Выпивать с теми, кто впоследствии стал первым составом F.P.G, Пух (Антон Павлов) начал в 93 году. После двух лет пьянства, весной 1995 F.P.G попали на сцену. Иисус («Черный Культпросвет») ангажировал их на сцену, воспользовавшись отсутствием звукооператора. Он же присел за барабаны и решил пофапать. Вторая композиция скоропостижно закончилась семяизвержением и отключением звука вернувшимся из туалета звукачем. Осенью 1995-го в группе стал фапать Мякиш (Алексей Ложкин). Потом опять долго-долго пили, немножко протрезвев только к появлению в составе F.P.G осенью 1996-го гитариста Димастого (Дмитрий Селезнев). В 1997 году бас-гитара была доверена Герасиму (Владимир Гуренко).
Появление новых музыкантов, готовых работать над собой, позволило начать активную концертную жизнь в городе Нижний Новгород, его окрестностях (Дзержинск, Арзамас, Павлово), а позднее и в столицах. Важную роль в деле продвижения группы на большую сцену сыграли команды «Черный культпросвет» (ныне «ЧеКультура» г. Санкт Петербург) и «Элизиум».
В разное время F.P.G издавались на российских сборниках «Панк Революция», «Панк Обстрел», «Панк Аккупация», «Панки в городе», «Boots On The Streets» и международном сборнике «WORLD WIDE NOISE ATTACK» выпущенном на английском лейбле RETCHrecords. Всего группа записала три альбома, которые постоянно выпускаются на московском лейбле Sound Age Productions
Гастролировали в гг. Санкт Петербург, Выборг, Москва, Киров, Чебоксары, Брянск, Печера-Коми, Рязань, Самара, Казань, Йошкар-Ола, Ижевск, Новосибирск, Барнаул, Ростов-на-Дону, Армавир, Тамбов, Пенза, Новгород, Калининград, Владимир, Иваново, Тольятти, Ульяновск.
Выступали на одной сцене с командами: «Наив», «Коррозия металла», «Тараканы!», «Ульи», «Дистемпер», «Пурген», «Вибратор», «the Пауки», «Маррадеры», «Оргазм Нострадамуса», «Мавзолей», «Элизиум», 7000$, «Витамин роста», JMKE, «Ва-Банкъ», «Пилот», «Алиса» и др. В феврале 2005 г. имели честь сыграть два концерта (Н. Новгород, Москва) со своими кумирами the Exploited. В августе 2005 года умудрились пронести бутылку абсента (0,7) на фестиваль «Нашествие» в Эммаусе, которую лихо выпили перед выходом на северную сцену!
Родина…Гонщики
Летом 99-го был записан альбом «Родина ждет героев – Пизда рожает дураков». В начале 2000 г. он был выпущен на Sound Age Productions (Москва). Выйдя из запоя, зимой 2000—2001 г. F.P.G записали 2-й альбом «Гонщики. Песни в стиле еблобилли». Он вышел также на Sound Age Productions летом 2001 г.
В отличие от предыдущего, записанного преимущественно в стиле «The Exploited», новый альбом получился более разноплановым и содержит композиции в стилях: сайко, ска, хард-кор, перепевки на русском языке «Ace Of Spades» группы The Motorhead и «My Way» Фрэнка Синатры/Сида Вишиза. По мнению критиков — панк-рок от такого разнообразия стилей не пострадал.
Весной 2003 года в составе F.P.G появляется молодой, перспективный барабанщик Пахан (Павел Бравичев). Его внезапное появление ускорило процесс созревания третьего альбома.
«Гавнорок»
Третий студийный альбом нижегородских панков «F.P.G», «Гавнорок», вышел 9-го декабря 2004 года на лейбле «Sound Age Productions». Долгожданная пластинка включает в себя 12 композиций, которые были записаны на студии «ТОНмейстер» Максимом Созоновым, работавшим с «F.P.G» над их предыдущим релизом «Гонщики» (2001).
Пластинка «Гавнорок» является наибольшим говном «F.P.G», в котором музыканты решили не замарачиваться и играть то что им суждено — настоящее говно. Стоит отметить, что помимо самих «F.P.G» (с новым барабанщиком Павлом Бравичевым, экс-вокалистом группы «Подонки») в записи альбома приняли участие ряд нижегородских музыкантов: Альберт Родин и Дмитрий «Седой» («7000$»), Игорь «Малый» и Геннадий «Ганс» Ульянов («ДНК»), Диляра («Последний Приют»). Во всех композициях бэк-вокалистом выступил Алексей «Мякиш» Ложкин (экс-барабанщик «F.P.G»).
В целом это полное дерьмо.
«Punk Jazz»
Последним сюрпризом для широкой аудиторий поклонников стала «акустическая» программа Punk-Jazz аранжировка старых хитов, исполняемых с контрабасом и классической гитарой.

Даша Суднишникова

Ребята знакомы давно: сначала дружили, а потом поняли, что нравятся друг другу. Поначалу отношения школьников были по-детски невинными, но потом дело дошло до интима. Даша уверяла, что «это» случилось у них всего один раз. Но и этого ей якобы хватило, чтобы забеременеть. Вскоре о непростой истории железногорских Ромео и Джульетты узнала вся страна. «Сначала думали, что у нее отравление, но постепенно стало приходить осознание того, что дело совсем не в проблеме с желудком. Купили тест на беременность, а он показал положительный результат», — рассказывала мама девочки в одном из ток-шоу.

Брат Мурата Шханукова, издевавшегося над пасынком: «Ребенок мешал ему заниматься сексом с любовницей»

Ваня, узнав о грядущем отцовстве, испугался, но Дарью не бросил, привел к своей маме, вместе обо всем рассказали. Вот только медики скептически относятся ко всей этой истории, считая, что мальчик в силу малолетнего возраста еще не может быть папой. «Все результаты показывают, что он еще ребенок. У него тестостерона даже нет. Половое созревание не началось и начнется даже не завтра», — отмечал врач-уролог.

Сегодня выяснилось, что специалист оказался прав. У Даши была любовная связь с другим парнем, 15-летним Степой.

Даша и Ваня продолжают дружить

Степан занимается спортом, учится с девочкой в одной школе. По его словам, Даша нравилась ему давно. Он решил взять ее шантажом. «У тебя парней много, не только Ваня. Давай тогда и со мной? Если откажешь, всем расскажу, какая ты», — угрожал Степа.

Дарья, испугавшись, не смогла отказать. В результате интим у них случился второпях чуть ли не на подъездных ступеньках — вот и вся «романтика». Об этом школьница побоялась рассказать близким, что неудивительно: у мамы рак, отец вечно подшофе — ему не до детей.

Степа во всем признался. Подростка уже поместили под домашний арест, так как родители Даши уже написали заявление в полицию об изнасиловании. «Сейчас их таскают по разным ведомствам: в прокуратуру, к следователям. Дело гремит на всю страну, так что все на ушах», — признался друг семьи беременной девочки в разговоре с «Комсомольской правдой».

Против Даши в Сети идет травля. Поначалу она болезненно воспринимала происходящее вокруг, но потом свыклась. «А то, что девочка звездит в Инстаграме – это элементарная защита. Просто ей сейчас стыдно, она пытается пережить, что с ней случилось», — заключил источник.

Сейчас немногие знают, кто такой «большак» и кто становился «черничкой». Семейные традиции предков нашему современнику могут показаться невыносимыми, но многие историки и краеведы уверены: именно жёсткие нормы позволяли не только выживать, но и множить потомство.

Семеро по лавкам

«Достаточно обратиться к русским сказкам: хорошая жена, а не богатство или власть, — высшая награда для главного героя, — поясняет краевед Николай Сапелкин. — Супруга на Руси называли суженым — дарованным судьбой. Традиционная русская семья — семья большая. Тут легко впасть в крайность. Одни авторы клянут домострой и беспросветную крестьянскую жизнь, другие, наоборот, — романтизируют патриархальный быт. Но правда в том, что именно те отношения давали шанс выжить в тяжёлых условиях».

В маленькой тесной хате делили кров престарелые отец с матерью, сыновья с жёнами, внуки, а бывало, что и правнуки. И чем больше была семья, тем она была эффективнее. В сущности, это был трудовой коллектив, артель: мужчины вместе пахали, сеяли, косили, строили, женщины поддерживали хозяйство и воспитывали детей. Если кто-то заболевал или умирал, его было кем заменить в работе.

Семьей управлял деятельный старик — большак. Его власть была беспрекословна и покоилась на твердокаменном авторитете традиции. И всё же это не спасало от интриг и скандалов. Скажем, снохе, которая плохо готовила хлеб, не было житья от постоянных упрёков.

В каких условиях жила семья в дореволюционной России? Неотапливаемые сени вели в хату, сбоку от входа был судний угол с горшками и посудой, в дальнем углу — печка и полати, в красном углу — стол и лавки, у стены — сундук и, наконец, женский угол с деревянными топчанами, люльками и т. п. Мужчины в женский угол не ходили — там хозяйки нянчились с детьми, учили дочерей прясть, вязать и т. д. Старики спали на печи, дети — на полатях или на лавках, остальные — все вместе на соломе, постеленной прямо на земляной пол. Если свадьбу играли летом, молодые могли ночевать на сеновале или во времянке.

С гигиеной было сложно. Строевого леса в центральной России было мало, и потому бани были большой редкостью. Летом купались в реке. Зимой детей купали в печке — ставили туда корыто, и в теплой от жара воде устраивали им банный день, взрослые мылись в сарае.

«Секретный счёт»… в сундуке

«Трудиться было всё равно, что дышать, — подчёркивает краевед. — Лентяев просто не могло быть в крестьянской семье: их воспитывали всем миром. От работы не отлынивали и старики. Если человек был настолько слаб, что не мог заниматься хозяйством, он начинал воспитывать внуков».

До семи лет ребёнка щадили. Затем он постепенно становился помощником: сначала пас гусей, потом — телят, смотрел за младшими, ходил за коровой, отправлялся с отцом на полевые работы и постепенно осваивал тяжёлый крестьянский труд.

Девушку в 14-15 лет уже могли выдать замуж — особенно если семье было трудно содержать лишний рот. С 16-17 лет женщины начинали рожать детей. Роды после 40 были уже редкостью, считалось, что бабий век закончился — впрочем, до этого возраста доживала далеко не каждая. Сказывались отсутствие родовспоможения, антисанитария и работа на износ — в итоге смерть при родах была обычным явлением.

Парни, как правило, были на год-два старше избранниц, хотя случалось и наоборот. Холостяки считались неполноценными — они не могли взять слово на сельском сходе, презирались и обделялись в собственной семье. Ещё чаще без пары оставались девушки — они становились черничками, как бы монахинями в миру, — ходили в чёрном, читали по покойникам и т. д.

Жениха или невесту выбирали родители. Сыну старались найти, прежде всего, хорошую хозяйку, дочь — отдать в крепкую, зажиточную семью. Взаимные симпатии молодых при этом ровным счётом ничего не значили.

Жена приносила приданое в собственном сундуке. Существовало железное правило: открывать этот сундук муж не имел права. Там хранились любимые рубашки, а порой даже детские игрушки женщины. Всеми деньгами распоряжался муж, и жена могла завести секретный «счёт» единственным способом — спрятав наличность в сундук.

В работе и без защиты

Участь женщины ярко обрисована в стихах Некрасова. Каждый день нужно было засветло встать, подоить, накормить и почистить корову. После этого ждала работа по дому. Болезнь, беременность и даже роды не считались поводом для передышки. Многие женщины рожали детей прямо в поле.

Побить жену, выгнать её из дома в мороз было в порядке вещей. Напротив, если мужчина не «воспитывал» супругу, на него начинали смотреть косо. Причём побои обычно происходили на трезвую голову — не как сейчас: крестьяне, как правило, пили мало.

«Но не надо считать эту жизнь беспросветной, — полагает Николай Сапелкин. — Мы знаем народные песни про любовь и красоту. Были и чувства, и мечты, и грёзы. Собираясь замуж, женщина понимала, что наряду с радостями будут и трудности. Моя бабушка, родившаяся в 1887 году, говорила внучкам: «Не спешите, девки, замуж. Я не торопилась — в 19 лет вышла, а подруги в 15-16 лет повылетали. Ох, они настрадались!»

Часто женщины становились жертвами домогательств свёкра. Это уродливое явление было настолько распространено, что появился даже специальный термин — «снохачество». Дело в том, что жёны часто оставались без защиты: мужья уходили на военную службу или на заработки. Молодуху, которая отказывала большаку, ждала тяжёлая участь — побои и непосильный труд.

А вот измены на стороне были редкостью. Загулять с кем-то было трудно и стыдно — в деревне все на виду. Впрочем, в некоторых случаях мир проявлял необычайную терпимость. Так, в сёлах покрывались случаи убийства грудных детей. Соседи говорили, что женщина приспала — задавила во сне ребёнка, даже если знали, что всё было сделано намеренно. Ничего, мол, родит ещё.

Но самой тяжёлой была вдовья доля. Вступить во второй брак было крайне сложно. Мать и дети мыкали много горя. Тем не менее, при всей суровости обычаев, община никого не бросала на произвол судьбы и не давала умереть голодной смертью.

За несколько яблок

Рано или поздно в семье происходил раздел. Чтобы выделиться, сын должен был иметь несколько детей и показать себя крепким хозяином. При этом было важно, чтобы отец мог что-то отдать, не опасаясь разориться, — сельхозинвентарь, лошадь, корову и т. п. Большак не был заинтересован в разделе и тянул до последнего, ведь сельский сход распределял землю, исходя из количества мужчин-едоков.

Сын, разумеется, хотел уйти, чтобы самостоятельно распоряжаться хозяйством, завести жену и воспитывать детей. В крайнем случае, если большак противился слишком долго, можно было обратиться к миру — общине — с просьбой надавить на отца. Выделившемуся всей семьёй ставили новый дом. После этого сын сам становился большаком, и извечный цикл повторялся снова.

Читаю вот я отчеты Пушбы о родах и понимаю, что я уже почти ничего не помню.
Но если не написать сейчас, не вытащить на свет осколки воспоминаний, этого не случится никогда.
Слабонервных просьба удалиться.
Погнали!
Начнем с того, что потребность омамиться во мне проснулась очень давно, я относилась к процессу размножения как к великой миссии каждой женщины.
Где-то лет в 10 я уже знала, что двоих-то я обязательно произведу на свет.
И буду над ними кудахтать, кудахтать, кудахтать…
В 18 лет меня позвали взамуж, я подумала пару минут и согласилась.
Медовый месяц растянулся на несколько.
После свадьбы мы поехали сбывать мою мечту в Питер, на Рубинштейна. Питера я практически не видела, потому что мы жили в пригороде, в Мартышкино и с утра до вечера трахались, аки кролики. Изредка таки выползая в город или в местный магазин, чтобы купить хлеба, картошки и кабачковой икры (в 90-ом году все, что продавалось в питерских магазинах, продавалось по предъявлению паспорта с пропиской, иначе тебе показываю фигу, так что это был весь ассортимент еды, которую мы, понаехавшие, могли свободно купить). И где-то через 3 месяца со мной не случилось то, что случается с каждой половозрелой девушкой ежемесячно.
Очень волнительные ощущения, от «да ну нафик мне это надо» до «ух ты, это случилось со мной».
Новое состояние организма давало о себе знать по утрам.
Меня бесили запахи еды. Особенно того отвратительного бульона говяжьего, который варила по утрам свекровка.
Открыв глаза, мне хотелось свеситься с дивана и сделать буээээ.
Но это длилось не больше месяца. Потом я снова начала себя чувствовать нормальным человеком.
Разве что весь парфюм после родов выкинула. Меня несказанно бесили все старые духи.
Скажу по секрету, я в столь «почтенном» возрасте еще ни разу не была у гинеколога, врачей я всегда панически боялась, так что свой первый визит к участковому я оттягивала до упора. Основным мотивом таки появиться там была потребность начать покупать пеленки-распашонки, а их в сказочном 91-ом продавали в магазинах исключительно по справке из ЖК (женской консультации), иначе купить было невозможно, в магазинах был полный голяк. В общем я таки там появилась на 7-ом месяце, меня отшлепали, поставили в угол, сделали УЗИ и сказали «письку ребенка не видно». Мы с мужем были почему-то уверены, что будет мальчик, называли червяка внутри «толстый».
Толстый оказался 29-го июля не очень то и толстой. Но об этом позже.
Ни на какие курсы подготовительные я не ходила, потому что тогда их не было. И мои познания о том, как это все будет ограничивались чтением журнала «Здоровья» в глубоком детстве. Ну и напутственной страшилкой моей дорогой свекровки уже перед отправкой в роддом «Ой, это очень-очень-очень больно».
С утреца потягивания живота стали частыми и ощутимыми и я сказала мужу «Наверное, надо собираться».
Мы собрались и пошли. Ну, а почему и нет? Молодая, дурканутая, 2 км до роддома — раз плюнуть.
Ну и я к тому же читала, что первый раз оно не все так стремительно, как потом, в последующих родах.
Пришли в приемный, отдали карту, садистка сестра запнула на кушетку, побрила тупым лезвием «Нева» (хотя перед посещением я сама дома сняла всю растительность наощупь), влила в зад ведро холодной воды и отправила в туалет, выдав рубаху странного покроя с разрезом до самого пупа. После всех этих процедур велели свои вещи сложить в пакет и выйти отдать мужу, попрощаться с ним.
У меня было странное ощущение, что меня отправляют в тюрьму. И это было только начало ада.
В смотровой суровая тетка полезла меня трогать, щупать, мять. Потом отправила на УЗИ еще раз, где мне сказали приблизительный вес ребенка, но опять обломали с половой принадлежностью.
А после этого отравили в предродовую палату, где у меня с порога встала шерсть на всех местах меня.
Матрасов такого плачевного состояния я не видела со времен моего проживания с бабушкой, когда старый больной дед со съехавшей крышей на пенсии немилосердно синячил и зассывал свою постель. Разве что тут не пахло. Пятна, торчащий ватин. Сверху зеленая клеенка и серо-желтая простынь, едва прикрывающая матрас.
И три соседки по палате. Две еще ничего, лежали и постанывали, а третья выла так, что у меня сердце ушло в пятки и ужас стиснул меня в своих липких холодных объятьях.
Я подумала «Со мной будет так же?»
На пару часов меня предоставили самой себе. Сказали, что можно только лежать и все. Ходить исключительно только в случае посещения туалета. А в туалет после клизмы мне хотелось постоянно. Я лежала, слушала стоны и смотрела на часы, засекая время между схватками.
Пришла врачица, велела топать в смотровую.
Пощупали, замерили, вскрыли пузырь.
После чего схватки стали куда чаще и болезненней.
Потом подошла медсестра и вкатила какой-то укол.
После чего начался ацкий ад.
Родовая деятельность ускорилась и усилась. Организм, не готовый к такой смене ритма, сказал «ой» и частично отключил думалку, оставив в фоновом режиме инстинкт самосохранения, в который входило понимание, что пока не махнут флажком, тужиться не моги, и желание пожрать.
Да-да! Я жутко хотела жрать! Я готова была сожрать слона!
Но есть-пить на всякий случай не давали, так что я разорила свою заначку — схомячила спрятанное яблоко.
И вот тут снова вспомнился журнал «Здоровье» со статьей о том, как и где нужно массировать на своем теле, чтобы облегчить боль в родах.
Помогало. Правда под конец я уже не массировала, а тупо лежала поясницей на костяшках кулаков или впивалась руками в спинку кровати, тихо мыча.
Где-то за полчаса до появления дитяти, я начала мяукать «Кто-нибудь, подойдите».
Но никто не подошел, потому что весь персонал смотрел очередную серию «ПростоМарии».
Как только показ закончился, ко мне в палату заглянули, спросили «ты как?», я ответила «ой-ой-ой», в меня всунули пальцы и рявкнули «на стол!»
Через 15 минут и 3 потуги на свет появилась Марина Игоревна, дивчина весом 2500.
Упс, а чо так ма? УЗИ обещало 3100 и уверяли, что у меня маловодие.
Значительно позже я узнала от свекровки, что отец чада тоже родился таким мелким.
Добрые докторишки, не знавшие о такой наследственной особенности с радостью наставили кучу диагнозов и ребенка мне принесли только на третьи сутки.
Чего мне стоило после бутылочки заставить этого ленивого червяка тянуть грудь.
А до того, как мне первый раз принесли дочь, я чувствовала себя коровой на ферме.
Вроде тогда было 7 или 8 кормлений в сутки, когда детей, завернутых в ужасного цвета пеленки, развозили по палатам на каталках.
Так вот все бабцы в палате кормили, а я доилась. По полной железной кружке каждый раз.
Душа нет на всем этаже рожениц, в отделение сохранения мыться не пускают.
Биде отсутствует как класс, процесс утреннего гигиенического моциона — поход с кастрюлькой в туалет, набираешь в кране теплой воды и над толчком подмываешься.
Пеленок-прокладок не хватает, тайно пользуемся аптечными, снимая и пряча под подушку перед обходом.
В палате за неделю один раз протерли пол, едва собрав пыль под кроватями.
Кормили отвратительной баландой, домашние тайно приносили еду, у нас в палате была веревка, которую мы спускали с третьего этажа, чтобы поднять передачку.
Родных просили не приносить помногу, чтобы съедать все за раз. Потому что во время обхода шмонали тумбочки и орали, что мы тут все нахрен перетравимся с домашней едой!
На 10-ый день, изрядно помотав нервы, нас выписали.
День выписки был омрачен тем, что муж принес не ту одежду, которую я просила, а беременский балахон и тапочки, в которых я ходила во времена, когда у меня ноги отекали. Хотелось выглядеть счастливой женщиной с первенцем на руках, а я ощущала себя страшной лошадью, сопровождаемой компанией из испуганного жизнью мужа и его всем на свете недовольного отца. Где-то в закромах квартиры мужа есть фотография этого пиндеца.
Да ну и пофик. Я стала мамой, у меня появился деть и я все видела в розовом свете.
А потом потекли трудовые будни.
Через месяц я заболела, температура под 40, горло болит так, что я глотать собственную слюну не могу.
Не могло быть и речи о том, чтобы встать к плачущей дочери ночью.
Встал муж. И не придумал ничего интересней, как выйти в коридор ее укачивать.
Поставив на уши все семейство (мы жили с его родителями, а в третьей комнате его младший брат с женой и окологодовалым ребенком)
Родители устроили ор в мой адрес «Родила, а заниматься с ребенком не желает»
Из последних сил соскреблась и забрала дочь.
Радость моего материнства в первом браке была омрачена фактом совместного проживания с родителями моего благоверного.
Омрачена — это мягко сказано.
Меня и так недолюбливали, а когда узнали через 1,5 года что мы ждем второго, люто возненавидели, поставив диагноз «Она сейчас нарожает, а потом квартиру у нас оттяпает».
Живут сейчас они одни в своей трехкомнатной квартире… 🙁
Про вторые роды отдельным постом писать не вижу смысла. Это случилось 2 через с небольшим года.
Те же нелегкие времена, тот же роддом, тот же персонал, тот же ад.
С той лишь разницей, что все произошло гораздо быстрей и я старалась не думать о некомфортных моментах, не тратить силы на пустое.
Да вот, у меня старшие дети — путчисты 🙂
Первый ндец случился когда мы уже были дома с Маришкой.
А второй — буквально я только родила Васяту, соскреблась с постели, дошла до телефона, звоню мужу порадовать его новостью о сыне, а он мне в ответ «В Москве танки»
Так что папик детей больше внимания уделял политической жизни страны, чем жене со свежевылупленными дитятями.
Вот как-то так. Физиологии почти нет.
Она будет в рассказе про третьи роды.
И еще будут фоточки про то, какая я была елепузатая и тощая во время беременности.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *