Интервью Бледанс о рождении ребенка, или как идиотка родила дауна

uborshizzza — 21.07.2012 — Дети В верхнее тематическое оглавление
Тематическое оглавление — Женское (бабское)
Актриса Эвелина Бледанс 3 месяца назад в 43 года родила ребенка с синдромом Дауна. Это ее второй сын. Первому сыну от другого брака 18 лет. Мужа зовут Александр. В «7 днях» супруги дали интервью Екатерине Стриженовой.

Текст большой, привожу выдержки.
— Эвелина: У нас с мужем 10 лет не было детей. Что я только не пробовала, каких только лекарств не пила. Мы тогда жили в Индии (муж там работал), и мне сказали, что если окунуться в воду священного Ганга, то сбудется любое желание. А что такое Ганг? Туда же войти совершенно невозможно! Там постоянно плавают трупы, потому что в Индии так принято хоронить: сжигают труп и останки кидают в Ганг. Кто побогаче, тот может позволить себе истратить на покойника много сандаловых дров, а кто победнее, тому дров не хватает, и труп только чуть-чуть удается опалить. На следующее утро старший сын должен проломить покойному череп — и все, в Ганг. И вот, зная все это, я должна была войти в эту жуткую реку. Говорят, что по дну Ганга проходят какие-то серебряные залежи и от этого вода становится святой. Но когда ты смотришь на нее, тебе абсолютно наплевать, святая эта вода или не святая. Серая, непрозрачная, еще неизвестно, не скрывается ли в ней какой-нибудь хищник, который ухватит тебя за ногу. А на другом берегу пылают огромные погребальные костры. Запах — не поверите — как будто жарится шашлык! И огромные грифы надо всем этим кружат. И вот я все-таки вошла в Ганг — вместе с толпой теток в сари, которые сами по себе выглядели совершенно ужасно: там же и проказа могла быть, и что угодно… Это был для меня безумный психологический стресс! Но самое поразительное, что после этого я почти сразу забеременела. У меня ребенок родился 26 января, в День Республики — большой праздник в Индии. (Смеются.)
-Катя: Вы сами когда узнали о синдроме?
-Эвелина: Примерно на 14-й неделе беременности. Я, как примерная мамашка, как только узнала, что жду ребенка, сразу к врачу. Мы заключили контракт на ведение беременности в платной клинике, и я ходила на УЗИ каждые три недели. И вот очередной ультразвук показал, что у ребенка складочка на затылке, а это — возможный признак синдрома Дауна. И еще водичка какая-то в легких. Мне говорят: «Нужно взять на анализ околоплодные воды». А я ведь знаю, что это очень опасно, повышается риск выкидыша. Написала расписку, что отказываюсь. А Саша — он же цыган наполовину, и вот он начал колдовать. Говорит мне: «Спокойно, на следующем УЗИ ничего такого не будет». И когда мы пришли через три недели и ультразвук не показал ни складочки, ни водички в легких — врачи обалдели…
-Александр: Я просто конкретно на результат УЗИ колдовал. Именно так и сформулировал — не знал, что надо ставить вопрос шире.
— Эвелина: А потом я сдала еще какие-то анализы, и мы с Сашей полетели в Киев на съемки. В дороге не спали всю ночь. Он с утра поехал по делам, а я легла отоспаться — съемка начиналась в три часа дня. И тут звонит наш лечащий врач: «Пришли результаты анализа. Все-таки дело плохо». Я спать хочу, мне скоро работать, я беременная, а она не останавливается, продолжает говорить и говорить…

— Катя: О чем?
Эвелина: Она мне объясняет: «У вас не критичный срок, надо что-то решать»…
— Катя: В смысле, убить?
— Александр: Да-да, вот это ты правильно сформулировала. Подтекст именно такой. В нашей стране в таких случаях все сводится к аборту.
— Эвелина: Тут приходит Саша, а я лежу реву. Он звонит врачу. Сказал: не надо нас пугать, мы будем рожать в любом случае.
— Александр: Наши врачи таких вещей не понимают. И если обнаруживаются какие-то подозрения на проблемы с ребенком, убеждают женщин сделать аборт. У нас же народ пугливый, всем кажется, что человек в белом халате непременно говорит истину. И если люди заняты только собой, своим меркантильным эгоистическим мирком, то любое опасение врача становится поводом для прерывания беременности. Но когда ты веришь в Бога, то к этим вещам относишься иначе. На самом деле, еще до того, как они обнаружили эту складочку, началась вся эта чисто русская, вернее советская, ерунда. Несмотря на суперсовременное оборудование, на пластиковые карты, айфоны и айпэды, у нас в головах сидит жесткий советский архетип. Мы столкнулись с этим сразу: «Ну, Эвелина, вы же понимаете, возраст…» Вот эта фраза «Вы же понимаете», она, мне кажется, источник всех бед.
-Катя: Потому что врач должен писать отчет. Он боится оказаться виноватым. Эвелина, а сколько тебе лет-то?
— Эвелина: Сорок три.
Катя: Ну, наверное… И что, на родах Саша присутствовал?
Александр: Конечно. И я тебе скажу: никакой супер-саспенс-фильм и в подметки не годится этому процессу. Кстати, натерпевшись от платных врачей, мы приняли решение рожать в абсолютно обычном роддоме — правда, образцово-показательном, по отзывам очень хорошем. При всех рисках, записанных у нас в обменной карте, мы все-таки надеялись, что все, может быть, обойдется. Точнее, в последние месяцы мы даже вообще не запаривались на тему, будет наш ребенок с синдромом или нет.
Эвелина: Во время родов все было супер! Мы с Сашей все время шутили, и врачи веселились вместе с нами. Атмосфера была замечательная. Правда, до того момента, как достали ребенка…
— Эвелина: Во время родов все было супер! Мы с Сашей все время шутили, и врачи веселились вместе с нами. Атмосфера была замечательная. Правда, до того момента, как достали ребенка…
— Александр: Когда он родился, мы просто зарыдали от счастья!
— Эвелина: Мне его положили на живот, он был такой хорошенький. И вот мы с Сашей рыдаем от счастья, а вокруг гробовая тишина, как будто кто-то умер. Мы не можем понять, что происходит. Что-то явно не то…
— Александр: Понимаем, что мы здесь единственные, кто рад. Помню, я в удивлении пытался поймать взгляд кого-то из врачей, но они отводили глаза. Один за другим в родовую палату стали заходить все новые и новые специалисты. Приходят, посмотрят на ребеночка и, ничего не объясняя, уходят. И только когда уже целый полк врачей прошуршал, прошептал что-то…
— Эвелина: Да, мы их раз 20 спросили: ребята, что-то не так?
— Александр: Они просто боялись произнести эти слова: «синдром Дауна». Вместо этого опять говорили свое пресловутое: «Вы же понимаете…» Достали нашу обменную карту, показали: «Вот, вас же предупреждали».
Катя: А в чем смысл-то? Ребенок же уже родился!
Александр: Ну ты представляешь?! Два счастливых человека плачут от счастья, они видят, что их ребенок дышит…
Эвелина: Что он красивый, что он прекрасный…
Александр: И это счастье им хватает цинизма растоптать. Притом что растоптала-то не сама информация о синдроме, мы же были к ней готовы. А то, как маленькая модель государства отреагировала на нашего сына. Этот человечек оказался для них чуждым. И дальше наступает кульминация этого фарса под названием «Вы будете его забирать?». Я считаю, что это уголовное преступление — задавать родителям такой вопрос! Тем более когда роженица еще на столе, у нее даже плацента не отошла, она ничего вообще не соображает…
— Катя: И что, многие отказываются от своих детей?
— Александр: Вот считается, что у нас возрождение православной церкви, что мы такая духовная нация. Ну как же, мы же все ходим в церковь и молимся! При этом в России самая большая статистика по отказу от детей с синдромом Дауна — 85 процентов! То есть из 100 таких детишек 85 попадают в интернаты. В Скандинавии ноль процентов отказов. В Соединенных Штатах Америки в среднем 250 человек в год становятся в очередь на усыновление детей с синдромом Дауна! И уж конечно, там в голову не придет врачам задавать вопрос родителям: «Будете забирать ребенка или оставите?» Родился у тебя ребенок — все, он твой! Если ты, конечно, сам захочешь сдать его в интернат — обращайся в социальные службы.
-Эвелина: Кстати, расскажи, как ты пытался оформить Семёну инвалидность.
— Александр: Я пошел в собес… Мне даже слово это кажется каким-то…
— Эвелина: …бесом каким-то!
— Катя: Теперь это, кажется, называется «орган социального обеспечения»…
— Александр: Да все равно собес! Я приношу им генетический анализ с печатью Академии наук, где черным по белому написано, что у нашего ребенка хромосомный набор соответствует синдрому Дауна. А мне говорят: «Вам нужно принести справку из районной поликлиники». Я говорю: «Это генетический анализ, его в поликлиниках не делают. Как окулист или еще кто-то подтвердит генетический хромосомный набор?» — «Такие правила».
— Эвелина: И еще нам сказали, что каждый год нужно заново делать осмотр для того, чтобы продлить инвалидность! Таскать ребенка по очередям.
— Катя: Мол, вдруг количество хромосом изменилось, да?
— Александр: В общем, я поинтересовался: «А сколько государство выплачивает по инвалидности-то?» — «Шесть тысяч рублей». — «Все понятно, ребята. Спасибо». Инвалидность Семёну мы так и не оформили. А теперь я думаю: может, это судьба? Он ведь у нас очень хорошо прогрес¬сирует.
— Александр: И пусть такие люди живут только лет до 45 и продлить им жизнь невозможно — зато их существование полноценно! Вообще, эта тема для меня с детства очень близка. Мои родители как раз всю свою жизнь работали с такими детьми, а я бывал у них на работе и очень хорошо представляю себе, что за люди — носители синдрома Дауна.
— Катя: Говорят, что люди с синдромом Дауна — самые добрые существа…
— Эвелина: Именно так! У них отсутствует чувство зависти, злости, это солнечные дети, абсолютно святые!

— Александр: В этой связи мы начинаем сомневаться по поводу диагноза нашего сына. Потому что он начал вредничать. Говорим ему: «Семён, нам обещали, что ты будешь безгрешным. Ты не должен так поступать». А он тебе в ответ: «Э-э». Причем не плач, а именно такое «э-э». Я говорю: «Ну, все понятно». (Смеются.)
— Эвелина: И еще такие дети талантливы практически всегда!
-Александр: Еще недавно для меня самого рождение больного ребенка представлялось самой страшной вещью в жизни. И ты можешь себе представить, что самый большой в жизни страх превратился в самое большое счастье! Но вот как это всем объяснить?
Ну, там еще много всего про их удивительно удачный брак, я до конца не одолела. «7 дней» специализируются на таких интервью с фотографиями, где показывают счастливую жизнь «звезд». Почему-то очень часто после них «звезды» разводятся, а интерьеры богатой жизни оказываются взятыми напрокат. Например, снимают в каком-то дорогом отеле. Зачем они это делают – не знаю. Наверное, это все пиар: у меня все отлично, я богат и счастлив в браке и удачлив во всем.
Вот и эта пара пытается превратить свое несчастье в победу. Может, оно и правильно. У них не было общего ребенка, муж моложе жены примерно на 10 лет… Долго не могла забеременеть. Видно, что они до последнего надеялись, что пронесет и теперь надеются, что попадут в ту долю процента, где дети с синдромом Дауна не страдают олигофренией. Эвелина собирается еще раз родить. В прошлый раз она 10 лет не могла забеременеть, а теперь, конечно, сразу получится.
Все же притом при сем не стоило бы упрекать врачей в «совковости», когда сами колдуют на хорошие результаты УЗИ и верят, что забеременели после купания с покойниками в грязной реке. И не стоит упрекать тех, кто отказался от ребенка-дауна. Вот эта Бледанс и ее муж – люди не бедные, а и то побежали инвалидность ребенку оформлять. Их 6 тыс. руб. не устроили, но ведь не все у нас продюсеры и актрисы — люди понимают, что на такие деньги они больного ребенка содержать не смогут, тем боле, что мать, скорее всего, должна будет оставить работу.
Дауны живут до 45 лет – это Эвелине надо дожить до 88 лет в добром здравии и иметь деньги и силы, чтобы управляться с инвалидом. Хорошо, что она такая оптимистка, но не все в себе настолько уверены. Сколько она еще сможет сниматься? Я, честно говоря, и помню ее только по очень давней роли блядовитой медсестры из «Масок-шоу». Допустим, она продержится еще лет 20 (что очень сомнительно). Если бы она родила здорового ребенка, то он бы уже встал на ноги и сам зарабатывал. А этот ребенок обеспечить себя никогда не сможет.
Так что если обычные люди соглашаются в таких случаях на аборт, то они, по-моему, правы.
Вообще же, последние десятилетия идет пропаганда поздних родов. Типа – 45 – не возраст. Ты еще совсем девочка. Вот только риск рождения Дауна возрастает многократно по сравнению с тем, кому 25 лет. Посмотрите хоть на VIPов: Татьяна Юмашева, Хакамада, Сара Пейлин… Ни хорошая физическая форма, ни деньги не спасают. Допустим, у этих женщин есть возможность для воспитания «особого» ребенка, но другим придется ой как тяжело.
Так что пример Эвелины Бледанс скорее отрицательный, чем положительный. Все хорошо в свое время.
Сейчас, с одной стороны, идет пропаганда длительного срока «определения себя» с сдвигом возраста рождения детей на старшие возраста, а, с другой – того – что дауны – это просто милашки, что-то вроде щеночков… Увы, это не так. Хотя маленькие даунята действительно достаточно дружелюбны, но большинство из них имеет сильное снижение умственных способностей, и все они – дети ослабленные и больные, нуждаются в постоянном уходе. По достижении половозрелости большинство из них становится весьма агрессивно, а болезней только прибавляется. С увеличением возраста роженицы с 25 до 45 вероятность рождения дауна возрастает, насколько помню, раз в 100. Так что все это милое щебетание – лишь очень опасное запудривание мозгов и скрытие простой истины – хочешь здорового ребенка – рожай молодой.

1 апреля мы вместе с многочисленными поклонниками таланта актрисы Эвелины Бледанс поздравляли ее с рождением сына Семёна. На протяжении всей беременности она постоянно выходила в свет с мужем Александром Семиным и просто светилась от счастья. Но оказывается, в ее жизни было не все так хорошо, как казалось.

«Примерно на 14-й неделе беременности очередной ультразвук показал, что у ребенка складочка на затылке, а это — возможный признак синдрома Дауна. И еще водичка какая-то в легких», — рассказала звезда в интервью журналу «7 дней». Врачи стали намекать, что в таком случае лучше бы сделать аборт, но Эвелина с мужем сказали, что все равно хотят этого ребенка.

«Наши врачи таких вещей не понимают. И если обнаруживают какие-то подозрения на проблемы с ребенком, убеждают женщин сделать аборт, — поясняет Александр Семин. — Нам говорили: «Ну, Эвелина, вы же понимаете, возраст…». Но я им сказал: даже если вы нас сейчас будете пугать, что у ребенка начали расти крылья, когти, клюв, и что он вообще дракон, — значит, будет дракон. Мы родим дракона и будем счастливы».

В последние месяцы беременности Эвелина перешла из платной клиники в обычную. Разумеется, сначала собрав о ней хорошие отзывы у знакомых, и решила верить в то, что все обойдется. Супруг актрисы присутствовал при родах. Пара рассказывает, что когда впервые увидела своего ребенка, то была на седьмом небе от счастья. Врачи же не разделяли их радости. Они только сказали, что опасения подтвердились, — Семен родился с синдромом Дауна. «Нас спросили: «Вы будете его забирать?». Я считаю, что это уголовное преступление — задавать родителям такой вопрос! Тем более, когда роженица еще на столе», — возмущается отец малыша.

После выписки из роддома пара сначала хотела было оформить ребенку инвалидность, но когда узнала, что надо будет каждый год проходить осмотр, чтобы ее продлить, отказалась от этой затеи. Теперь к Бледанс и Семину приходят специалисты из фонда «Даунсайд Ап» и только руками разводят. Благодаря любви и заботе родителей ребенок развивается наравне с другими детьми. Как будет дальше — покажет время, но Эвелина и ее муж говорят, что сын для них всегда будет самым лучшим и любимым.

Woman.ru желает Эвелине Бледанс и другим женщинам, детям которых поставили такой диагноз, — не отчаиваться. Ведь люди с синдромом Дауна в чем-то даже превосходят здоровых. «Он на память помнит сотни классических музыкальных произведений – Бах, Моцарт, Бетховен… Тренер по шахматам поражена тем, как он неординарно мыслит. Еще Глеб потрясающе плавает всеми стилями, – рассказала в одном из интервью о своем сыне с таким диагнозом дочь Бориса Ельцина Татьяна. – Считается, что синдром Дауна – это болезнь. Но, на мой взгляд, дети с синдромом Дауна просто другие. Их волнует то, мимо чего мы легко проходим, не замечая».

В последние годы особенно приковано внимание к биографии Эвелины Бледанс. Дети, точнее, последний ее ребенок, интересует всех больше всего. Мало найдется тех, кто не слышал, что ее ребенок родился особенным.

Эвелина Бледанс

Родилась Эвелина в апреле 1969 года в солнечной Ялте. Несмотря на то, что родилась в Украине, она латышка. Имеет актерское образование – окончила Российский государственный институт сценических искусств.

Известность к ней пришла в 90-е годы во время участия в шоу комик-труппы «Маски», где она исполняла роль сексуальной медсестры. Шоу было очень популярно в России и шло по «Первому каналу», выходило на экраны вплоть до 2005 года.

Далее Эвелина, эксплуатируя свой сексуальный образ, стала телеведущей передачи «Сексуальная революция с Эвелиной Бледанс». В 2007 году стала вести передачу «Очевидец. Самое смешное». В 2009 стала ведущей еще одного шоу — «Все по-нашему!». В том же году опять засветилась на «Первом канале» в качестве участницы шоу «Последний герой — 6: Забытые в раю». В 2015 году даже снялась в фильме «SOS, Дед Мороз, или Все сбудется!».

Помимо перечисленных, была задействована в следующих проектах:

  • Шоу «Один в один» на СТС.
  • Антреприза «Декоратор любви».
  • Шоу «Любовь с первого взгляда» на MTV.
  • Шоу «Они» на «НТК».
  • Шоу «Человек-невидимка» на «ТВ-3».
  • Шоу «Все будет хорошо» на НТВ.

Трижды была замужем:

  1. До 1993 – Юрий Стыцковский.
  2. До 2010 – израильский бизнесмен Дмитрий.
  3. До 2017 года – Александр Семин.

От последнего мужа Эвелина и родила своего второго сына Семена. Не все знают, сколько детей у Эвелины Бледанс, многие почему-то думают, что Семен был первым, но у нее есть еще один взрослый сын от второго брака – Николай. Он родился 5 июля 1994, а с 2012 года проживает вместе с отцом в Израиле. Они с Эвелиной не в лучших отношениях.

Рождение Семена

1 апреля 2015 года Эвелина Бледанс родила ребенка с синдромом Дауна от своего мужа продюсера Александра Семина. Мальчика назвали Семен. О диагнозе сына они с мужем узнали задолго до его рождения, примерно на 14-й неделе беременности. То есть они пошли на этот шаг осознанно. Врачи отговаривали их оставлять ребенка, сетовали на возраст Эвелины, но будущим родителям было все равно. Новость о том, что Эвелина ждет ребенка, была для них чудом. И когда они узнали, что с большей вероятностью ребенок родится необычным, они ни минуты не сомневались.

Весь срок они с мужем появлялись на публике, фотографировались с улыбкой на лице и не скрывали, что ждут пополнения, но о диагнозе не упоминали. Впервые Эвелина Бледанс рассказала, что родила особенного ребенка, в интервью Екатерине Рождественской. Возможно, ее доверие ей было вызвано тем, что Екатерина сама стала мамой в 44 года и понимала пару как никто другой.

Дети с синдромом Дауна

Это дети с нестандартным хромосомным набором, вместо положенных двух у них три хромосомы. Они обладают следующими особенностями:

  • сниженный иммунитет;
  • сниженный мышечный тонус;
  • специфичная внешность;
  • склонность к ожирению;
  • проблемы с пищеварительным трактом;
  • задержка развития интеллекта.

Таких детей еще называют «солнечные». И такое название дано им неслучайно. Ведь ввиду особенностей развития мозга, они не испытывают зависти, чувства мстительности, злобы, они ко всем относятся искренне, не могут лукавить и обманывать.

К сожалению, они всю жизнь страдают от различных проблем со здоровьем и редко доживают до 45 лет.

Принятие диагноза

Эвелина изначально понимала, что ее выбор правильный и не сомневалась в своей любви к сыну. Они с мужем это восприняли так: они оба креативные и необычные люди и их ребенок тоже необычен, так что все нормально. Такой подход помог им принять ситуацию и даже радоваться ей.

Но рассказывать общественности о том, что ребенок Эвелины Бледанс с синдромом Дауна, она не спешила. Она боялась осуждения, того, что ей припомнят и ее экстравагантные образы, и ее роли развратных женщин. Боялась, что осудят за тот возраст, до которого она тянула с рождением ребенка. Боялась скажут, что Эвелина Бледанс родила ребенка-Дауна и поделом ей, допрыгалась вертихвостка. И к сожалению, эти страхи оправдались.

Но со временем поняла, что важно только ее отношение к сыну, а ее ребенок должен стать самым знаменитым человеком с таким диагнозом в России. Ведь так она поможет всем другим «солнечным» детям и их родителям. Если уж такая гламурная женщина не скрывает такой факт и гордится этим, то другим это сделать будет еще легче.

Во многом примером для их семьи стало то, как к таким людям относятся в Европе и Америке. Там люди с синдромом Дауна социально адаптированы и некоторые настолько развиты, что заканчивают ВУЗы и даже становятся моделями и актерами. Там о них заботятся, трудоустраивают и совершенно не прячут дома. Малышами они бегают на детской площадке вместе со всеми детками. А когда вырастают, то работают на обычной работе бок об бок со всеми остальными.

Какой реакции хочет Эвелина на своего сына

Многие, когда видят особенных детей, начинают их сторониться. И не всегда причина в отвращении, просто не все понимают, как к ним надо относится. Их нужно жалеть, оберегать защищать?

Нет, на самом деле самое страшное для «особенных» людей – это жалость, официальное признание того, что их жизнь ужасна. Но ведь если мама приняла своего ребенка таким, какой он есть, дает ему все, что может, а взамен получает еще больше, есть ли смысл их жалеть? Если сравнить ребенка с таким диагнозом, которым занимаются и любят его, с ребенком с таким же диагнозом, но из детдома, то у них будут совершенно разные стадии развития. Любовь и занятия творят чудеса даже с такими детишками, ведь в душе они хотят того же, чего и все дети на земле – любви.

Появление фотографий сына в сети

В России негласно принято, что, если с твоим ребенком что-то не так, его нужно скрывать, прятать от лишних глаз, стесняться. Но никто не думает, каково ребенку быть «спрятанным».

Эвелина пошла против системы, и она не только не спрятала своего сына от общественности, но и стала выкладывать фото с ним в огромном количестве. На этих снимках можно увидеть счастливую маму и улыбающегося сына, на более ранних — еще и любящего отца. Они нередко дают интервью и появляются на обложках журналов.

Она всем своим видом показывает, что не считает, что ее ребенок болен. Эвелина Бледанс считает, что ее ребенок «особенный» и, как искренне любящая мать, гордится своим малшыом и готова кричать об этом на весь мир.

Она завела ему профиль в «Инстаграм», где подробно делится тем, как она учила его говорить, как развивала его. Как выглядят будни мамы «солнечного» ребенка? Глядя на этот профиль, веришь, что ее жизнь счастливая.

Как диагноз сына повлиял на ее жизнь

К ней постоянно приходят с проверкой из фонда «Даунсайд Ап», чтобы проверить, как развивается ее сын. И они впечатлены тем, каких результатов добивается Эвелина. Занимается она с ним полностью сама, не доверяя его няням. Ко всем рекомендациям по развитию детей с синдромом Дауна относится с полной ответственностью.

Дети с сидром Дауна особенно нуждаются в телесной ласке, но для Александра и Эвелины это не стало нагрузкой, они и до этого любили нежиться в объятиях друг друга.

Ее нередко обвиняют, что она пиарится с помощью диагноза сына. На что она отвечает, что пиарит саму жизнь с ребенком с синдромом Дауна и гордится этим.

После рождения сына ее приоритеты в жизни кардинально поменялись. Она практически отказалась от карьеры актрисы и телеведущей и не участвует в съемках. Любящая гламурную жизнь и квартиру в центре Москвы, она переехала в Подмосковье, так как Семен любит тишину и природу.

Все, о чем она мечтает, это не славе, а о домике у моря, путешествиях и воспитании в сыне полноценного члена общества.

Эвелина очень много времени посвящает тому, чтобы компенсировать любое отставание в развитии и социализировать Семена. И надо сказать, у нее это неплохо получается, при взгляде на ребенка Эвелины Бледанс трудно подумать, что он какой-то не такой в плане развития.

Что Эвелина делает для людей с синдромом Дауна

В 2016 году при поддержке другого фонда «Даунсайд Ап» она стала председателем попечительского совета фонда «Синдром любви». Презентация прошла весело и празднично в цирке Аскольда и Эдгарда Запашных.

Эвелина спонсирует материальными средствами различные фонды. Она — самый известный популяризатор нормального отношения к людям с таким диагнозом в России.

Ее главная мечта — это основать фонд поддержки матерей, которые решили оставить ребенка с синдромом Дауна. Эвелина Бледанс уверена, что их необходимо готовить к такому «особенному» родительству, направлять по заданному маршруту. Возможно, тогда намного больше родителей решится забрать таких детей домой и посвятить себя их воспитанию. Родитель должен быть готов к реакции в роддоме, уметь отстоять свое желанию забрать ребенка, уметь ввести его в общество и знать, как нужно заниматься его развитием, чтобы улучшить его качество жизни и ускорить развитие. Они с бывшим мужем даже придумали название такому фонду — «Любовь без условий».

Развод

Недавно имя Бледанс вновь всплыло в прессе. Теперь уже в связи с ее разводом. Они с Александром Семиным официально развелись в сентябре 2016 года, но до сентября 2017 в профиле «Инстаграм» Эвелина стабильно выкладывала фото их счастливой семьи.

А теперь оказалось, по словам самой же Эвелины, что они не живут уже год вместе и у Александра уже новые отношения. Впервые Эвелина лично заявила об этом на шоу у Малахова в сентябре 2017 года. Судя по этому эфиру, расставание дается ей нелегко. Она не скрывала, что дело в разнице в возрасте и в том, что ее муж всегда был окружен красивыми девушками. В итоге он не устоял от соблазна, и их семейная жизнь потерпела крах.

Незадолго до разрыва Александр очень сильно похудел и стал намного привлекательнее. Многие осудили его за то, что он ушел от жены из-за диагноза ребенка. Некоторые высказали мнение, что ему просто надоело быть в тени более популярной жены, захотелось быть кем-то больше, чем «муж Эвелины Бледанс». Но он не забыл сына, часто видится с ним и со своей бывшей женой, помогая им во всем.

Дети с синдромом Дауна в России

По статистике, в мире каждый восьмисотый младенец рождается с синдромом Дауна. На вероятность этого не влияет ни климат, ни достаток, ни раса родителей. Это может произойти в любой семье. В России их нередко оставляют в роддоме, трудно поверить, но от 85% таких детей в России отказываются. Даже сами врачи спрашивают роженицу о том, будет ли она оставлять ребенка, чем дают им на это зеленый свет. Оттуда детки попадают в дом малютки, где около половины не доживают до года. А те, кто все-таки выжил, попадают в дом инвалидов, где никто с ними особенно не возится. Из дома инвалидов выйти прогуляться на улицу не так просто, поэтому создается впечатление, что в России очень мало даунов. Их либо убили еще в утробе, либо они заперты в подобных домах. От «солнечных» детей стремятся избавиться, как от чего-то, бракованного и стыдного. А потом не говорить об этом и забыть, как страшный сон, создавая иллюзию, что в России таких детей нет.

По мнению главного фонда, занимающего детьми с синдромом Дауна, «Даун­сайд Ап», в России на сегодняшний полноценно такие дети могут жить только вне школы. Наши школы совершенно не адаптированы для них, обычные дети не подготовлены их принять.

Вклад Эвелины в освещение проблемы

Она личным примером показала женщинам, что ребенок с таким диагнозом — это не повод повесить на окна черные занавески и плакать целыми днями и, тем более, не повод бросать его. Такой ребенок может и должен жить максимально нормальной жизнью. Он имеет право ходить со всеми детьми в один и тот же бассейн, ходить в кинотеатры, гулять в общественном парке. Имеет право прожить жизнь, полную счастья и любви. То, что на них косо смотрят – это показатель незрелости российского менталитета, результат того, что таких детей прячут. Но постепенно общество «выздоровеет» поймет и примет, что «солнечные» детки среди нас, и никто не имеет права их задвигать на задний план.

Сын Николай в подростковом возрасте принял решение остаться жить с папой и переехал к нему в Израиль, где тот к тому времени развернул бизнес. Сама Эвелина не раз в интервью признавалась, что у старшего наследника была обида на нее за то, что много времени уделяла работе, потом новому супругу, а его спокойно отпустила к отцу. Но сама Бледанс говорит, что это решение тогда далось ей нелегко, и хорошо, что со временем им удалось снова сблизиться с сыном. Вот и теперь, когда артистка приехала в Израиль, первым делом они отправились на прогулку с Колей. Снимком со взрослым сыном актриса поделилась в своем инстаграме. Надо отметить, что недавно Николай полностью сменил стиль: выбрил ирокез и покрасил его в зеленый цвет.

«В Израиле с сыночком Колей. Еле уговорила на одно фото в сеть», — подписала трогательный кадр Эвелина.

Но поклонники стиль парня не оценили, посчитав, что он выглядит как чистый фрик на фоне элегантной и стильной мамы.

«Мда, лучше бы вы его не уговаривали фотографироваться. Выглядит он странно, неадекватно», «Стильный парень, но мама смотрится намного круче его», «Не понимаю, зачем так себя уродовать? Как клоун», «Интересно, а чем занимается сынок? На какую работу можно приходить в таком виде?» — поделились своими мнениями фанаты телеведущей.

Сама Бледанс комментировать негативные отклики не стала. Она говорит, что после рождения младшего сына Семы, у которого диагностировали синдром Дауна, у нее появилась броня против негатива, и она старается не реагировать на злые комментарии недоброжелателей. Тем более, недавно Бледанс закрутила новый роман и вполне счастлива.

Кстати, когда родился Семён, Эвелина первым делом написала об этом старшему сыну. Он ответил не сразу, дней через пять: «Ну, клево».

— У меня даже не было возможности сообщить ему, какой у Сёмы диагноз — в двух словах об этом как-то не скажешь, — рассказывает Эвелина. — Тем временем журналисты то и дело задавали мне вопрос: «Как ладят между собой братья? Полюбил ли Семёна Коля?» Мне приходилось как-то обходить эту больную тему… Как признаться людям, что мой собственный сын не только брата, но и меня саму знать не хочет?

Сёма был совсем крошечным, когда Эвелина окольными путями узнала, что Коля из Швейцарии переезжает в Израиль, где ему нужно было пройти армию. Эвелина с сестрой решили ехать на присягу.

— Мы с Колей долго-долго разговаривали, — рассказывает Бледанс. — Только в машине, по дороге в аэропорт, речь у нас зашла о Сёме. Я говорю: «Ты же, наверное, видел фотографии своего брата в Интернете?» — «Ну видел…». Про синдром ни я, ни он — ни слова, и я все никак не пойму, что Коля думает о своем брате? И тут я достаю свой телефон и начинаю показывать ему Сёмины фотки: «Смотри, вот тут он шланг срывает с душа. А вот тут плавает в надувном круге… А это он причесывается… А вот он ест…». И Коле понравились эти фотографии! Он смеялся, говорил: «О-го!». Видно было, что этот ребенок — его брат — Коле не безразличен! Задаю вопрос: «А когда ты к нам приедешь? Когда познакомишься с Семёном?». Говорит: «В первый год службы нам нельзя из страны выезжать, а потом можно будет в отпуск». — «И тогда ты сразу к нам?» — «Ну, попытаюсь…».

Эвелина Бледанс вывела в свет нового мужчину

В сентябре 48-летняя Эвелина Бледанс огорошила поклонников неожиданной новостью: актриса развелась с мужем, 35-летним продюсером Александром Семиным. Супруги расстались еще год назад, но на протяжении многих месяцев скрывали свой разрыв. В эфире телешоу Эвелина признавалась, что все еще любит мужа и мечтает вернуть его назад. Актриса подчеркивала, что не готова впустить нового мужчину в свою жизнь, дом и постель, ведь у нее подрастает особенный сын Семен. И говорила, что ее будущий избранник должен полюбить не только ее, но и Семочку. Но время лечит — и у Эвелины появилось новое увлечение (подробности)

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *