учиться, но папа потерял всякое уважение в глазах партийных работников.Его перестали уважать, назначать, обращаться, с ним стали обращаться презрительно. Отец не понимал — он был очень светлын человек, не мог подозревать в людях ни лицемерия, ни двойного дна. Он не понимал, что произошло. Мать добилась своего — отрезала ему все пути к развитию, к переезду в более лучшие условия. БУдучи боллезненно зависимой от своей матери, родителей, она планировала всю жизнь провести в этой умирающей деревне, лишь бы быть рядом с ними. Она добилась, чего хотела — для отца на первом месте были семья и дети. а его совестливость давала ей обширную возможность для манипуляций. Отец перестал «рыпаться», куда-то рваться, чего-то хотеть — мой папа, имевший много интересов в жизни, покупавший нам развивашки и конструкторы, сделавший нам дом качели и спортивные снаряды, во дворе и в детстской комнате, турники, папа, служивший на подводной лодке и обошедший на ней почти весь мир, занимавшийся подводным плаванием, рыбалкой, охотой (он любил природу, привозил нам ежиков из леса, учил меня следам, учил любить и уважать природу, так что я хотела стать лесником или натуралистом), мой папа, у которого дом и двор был полная чаша — эстакада, сад огород, сеновал, загоны для кота, мой папа, работящий, трудолюбивый …. — стал пить… Мать была из той породы женщин, у которых никаких интересов кроме денег и красных ногтей, на детей плевать, она ненавидела готовить и стирать, потому что «ногти испортятся». Потом, в мои 10 лет мать заболела раком, ей удалили грудь, и без того скандальная, истеричная, неадекватная, она вбила себе в голову, что «она мужу не нужна» и таки да — скандалами вынудила отца уехать. И все время она была жертвой своего плохого мужа, и все ей верили, бедненькой несчастной. После ухода отца она начала избивать меня, избивала люто, озверело, получая удовлетворение всякий раз, когда ей удавалось меня подавить. Избивать меня было не за что — я была книжной девочкой, забитой, несчастной, отличницей с грамотами и олимпиадами — избиения всегда начинались с ее слов о том, что я вся в отца. Смотришь как отец, ешь, как отец, руки как крюки как у отца, вся в отца, не смей его защищать — так начинались ее придирки ко мне и завершались избиением шнуром от кипятильника. Старших детей, любимых ею детей не было дома, как всегда -они этого не помнят, отрицают. Для них она была хорошей любящей матерью (не для сестры, впрочем, той тоже досталось) — когда в первые в сорок лет я начала говорить о том, что было, он все в голос начали отрицать. обвиняя меня во лжи, неблагодарности и чем только можно. Отец уехал в город к своим родителям, и если раньше я была хоть как-то защищена им, и мы вдвоем были изгои, ненавидимые, чуждые элементы среди родни матери, то, теперь мать на мне о отрывалась по полной. Она подала на него в суд, заставив меня давать показания против отца — специально, зная, что я его любимая дочь. Меня заставили врать, поклявшись на конституции, перед этим тетка, сестра матери. меня запугала, дергала за волосы, что если я начну защищать отца на суде или скажу что я не видела того, что она меня научили говорить, они (родня матери) устроят мне «веселую» жизнь. Отец тебя не заберет, не жди, никому ты не нужна.» Мать хотела «отомстить отцу, играя несчастную инвалидку, которую бросил муж одну с тремя детьми, больную раком. Отцу дали условно, чего и добивалась «мать» с ее родней — ее сестра, особо не любившая моего отца, третировавшая меня все детство, иниировала и суд, и подачу уголовного заявления о побоях, чтобы окончательно растоптать отца. На хорошую работу с судимостью отец устроиться не мог, перебивался в городе где как, геодезистом в геологоуправлении, по знакомству, с теми, с кем в юности ходил в разведывательные партии в тайгу. Были 90, денег не платили, все бартером… Когда мне было 16 и я только поступила на 1 курс,папа умер.

Я жила в аду все это время, много болела, в 30 лет попала в ДТП, и только после дтп (по вине водителя маршрутки), видя мои окаменевшие мышцы, меня отправили к психологу. Последние 10 лет я в терапии у разных психотерапевтов, не всегда удачно. Мать разводила своего любимчика, старшего сына, много раз, с законными женами, с его гражданскими женами… Там дети есть от преэних браков. Любимая присказка ее и прочей родни «мать одна а жен хоть сколько может быть» В последний раз когда она начал встречаться в девушкой, я вмешалась и раскрыла ему глаза немного на сущность этой женщины, нашей матери. Сказал, что он ее не слушал, жил своей жизнью, потому что она не думает совсем, ни о будущем, ни о других. Неспособность планировать — это тоже свойство психопатов.

Тут на пикабу я часто вижу посты или комментарии женщин, терпящих насилие от свои матерей или членов семьи. Я начала выбираться из болезни, только прекратив все связи с матерью и братом и сестрой,хоть это и было поначалу непросто. Мне помогла решиться на это статья Беттани Уэбстер «Управление не контактом» и другие е статьи из цикла «исцеление материнской травмы».У нее есть еще полезные статьи на эту тему.

Открыть глаза на то, что такое психопатия и понять, что вообще с моей матерью не так, помогли лекции Марины Линдхолм и книги, которые она советовала. Книга «Люди без совести» и еще какие-то.

Мужчины, будьте внимательны, выбирая себе путницу жизни. Почитайте литературу о психопатах и манипуляторшах, о ловушке эмпатии (ссылка вначале поста), чтобы не попасться в сети психопатки и знать, что такое злокачественный человек.

Девушки, женщины — не бойтесь уйти из семьи. где вы терпите насилие, будь то от мужа или от матери (вспомнилась история суррогатной матери, которая тут недавно писала, она большая молодчина).

Моим ста подписчикам, я соберусь с силами и начну писать свои наблюдения и взгляды на буддизм, на восточные практики, вегетарианство и восточный менталитет. Пока что мне этот пост дался с трудом, сидя на коленках перед ноутбуком. Прошу прощения за опечатки и недостаток знаков препинания, тире — трудно писать.

Любви нам всем и адекватного окружения!

Слышал, как одна девочка сказала маме с серьёзным лицом: «Сейчас как истерику закачу». Интересно, у кого она научилась так говорить и почему угроза закатить истерику считается действенной. Наверное, кто-то боится.

Раз мужики разбегаются, как тараканы, значит, истерика работает, то есть воздействует на окружающих. Но нужно ли такое воздействие? Многие истерички мне признавались, что они бы и рады вести себя прилично, но не могут — привычка. С другой стороны, столько поводов для истерики, что грех не закатить.

Например, мужчина думает, что никаких поводов не даёт, но это не так! Во-первых, некоторые мужики одним своим присутствием образуют непреодолимое желание впасть в истерику. Во-вторых, он три года назад сказал такое, что как вспомнишь, так убить хочется. В-третьих, он столько должен делать, говорить, слушать, вести себя правильно! Но не делает, гад, не ведёт себя правильно, и вот как ему без истерики объяснить, если он не понимает.

Ну и потом, всякие мелочи тоже вызывают непреодолимое желание истернуть: погода не та, состояние не то, настроение плохое, а у него хорошее; настроение хорошее, а у него морда кислая; и вообще, а вдруг чего случится.

Это краткий список причин и оправданий. Всё, конечно, так, только результат не радует.

• Когда мужчина уходит, то истерика теряет признаки высокого искусства. Без благодарного зрителя можно истерить в стену или подушку, но это уже не то. Никто не оценит.

На любую привычку есть своя «отвычка», если есть желание перестать быть истеричкой. У кого такого желания нет, дальше можно не читать.

1. Признайте факт, что вы истеричка. Из этого факта не следует, что надо рвать на себе волосы, переживать и, в конечном итоге, опять закатывать истерику. Это как признать факт плохой погоды: хочется тепла и солнца, но бывает холодно и дождь. Ну и ладно, такова реальность.

2. Если такая реальность не нравится — делайте другую. Можно просто прекратить закатывать истерики после осознания их не конструктивности, такие случаи бывают, но редко. Поэтому лучше начать постепенно отказываться от безобразного поведения, например, так…

3. Если хочется закатить истерику, не отказывайте себе сразу в этой дурной привычке. Только возьмите ответственность за свое поведение на себя. Сообщите окружающим, например, мужу: дорогой, у меня сейчас минут на 10 будет истерика, ты тут ни при чём. Буду орать. Может быть, чего разобью. Засеки время, потом буду мириться. И 10 минут закатывайте истерику на здоровье. Но только то время, которое себе отвели на это безобразие. Потом обязательно извинитесь и поблагодарите за внимание.

4. Никто не против хороших микстур и приятных таблеток. Только по рецепту врача. Вряд ли надо сразу принимать что-то серьёзное, отключающее сознание и вызывающее прилёт розовых слоников и весёлых мартышек, это крайность. Но простые натуральные успокаивающие средства, типа пустырника и кошачьей радости — валерьянки, можно и нужно использовать, если помогает. Пробуйте.

5. Бывает и так, что истерики являются проявлением какого-то другого заболевания, тут лучше обратиться к специалисту, пройти обследование. Только не надо впадать в крайность — изображать из себя жутко больного человека, которому разрешено эмоционально хулиганить, объясняя всё своею болезнью.

6. Просите помощи и договаривайтесь. Если вы точно знаете, какие ситуации (слова) вас очень раздражают, то можно договориться с партнёром, чтобы, хотя бы на время, другой человек помог вам — по возможности исключил создание этих ситуаций, исключил использование неуместных выражений.

7. Юмор спасает от многих неприятных ситуаций, в том числе от истерик. Займитесь профилактикой, больше смейтесь. Как говорил Вольтер: «Всё, что становится смешным, перестаёт быть опасным».

8. Сделайте истерики по расписанию. Не когда вам хочется, а в определённое время. Ничего так не отвращает от истерики, как принуждение. Мы так устроены, что если что-то делаем против своей воли, то это быстро надоедает. И в тот момент, когда захочется истернуть по определённому поводу, вполне возможно, что уже не захочется.

9. Сформулируйте для себя, как должны вести себя окружающие, если у вас истерика. Конкретно: что делать, говорить, какие эмоции показывать. Потом расскажите свои пожелания окружающим вас людям. Как ни странно, часто люди с удовольствием выполняют эту просьбу. Им так легче.

10. Теперь самое простое. Перед тем как захочется закатить истерику, переключитесь. Физическое переключение самое эффективное. Как минимум, можно кисти рук засунуть под холодную воду. Конечно, лучше голову, но не всегда это возможно. Присядьте раз 50, пробегитесь, отожмитесь, глубоко вдохните и выдохните три раза. Глядишь, и жизнь наладится.

Знаю одну семейную пару. У них полная гармония. Жена освоила искусство художественно-драматической истерии. У неё истерики случаются регулярно. Муж радуется. Хвалится, рассказывал мне, что так красиво и эмоционально, как его жена, никто не умеет закатывать истерики. Предлагал показать. Я отказался, ибо и так верю.

Теги: психологическое здоровье, женщина, психология общения, истерика, поведение

Генетика – удивительная штука. В наследство от мамы мне достались красивые губы и детский голосок, от папы – багаж посерьезнее: обостренное чувство справедливости и умение идти до конца в любой ситуации (за Родину, так за Родину). Мне удавалось провоцировать конфликты даже там, где, казалось бы, их быть не должно. Ничего не проходило мимо моего зоркого справедливого ока незамеченным: я отчитывала подростков, которые лезли в магазине без очереди, сотрудников заправки, не вызвавших скорую бездомному, лежавшему на углу их прекрасного нефтяного заведения, с пеной у рта доказывала бывшим коллегам, что бездействие – прямой путь в никуда. До 29 лет я была тем самым человеком, которому больше всех надо. Надо для себя, не для других. Зачем? Давайте разбираться.

Toxic

Людей, которые во что бы то ни стало пытаются доказать свою правоту, называют токсичными. Или тяжелыми – выберите приемлемый для себя вариант. В психологии и официальной медицине такого понятия нет. «Токсик» родом из лексикона «народных» психологов. И это понятие как нельзя лучше отражает реальность.

Люди с «авторитетным» мнением засоряют атмосферу, превращая обычные диалоги в атомную войну и словесную ядерную бомбардировку. Я сама была такой же – девушкой, которая на «ладно, забыли» всегда отвечала «нет, подождите». А потом осознала, для чего это делаю, и перестала. Теперь моя жизнь стала намного проще и интереснее.

Ты мне друг, но истина дороже

Почему у многих людей есть непреодолимое желание всем все доказывать?

Все просто. Звание «Стократный чемпион мира по спорам» – это подтверждение собственной значимости. А регулярная потребность делать это говорит о комплексах и неуверенности в себе. И это действительно так! Даже мысль о том, что мое мнение может быть ошибочным, когда-то вгоняло в дикий стресс: мне казалось, что таким образом окружающие хотят меня унизить и оскорбить. Надо ли говорить, что это не имело никакого отношения к действительности? Пока мы зависимы от оценки других, мы будем спорить до потери голоса и трехсуточной нормы выброшенного в кровь кортизола, который, кстати, частично виновен в агрессивном поведении. Так что прежде, чем вступить в очередную полемику, задумайтесь, что изменится после того, как вы выиграете спор?

Ответ слишком очевиден: вы получите только минутное удовлетворение и сформируете новое желание подпитать свое «эго» таким же способом (психологическая наркомания, она такая). По большому секрету: способ далек от идеала и только порождает новые проблемы.

Что делать?

Мне понадобилось полтора года сеансов у психотерапевта, чтобы осознать пять простых вещей: 1) люди делают ошибки, и это нормально 2) от выигранного спора в твоей жизни не изменится ничего от слова «совсем» 3) противоположное мнение оппонента не имеет ничего общего с его отношением к тебе 4) тотальная нелюбовь к себе лечится на психотерапии, а не в спорах 5) умение принимать критику – жизненно необходимый навык.

Первый шаг к счастливой и экологичной жизни – принятие себя. Не нужно постоянных сравнений себя с другими, которыми мы обязаны «безобидным» фразам из серии «А вот Маша все съела – она хорошая девочка, а ты нет». Совсем не обязательно быть «самым», чтобы тебя любили и уважали окружающие.

Второй – адекватная оценка ситуации. Поймите: вступая в спор, никто не хочет оскорбить вас – человек просто думает по-другому и имеет на это полное право.

Третий и самый важный – ежедневная работа над собой. У людей с адекватной самооценкой нет маниакальной потребности выиграть спор. Они просто живут и наслаждаются каждой минутой, достигнув своего персонального «дзена».

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *