Книги о ГУЛАГе и репрессиях в СССР

Книги о репрессиях в СССР – это огромная библиотека, она не ограничивается «Колымскими рассказами» Шаламова и «Архипелагом Гулаг» Солженицына.

«Вагон» — роман, долгое время пролежавший в архиве В. Ажаева. В годы сталинских репрессий автор, как и герой «Вагона» Митя Промыслов, не по своей воле оказался на Дальнем Востоке. Работал в лагере, видел людей, видел, как испытывается на прочность человеческий характер.

Читать: «Вагон».

Романы В.Н.Ажаева показывают эмоциональную атмосферу, нравственные идеалы тех людей, чья жизнь на Дальнем Востоке была связана с незаконными репрессиями середины 30-х годов. В годы Великой Отечественной войны эти люди в невероятно тяжелых условиях сумели проложить необходимый стране нефтепровод. О них не говорится впрямую в первом романе, написанном в 1948 году. Лишь 1961 год позволил автору преодолеть временные трудности, побудив к созданию нового романа.

«Живи как все» — незаконченная повесть Анатолия Марченко

Читать: «Живи как все»

«Живи как все» — эти слова, ставшие заглавием книги, говорили автору на протяжении всей его жизни — одни с заботой и беспокойством, другие — с обывательским осуждением или насмешкой, третьи — с угрозой и ненавистью.

Таким людям, как он — кристальной внутренней честности, с готовностью пойти ради защиты своих принципов на любые жертвы, — выпадает на долю трагическая и счастливая судьба! Перебирая мысленно страницы жизни Толи — то, что мне известно, — я неизменно вижу рядом с ним его жену Лару — не разделяя их ни в чем.

О чем же книга? Хронологически — о периоде, лежащем между тем, что описано в «Моих показаниях», и тем, что произошло в 70-х и 80-х годах и лишь частично отражено в его хронике «От Тарусы до Чуны». В то же время — это в какой-то мере итоговая книга (хотя и не вполне законченная и «отшлифованная» автором), содержащая больше оценок и размышлений, чем обе названные.

«Жизнь — сапожок непарный» — СПб.: «Астра-Люкс», АТОКСО, 1993.

Читать: «Жизнь — сапожок непарный»

Пятьсот страниц первого тома мемуаров «Жизнь – сапожок непарный» – выдающийся документ эпохи, высокохудожественный текст, истинная литература. «Жизнью…» Петкевич зачитываются, переводят, переиздают, ставят в театре.

«Эта книга могла возникнуть только потому, что во мне жила неотменимая потребность вернуть в жизнь хотя бы некоторые имена, обстоятельства прежних лет и судьбы ушедших людей. Эти люди мучились, страдали и погибли, не реализовав своих богатейших возможностей. Их мужество, человечность, их дружба сформировали и спасли меня. Спасли тогда, когда спасение казалось невозможным» – написала она в кратком предисловии к первому изданию в 1993 году.

«Крутой маршрут» — автобиографический роман Евгении Гинзбург. Жанр книги по определению автора — «Хроника времён культа личности».

Читать: «Крутой маршрут».

Евгения Гинзбург, писатель, автор книги “Крутой маршрут”, мать писателя Василия Аксенова. Была арестована в 1937 году, приговорена к 10 года ИТЛ (ст. 58/8,11 УК РСФСР). Срок отбывала в колымских лагерях Эльген и Таскан, после которых 8 лет находилась в «бессрочной» ссылке.

«Погружение во тьму». Москва, 1989. Автобиографическая книга Олега Волкова, посвященная заключению в Соловецком лагере и Ухтпечлаге.

Читать: «Погружение во тьму.

Олег Васильевич Волков (1900-1996) — писатель, потомок старинного дворянского рода, проведший почти три десятилетия в сталинских лагерях по сфабрикованным обвинениям. Его главный автобиографический труд «Погружение во тьму», написанный в начале 1960-х годов и не напечатанный Твардовским в журнале «Новый мир», был впервые опубликован в Париже в 1987 году, а в СССР — только в 1989 году. В своей книге воспоминаний «Погружение во тьму» он рассказал о невыносимых условиях, в которых приходилось выживать, о судьбах людей, сгинувших в ГУЛАГе.

«Щепка» — повесть Владимира Зазубрина, написанная в 1923 году и рассказывающая о работе Губернской чрезвычайной комиссии и красном терроре. Впервые была опубликована в 1989 году в журнале «Сибирские огни». В 1991 году по повести был снят советско-французский фильм «Чекист».

Читать: «Щепка».

Владимир Яковлевич Зазубрин (1895-1937) — литератор, писатель. Военной Коллегией Верховного Суда СССР 27 сентября 1937 года был приговорен к высшей мере наказания по обвинению в “участии в антисоветской террористической организации”. Расстрелян 28 сентября 1937 года.

Еще один дайджест, на этот раз подсобрал ссылок на книги о Сталине и сталинизме, действительно верно рассказывающие о той эпохе (быте и нравах) и ее преступлениях (террор, голод, коллективизация, гонения на Церковь). Считаю, что такой дайджест также имеет смысл составить, дабы сориентировать выбор читателей из моря апологетики.
__
Споры о том, насколько велика единоличная роль Сталина в массовых репрессиях против собственного населения, развязанных в 30-е годы прошлого века и получивших название «Большой террор», не стихают уже многие десятилетия. Книга Олега Хлевнюка будет интересна тем, кто пытается найти ответ на этот и другие вопросы: был ли у страны, перепрыгнувшей от монархии к социализму, иной путь? Случайно ли абсолютная власть досталась одному человеку и можно ли было ее ограничить? Какова роль Сталина в поражениях и победах в Великой Отечественной войне?
В отличие от авторов, которые пытаются обелить Сталина или ищут легкий путь к сердцу читателя, выбирая пикантные детали, Хлевнюк создает масштабный, подробный и достоверный портрет страны и ее лидера. Ученый с мировым именем, автор опирается только на проверенные источники и на деле доказывает, что факты увлекательнее и красноречивее любого вымысла.
Олег Хлевнюк — доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», главный специалист Государственного архива Российской Федерации.
Почему Сталин решил объявить себя умудренным диалектиком? Зачем он на протяжении всей жизни (и чем дальше, тем больше) поддерживал не лучших ученых страны, а невежественных мошенников и проходимцев, цинично обещавших ему златые горы? Что принесла стране такая деятельность Сталина? Эти вопросы подробно разбирает автор книги, показывая на примерах из разных дисциплин степень разрушения советской науки Сталиным (часто гнувшим свою линию вопреки мнению даже его ближайших соратников). Книга основана на изучении архивных материалов, интервью большого числа ведущих специалистов, полувекового изучения материалов дискуссий, проходивших в СССР в 1920-1950 годы.
2-е издание, дополненное.
В предлагаемой читателю книге с.н.с. Института российской истории РАН, к.и.н. Игоря Александровича Курляндского на многочисленных архивных документах по-новому раскрыт ряд малоизученных проблем политики советского государства по отношению к религии в 1922-1953 гг. Большое внимание уделено роли и личности И. В. Сталина как многолетнего лидера советского государства, оказавшего решающее влияние на выработку его конфессиональной политики на разных исторических этапах. На страницах книги также ярко предстают образы других большевистских вождей, занятых «штурмом небес»: В. И. Ленина, Л. Д. Троцкого, Н. И. Бухарина, Е. М. Ярославского… Исследуются причины и механизмы выработки важнейших решений власти в деле антирелигиозной борьбы. Автор останавливается и на вопросах «религиозной» мифологии большевизма в творчестве писателя Андрея Платонова.
Новая книга известного исследователя советской культуры Евгения Добренко посвящена производству истории в сталинизме. Обращаясь к литературным, историческим и политическим нарративам, и прежде всего к кинематографу, автор показывает, как сталинизм работал со временем, памятью и историей. Анализируя роль кино в превращении опыта прошлого в идеологический конструкт — сталинскую историю, автор особое внимание уделяет техникам репрезентации истории, которая всегда является репрезентацией власти. История рассматривается в книге как средство построения советской идентичности. Именно этому были посвящены исторические романы и фильмы, экранизации классиков, основные политические тексты сталинизма. Обращаясь к творчеству ведущих советских кинематографистов (С. Эйзенштейна, Вс. Пудовкина, А. Довженко, Ф. Эрмлера, Г. Козинцева, Л. Трауберга, М. Донского и М. Ромма), автор раскрывает роль кино в формировании советского политического воображаемого.
Книга «Тайны русской водки. Эпоха Иосифа Сталина» не столько о гастрономических пристрастиях генералиссимуса, сколько о той части истории русской водки, которая пришлась на время его правления.
При Сталине отменили сухой закон 1914 года и при нем сухой закон ввели в США, повторив русские ошибки. У американского народа алкоголь отняли, а в СССР его вернули. При Сталине потеряли легендарную водку «Смирнов» (в 1933 году она стала американской), зато создали советскую «Столичную».
Водка в годы правления Сталина поучаствовала в «зимней войне» с Финляндией и в войне с нацистской Германией, а незадолго до его смерти водку начали экспортировать в Европу и Америку.
И много чего другого было с водкой за тридцать лет сталинского правления. Мелкий, но очень важный эпизод в ее 500-летней истории.
Автор этой книги Абдурахман Авторханов — историк-советолог, писатель, публицист и общественный деятель. При Сталине он входил в партийную элиту страны, в 1937 году был арестован, в годы войны перешел линию фронта с предложением Гитлеру союза с восставшей Чечней. После войны был профессором американской Военной академии и председателем ее Ученого совета. Автор ряда книг по истории СССР и его системе управления.
В книге, предложенной вашему вниманию, А. Авторханов пишет о том, как Сталин устранял своих политических конкурентов (Зиновьева, Каменева, Бухарина и других) на пути к единоличному диктаторскому правлению. Книга содержит многие эпизоды этой борьбы, неизвестные историкам и широкому кругу читателей; при работе над книгой автор использовал огромный массив документальной информации.
Книга представляет собой первую крупную научную публикацию советских политических анекдотов о И.В.Сталине, построенную на аутентичных источниках: дневниках и воспоминаниях современников, эмигрантских сборниках анекдотов, сводках о настроениях населения и судебных делах. Публикация текстов сопровождается комментарием, указателем, а также исследовательскими статьями
Книга посвящена сложному, впервые исследуемому периоду истории журналистики СССР 1928-1950-х годов. Журналистика рассматривается в контексте протекавших тогда процессов массовизации, политизации и секуляризации общества, в ходе становления системы массовых коммуникаций, включавшей печать, радиовещание, кинематограф, фотографию. Раскрываются позитивные и негативные особенности развития советской журналистики сталинского периода с его системой манипулирования общественным мнением (принцип бдительности журналистики, мифологизация контента, политический театр Сталина и др.). Особое место в книге занимает период Великой Отечественной войны, когда проявились лучшие качества советских публицистов, ковавших боевым словом Победу над фашизмом.
Для всех интересующихся историей России, русской культуры и журналистики, особо — для студентов факультетов, отделений и кафедр журналистики университетов.
3-е издание, стереотипное.
В.В.Антонов стал первым петербургским церковным историком, допущенным к архивным делам о репрессиях большевиков против православных христиан в Петрограде-Ленинграде 1920-1930-х годов. За многие годы интенсивной работы он изучил десятки дел и ознакомился с судьбами сотен репрессированных: архиереев, священников, монахов, мирян и религиозно настроенных интеллигентов.
Много трагических судеб и событий периода безбожной власти было изучено и запечатлено печатным словом. Теперь они воспроизведены в этой книге.
Книга о рождении советского сюжета в российской драме 1920 — начала 1930-х годов основана на обширном и богатом материале малоизвестных и забытых отечественных пьес. Увиденные глазами современного исследователя, эти яркие и острые тексты представляют выразительный историко-культурный срез российской жизни тех лет, ее конфликтов и героев, теснейшим образом связанных с реалиями нашего сегодняшнего дня.
Книга известных петербургских историков профессоров В. С. Измозика и Н. Б. Лебиной посвящена социальной истории Петрограда-Ленинграда 1920-1930-х гг., взаимоотношениям «новых», советских людей и пространства старой, имперской столицы. В рамках уникального микроисторического исследования прослежена тесная связь судеб известных петербургских памятников и архитектурно-ландшафтных комплексов, с одной стороны, и различных аспектов частной и общественной жизни горожан — с другой. Работа выполнена на обширном документальном материале, в первую очередь на данных петербургских архивов. В книге рассказано об авантюре, связанной с установкой памятника В. И. Ленину на Александровской колонне и об отношениях интеллигенции и власти, о проститутках с Сенной площади и попытках их социальной реабилитации, об осквернении святынь Александро-Невской лавры и формировании новых советских ритуалов, о быте советской элиты и репрессиях, жертвами которых стали жители знаменитого «кировского» дома на Каменноостровском проспекте. В книге представлены редкие фотографии из городских и частных архивов. Издание предназначено как для специалистов, так и для всех интересующихся историей города на Неве в советскую эпоху.
2-е издание, исправленное.
Энциклопедия является продолжением ранее изданной книги «Расстрелянная элита РККА. 1937-1941» (М., 2012). В данном труде показаны персональные потери в результате репрессий среди бригадного звена высшего командно-начальствующего состава (элиты) Красной армии (комбриги, бригадные комиссары, бригинженеры и т. д.), самого большого по своей численности и перечню занимаемых должностей. В качестве базы для энциклопедии послужили материалы отечественных архивов (РГВА, ЦАМО, РГВИА, АГВП, РГАСПИ), а также документы личных и пенсионных дел, хранящихся в военных комиссариатах страны. Часть материалов получена от родственников (детей и внуков) репрессированных военачальников.
Книга рассчитана на широкий круг читателей.
Голодомором принято называть массовый голод на территории Украинской ССР, случившийся в 1932-33 годах и повлекший за собой значительные человеческие жертвы, приведший к социально-экономическому спаду и дестабилизировавший и без того неустойчивую обстановку внутри страны. Следует, однако, отметить, что голод на Украине был лишь частью общего голода, обрушившегося на СССР в 30-е годы. Книга «Голодомор» представляет собой сборник документов, выписок и статистических данных, касающихся печально известного периода в истории построения социализма в одной, отдельно взятой стране. Документы эти — наглядные свидетельства, отражающие наиболее полную картину происходившего в 30-е годы XX века на территории СССР. В книге, помимо официальных документов и статистических выкладок, представлены также свидетельские описания происходящего.
Составитель: Д. Ванюков.
В новой книге Павла Поляна собраны работы о соотношении памяти и беспамятства, политики и истории: проблематика, которая, увы, не перестает быть актуальной. «Историомор» — неологизм и метафора — это торжество политики, пропаганды и антиисторизма (беспамятства) над собственно историей, памятью и правдой. Его основные проявления очевидны: табуизирование тем и источников («Не сметь!»), фальсификация и мифологизация эмпирики («В некотором царстве, в некотором государстве…») и отрицание, или релятивизация, установленной фактографии («Тень на плетень!»).
Это книга о горе по жертвам советских репрессий, о культурных механизмах памяти и скорби. Работа горя воспроизводит прошлое в воображении, текстах и ритуалах; она возвращает мертвых к жизни, но это не совсем жизнь. Культурная память после социальной катастрофы — сложная среда, в которой сосуществуют жертвы, палачи и свидетели преступлений. Среди них живут и совсем странные существа — вампиры, зомби, призраки. От «Дела историков» до шедевров советского кино, от памятников жертвам ГУЛАГа до постсоветского «магического историзма», новая книга Александра Эткинда рисует причудливую панораму посткатастрофической культуры.
Книга доктора исторических наук, профессора, ведущего научного сотрудника Института российской истории РАН, директора Центра документации «Народный архив» Бориса Илизарова — о душевном, интеллектуальном и физическом облике И.В. Сталина, человека, во многом определившего историю России и всего мира в ХХ веке. Практически все, что здесь изложено, написано на основании малоизвестных источников. Сталин был гораздо проще, а иногда вульгарнее, коварнее и злее, чем об этом повествовали мало что знавшие, а главное — мало что смевшие и желавшие знать его соратники и современники, сталинские апологеты. В то же время это была натура гораздо более сложная, противоречивая, разносторонняя и незаурядная, чем о нем пишут пережившие «культ личности».
Но эта книга не только о Сталине, его эпохе и людях, на жизнь и судьбу которых он повлиял, — она о всех нас, вынужденных с момента рождения и до момента смерти стоять перед выбором добра или зла.
5-е издание.
Впервые в историографии Большого террора на примере Грузии исследуются все вместе три главные массовые операции НКВД: операция по приказу № 00447 («кулацкая» операция), операция по «национальным линиям» и социальная чистка («милицейская» тройка). При этом в центре исследования находится специфика террора в Грузии: передача части карательных полномочий от центра местам нашла здесь свое выражение в массовом осуждении элит тройкой при НКВД Грузинской ССР, внесудебной инстанцией, собственно предназначенной для ускоренного осуждения простых советских граждан, далеких от власти и связанных с ней привилегий. При этом выявляется поразительная схожесть между неконституционными внесудебными органами (тройки, двойки) и такой законной судебной инстанцией как Военная коллегия Верховного суда СССР. Еще одна специфическая черта Большого Террора в Грузии заключается в поразительно «мягком» наказании национальных диаспор, за исключением немцев, т. н. «национальной» тройкой при НКВД Грузинской ССР. Шесть публикуемых интервью с потомками жертв Большого Террора из деревни Хашми близ Тбилиси обнаруживают личные травмы и страхи, которые принес Большой Террор 1937-1938 гг., поскольку в Хашми, как и во всей Грузии, в большом числе были арестованы отцы, родные и близкие.
Составители: Марг Юнге, Бернд Бонвеч.
«Причастный к изданию нескольких сот воспоминаний узников ГУЛАГа, отношу «7-35″ Заяры Веселой к редчайшим из них озаренным удивительно трогательным светом личности автора. Ко всему этому своим подвижническим трудом она спасла от забвения стихи многих узников ГУЛАГа». Семен Виленский
3-е издание.
В настоящем томе публикуются документы и фотографии периода Большого террора в Грузии. Большинство публикуемых документов посвящено карательной деятельности троек и двоек НКВД. Фотографии призваны в первую очередь покончить с анонимностью и вернуть лица жертвам и карателям.
Составители: Марг Юнге, Бернд Бонвеч.
В книге впервые рассказывается об особорежимной тайной тюрьме НКВД-МГБ, расположившейся в стенах старинной Свято-Екатерининской пустыни. Автором собраны сведения о многих узниках пыточной тюрьмы и об их мучителях, которые спустя некоторое время оказались в тех же застенках.
Публикуемые дневники впервые раскрывают масштаб личности автора – Ивана Александровича Серова – влиятельной фигуры нашей новейшей истории, едва ли не самого информированного человека своего времени.
И.А. Серов (1905–1990) – один из руководителей НКВД-МВД СССР в 1941–1953 гг., первый председатель КГБ СССР в 1954–1958 гг., начальник ГРУ ГШ в 1958– 1963 гг., генерал армии, Герой Советского Союза.
Волею судеб Серов оказался вовлечен в важнейшие события 1940-1960-х годов, в прямом смысле являясь одним из их творцов. Между тем, современные историки рисуют портрет Серова преимущественно мрачными, негативными красками. Его реальные заслуги и успехи почти неизвестны обществу, а в большинстве исследований он предстает «узколобым палачом-сталинистом», способным лишь на жестокие расправы.
Издание снабжено комментариями и примечаниями известного публициста, депутата Госдумы, члена Центрального Совета Российского военно-исторического общества Александра Хинштейна.
Уникальность книге добавляют неизвестные до сегодняшнего дня фотографии и документы из личного архива И. А. Серова.
Книга посвящена парадоксальной эпохе взаимоотношений вайнахов и советского государства. Исследование открывается описанием утопических попыток коммунистической власти воплотить старую имперскую мечту: выселить «беспокойных» чеченцев и ингушей за пределы Северного Кавказа, заселить освободившиеся территории более «спокойными» народами, а в местах спецпоселений создать новый «осовеченный», подконтрольный НКВД атомизированный этнос. Заканчивается книга историей возвращения вайнахов на Кавказ в 1950-е гг., рассмотрением социокультурных проблем восстановления чечено-ингушской автономии.
Сборник документов охватывает сравнительно небольшой исторический период начала 1960-х гг., который, тем не менее, оказал во многом определяющее действие на дальнейшее развитие исторического процесса как внутри СССР, так и во всей системе мирового коммунистического, национально-освободительного и рабочего движения. Публикуемые архивные документы освещают подготовку и проведение в 1961 г. XXII съезда КПСС, ставшего не только отправной точкой в идеологическом обосновании пере­хода СССР к строительству основ коммунистического общества, но и началом второго этапа тотальной десталинизации. Кроме материалов непосредственно съезда в сборник вошли также многочисленные ранее не публиковавшиеся документы из фондов Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ) о политике высшего советского руководства в этот период, реакции в СССР и во всем мире на принятые съездом решения, их влиянии на внутри- и внешнеполитическую деятельность КПСС и советского государства в последующие годы. Сборник подготовлен специалистами РГАНИ и рассчитан на ученых, исследователей, преподавателей и студентов, а также на широкий круг читателей, интересу­ющихся новейшей историей.Tags: большевики, голод, интересное, коллективизация, православие, советские нравы, сталинизм, чк-огпу-нквд


Мемуары о ленинско-сталинских репрессиях и лагерях (Рекомендуемые книги)
Мемуарная литература о сталинских лагерях сегодня довольно велика. Ужасы, описанные в этих книгах, не могут не потрясти любого нормального человека. И мы должны сохранить память об этом, чтобы это не повторилось ещё раз. Есть книги о лагерях, которые, с моей точки зрения, ОБЯЗАТЕЛЬНЫ К ПРОЧТЕНИЮ. Предлагаемый список не претендует на полноту. Это – мой выбор, который я рекомендую. В подборке представлены воспоминания людей самых разных политических взглядов и позиций. Не разделяя некоторых идей авторов представленных книг, я считаю очень важным, чтобы у наших современников меньше было иллюзий по поводу советского времени. Исторических исследований в этом списке нет. Только мемуары и документальная проза. Это — свидетельские показания, которые, напомню, учитываются даже в суде.
В эту подборку я сознательно не включил книги лагерников-диссидентов 1960-80-х годов. Этот период репрессий и количественно, и качественно отличается от ленинско-сталинского времени. Считаю, что валить все книги о репрессиях в одну кучу не стоит.
Описание книг в основном взяты из сети (писать свои нет времени). Я их немного подредактировал, когда посчитал нужным.
Для тех, кто хочет полной ясности моей позиции, поясняю, что не приемлю как богоборческий большевизм, так и комрадорский, воровской капитализм, который утвердился в России. И как бы нам отвратителен не был олигархический капитализм, это не значит, что мы должны закрывать глаза на тот тоталитарный режим, который был в СССР.
Олег Волков. Погружение во тьму.
Олег Васильевич Волков — русский писатель, потомок старинного дворянского рода, проведший почти три десятилетия в сталинских лагерях по сфабрикованным обвинениям. В своей книге воспоминаний «Погружение во тьму» он рассказал о невыносимых условиях, в которых приходилось выживать, о судьбах людей, сгинувших в ГУЛАГе. Книга «Погружение во тьму» была удостоена Государственной премии Российской Федерации, Пушкинской премии Фонда Альфреда Тепфера и других наград. Эту книгу прочесть необходимо.
Иван Солоневич. Россия в концлагере.
Интереснейшая книга впервые опубликованная в 1936 году в Болгарии, стала не только первой книгой о советских концлагерях, но и приговором преступной системе диктатуры большевиков, скрывавшейся за вывеской «власти советов трудящихся». Незаслуженно забытая, она гораздо меньше известна на постсоветском пространстве. Автор совершил удачный побег и ушёл в Финляндию.
Юрий Бессонов. Двадцать шесть тюрем и побег с Соловков.
В двадцатые годы прошлого столетия возник советский концентрационный лагерь на Соловках. «Миру о нем ничего не было бы известно, если бы не вышедшая вдруг в Париже в 1928 году разоблачительная книга бывшего царского офицера, участника Первой мировой войны, активного противника мирных переговоров с Германией Юрия Бессонова. Только ему удалось бежать с Соловков. Тридцать шесть суток пробирался он сквозь болота к Финляндии, преследуемый огэпэушниками. Судьба уготовила блестящему офицеру столько испытаний, которых хватило бы не на один роман: война, штрафбат Красной армии, арест и расстрельный приговор «за шпионаж в пользу Антанты», побег, сибирская тюрьма, снова побег, Соловки. Книга его вышла под названием «26 тюрем и побег с Соловков». Поднялся международный шум, надо было как-то спасти престиж молодой республики. О Соловках срочно снимается благостный фильм, туда едет сам Горький, чтобы, угождая Сталину, рассказать миру «о благотворительном климате перековки заблудших людей». Тьфу! Для великого пролетарского писателя создается этот «климат», он фотографируется с палачами. Соловецких истязателей впоследствии расстреляет Берия, назначит «хороших», но и их поставит к стенке. Кровавое колесо!» — так рассказывает о первом (первом ли?) удачном побеге из концлагеря.

Созерко Мальсагов. Адский остров. Советская тюрьма на далёком севере
Автор, выпускник кадетского корпуса, офицер кавалерии, встретил семнадцатый год, как и должен был его встретить: согласно присяге и убеждениям стал бороться против новой власти. Катастрофа Кавказской армии была личной катастрофой С. Мальсагова. После долгих колебаний и размышлений он сделал роковую для себя попытку приспособиться к новой жизни. В 1923 году он добровольно сдался в руки офицеров ЧК, поверив в амнистию 1922 года, согласно которой Совет народных комиссаров РСФСР обещал полное прощение белогвардейцам «всех рангов и категорий». Амнистия обернулась ссылкой на Соловки в 1924 году. Владикавказская ЧК вынесла следующий приговор: «По приказу административной комиссии народного комиссариата внутренних дел по высылке гражданин Мальсагов признан виновным в преступлениях против основ государства, предусмотренных статьями 64 и 66 Уголовного кодекса РСФСР. Статья 64 — «Организация террористических актов и сотрудничество с иностранцами», статья 66 — «Шпионаж в пользу международной буржуазии». (Через десять — пятнадцать лет эти статьи сольются в зловещую Пятьдесят Восьмую, окончательно сгубившую страну). Мальсагов бежал с Соловков в Финляндию в группе Ю. Бесонова, книгу которого я рекомендовал выше.
О том, что пришлось пережить на Соловках и в ходе побега в Финляндию, С. Мальсагов рассказал в своей книге «Адские острова», изданной в Лондоне в 1926 году.
Михаил Захарович Никонов-Смородин. Красная каторга: записки соловчанина.
Автор по происхождению крестьянин, по образованию и предвоенной службе — землемер, в Великую войну мобилизованный, в конце её, прапорщик в глубоком провинциальном тылу, свидетель тылового разложения армии. Затем участник и руководитель крестьянского «вилочного восстания» против утвердившейся большевицкой власти.
По ликвидации восстания один из многих тысяч тайных противобольшевиков, нырнувших в бездонную народную пучину с большевицкими «фальшивками» — сидеть у моря и ждать погоды, мелкими «спецами» на показной советской службе. Восемь лет просуществовал под ложным именем товарища Луки Лукича Дубинкина, служа по землеустройству сперва в Сибири, потом на Черноморском побережье. Здесь был узнан, арестован, предназначен к расстрелу, но, в силу амнистии, получил замену «высшей меры наказания» ссылкою в Соловки на десять лет. Из них Никонов-Смородин отмаячил шесть лет, то в Соловецком концлагере, то в командировках по материковым лагерям, в качестве «спеца» по пушному хозяйству, то на Белбалтлаге (на работах по прорытию Беломоро-Балтийского канала). На седьмой год мытарств ему посчастливилось бежать из «пушхоза» на Онежском озере в Финляндию. Много важных подробностей о соловецких лагерях и советской действительности.
Юлий Марголин. Путешествие в страну Зе-Ка.
Автор чудом вырвался из советских лагерей, где провёл 1940-1945 годы. Одна из первых подробных книг с описанием и анализом феномена ГУЛага.
Евгения Гинзбург. Крутой маршрут. Хроника времён культа личности.
Книга широко известна. «Крутой маршрут» — это первое документальное произведение о сталинских лагерях, написанное женщиной. Драматическое повествование о восемнадцати годах тюрем, лагерей и ссылок потрясает своей беспощадной правдивостью и вызывает глубочайшее уважение к силе человеческого духа, который не сломили страшные испытания. «Много разных чувств терзало меня за эти годы. Но основным, ведущим было чувство изумления. Неужели такое мыслимо? Неужели это всё всерьез? Пожалуй, именно это изумление и помогло выйти живой. Я оказалась не только жертвой, но и наблюдателем». Евгения Гинзбург.

Владимир Чернавин. Записки «вредителя». Татьяна Чернавина. Побег из ГУЛАГа.
Осенью 1922 года советские руководители решили в качестве концлагеря использовать Соловецкий монастырь, и в Кеми появилась пересылка, в которую зимой набивали заключенных, чтобы в навигацию перевезти на Соловки.Летом 1932 года из Кеми совершили побег арестованный за «вредительство» и прошедший Соловки профессор-ихтиолог Владимир Вячеславович Чернавин, его жена Татьяна Васильевна (дочь знаменитого томского профессора Василия Сапожникова, ученика Тимирязева и прославленного натуралиста) и их 13-летний сын Андрей.Они сначала плыли на лодке, потом долго плутали по болотам и каменистым кряжам, буквально поедаемые комарами и гнусом. Рискуя жизнью, без оружия, без теплой одежды, в ужасной обуви, почти без пищи они добрались до Финляндии.В 1934 году в Париже были напечатаны книги Татьяны Чернавиной «Жена „вредителя“» и её мужа «Записки „вредителя“». Чернавины с горечью писали о том, что оказались ненужными стране, служение которой считали своим долгом. Невостребованными оказались их знания, труд, любовь к науке и отечественной культуре. Книги издавались на всех основных европейских языках, а также финском, польском и арабском.Главный официоз СССР — газета «Правда» — в 1934 году напечатала негодующую статью о книге, вышедшей к тому времени и в Америке.Однако к 90-м годам об этом побеге знали разве что сотрудники КГБ. Даже родственники Чернавиных мало что знали о перипетиях этого побега.Книгам Чернавиных в Российской Федерации не очень повезло: ни внимания СМИ, ни официального признания, и тиражи по тысяче экземпляров. Сегодня их можно прочесть только в сети. — воспоминания В. Чернавина: работа в Севгосрыбтресте в Мурманске, арест в 1930 г., пребывание в следственной тюрьме в Ленинграде (на Шпалерной), в лагере на Соловецких островах, подготовка к побегу. — автобиографическая повесть Т. Чернавиной о жизни в Петрограде — Ленинграде в 20-е — 30-е годы, о начале массовых репрессий в стране, об аресте и женской тюрьме, в которой автор провела несколько месяцев в 1931 г. Описание подготовки к побегу через границу в Финляндию из Кеми, куда автор вместе с сыном приехала к мужу на свидание, и самого побега в 1932 г. Две книги изданы вместе.
Дмитрий Панин. Лубянка — Экибастуз. Лагерные записки
Дмитрий Михайлович Панин — прототип одного из главных персонажей романа Солженицына «В круге первом» Дмитрия Сологдина — находился в лагерях вместе с Солженицыным с 1947 по 1952 гг. и в каторжном лагере, описанном в «Одном дне Ивана Денисовича».»Лубянка — Экибастуз. Лагерные записки» — автобиографическая проза христианского философа и ученого Димитрия Панина, в которой он повествует о своем заключении в сталинских лагерях, размышляет о гибели Святой Руси, о трагедии русского народа, о противлении личности Злу.
(Автор, безусловно, сильная и интересная личность, но в некоторые его позиции и оценки я не разделяю. – С.С.)
Варлам Шаламов. Колымские рассказы
Сборники рассказов, в которых автор рассказывает о жизни в Колымских от лица заключённых. Наряду с работами Солженицына является одним крупнейших образцов лагерной прозы, переведённым на многие языки мира. Обязательны к прочтению.

Борис Ширяев. Неугасимая лампада
Борис Николаевич Ширяев (1889-1959) родился в Москве в семье родовитого помещика. Во время первой мировой войны ушел на фронт кавалерийским офицером. В 1918 году возвращается в Москву и предпринимает попытку пробраться в Добровольческую армию, но был задержан и приговорен к смертной казни. За несколько часов до расстрела бежал. В 1920 году – новый арест, Бутырка. Смертный приговор заменили 10 годами Соловецкого концлагеря. Затем вновь были ссылки, аресты. Все годы жизни по возможности Ширяев занимался журналистикой, писал стихи, прозу. Во время Великой Отечественной войны покинул страну вместе с отступающими немецкими войсками, прожил оставшиеся годы в Италии. «Неугасимая лампада» – воспоминания, яркое свидетельство о Соловецкой каторге, о большевистском терроре, о страданиях тысяч русских мучеников и исповедников. Соединив рассказы о судьбах людей, соловецкие легенды и лагерный фольклор, автор создал образ «потаенной» Руси, которая от новой власти большевиков ушла «в глубину», подобно древнему Китежу. Обретя на Соловках спасительную веру, писатель сохранил ее навсегда и посвятил ей главную книгу своей жизни.
Иван Твардовский. Родина и чужбина
Потрясающие воспоминания родного брата поэта Александра Твардовского. Раскулачивание, ссылка, плен, лагеря — в общем, обычная жизнь в России 20 века.
Георгий Жжёнов. Прожитое.
В книге «Прожитое» Георгий Жжёнов вспоминает в основном о самых трудных годах своей жизни — о том времени, когда он был узником ГУЛага. Но его рассказ, исполненный простоты, высокой правды и печали, не оставляет ощущения безысходности. И не только потому, что на трагические события своей жизни автор порой глядит с присущим ему юмором, но и потому, что многие испытания он сумел одолеть силой своего характера, своего духа. Со времён перестройки не могу забыть и рассказ Г. Жжёнова «Саночки».
Павел Гольдштейн. Точка опоры. В Бутырской тюрьме 1938 года.
Название книги вполне отражает её содержание.
Шарагин, А. (псевдоним Леонида Кербера). Туполевская шарага
Распространявшаяся в Самиздате как работа неизвестного автора -„Туполевская шарага“принадлежит перу доктора технических наук, заместителя Генерального конструктора, лауреата Ленинской премии и Государственной премии СССР, награждённого двумя орденами Ленина, орденом Отечественной войны I степени, Красной Звезды и медалями Леонида Львовича Кербера.
Может быть рекомендована каждому, желающему познакомиться с одним из необычайных порождений сталинского периода — с системой так называемых ОКБ ЭКУ ГПУ-НКВД (Особых конструкторских бюро Экономического управления ГПУ).В первом издании книги указан автор — А. Шарагин, во втором — Г. Озеров. Первое издание„Туполевской шараги“ было выпущено в 1971 году в Югославии.
Кристус Петрус. Узники коммунизма.
Автор книги — глубоко верующий человек. Глазами веры смотрит он на случающиеся события и окружающих людей: на таких же, как и он, тюремных сидельцев и на палачей НКВД. Но нигде не звучит осуждения: ни в строчках об уголовных преступниках, ни там, где говорится о лагерной охране. Те и другие в глазах автора — просто несчастные люди, одни — искалеченные безбожной действительностью, в которую ввергли некогда великую страну разные «отцы народов», другие — еще более несчастные, добровольно избравшие служение кровавому коммунистическому Ваалу.

Геннадий Андреев. Трудные дороги.
Автобиографическая повесть лагерника, совершившего побег из ГУЛага, но в результате неосторожности вновь оказавшегося в тюрьме.
Алексей Арцыбушев. Милосердия двери.
Алексей Арцыбушев – человек, жизнь которого вобрала в себя целую эпоху в истории России и Русской Церкви. Он родился в 1919 году в глубоко верующей дворянской семье в Дивееве и стал почти ровесником нового строя. Многие трагические явления, характеризующие советскую действительность 1920–1950-х годов, отразились на семейной и личной истории автора: голод и нищета, репрессии, аресты, лагеря и ссылки, – так что и сама его жизнь стала своеобразным отражением этой эпохи. Семья Арцыбушевых была тесно связана с духовенством, отказавшимся от компромисса с советской властью, поэтому рассказчик – живой свидетель жестоких гонений на Церковь. Он лично знал многих подвижников веры, пострадавших в советское время.
События в автобиографическом романе доведены до 1956 года, когда Алексей Арцыбушев добился реабилитации. Но к созданию воспоминаний он приступил лишь в 1980-е, причем занялся этим неожиданно для самого себя – по настоянию и благословению протоиерея Александра Егорова. Книга была написана на одном дыхании и… легла в стол почти на полтора десятилетия – первое издание вышло в свет в 2001 году
Материнский Плач Святой Руси. Воспоминания княгини Наталии Владимiровны Урусовой.
Воспоминания княгини Н.В. Урусовой — это замечательный документ жизни подлинных христиан под лютым игом безбожной власти. Новое поколение россиян не имеет права не знать и не ценить какой ценой сохранилась Православная Вера на Руси!
прот. Михаил Чельцов. Воспоминания «смертника» о пережитом.
Одним из главных эпизодов страшных гонений, обрушившихся на Церковь после установления в стране безбожной власти был открытый суд в 1922 году над петроградским митрополитом сщмч. Вениамином и группой духовенства и мирян, в число которых входил автор публикуемых воспоминаний прот. Михаил Павлович Чельцов. Также приговоренный к расстрелу, он тогда был помилован и мученический венец получил позднее – был убит в ночь на Рождество 1931 года.
Сергей Голицын. Записки уцелевшего.
Это произведение — плод творчества многих лет писателя, одного из представителей знаменитого княжеского рода Голицыных. Память Сергея Голицына возвращает читателям из небытия имена сотен людей, так или иначе связанных с древним родом. Русский Север, Волга, Беломорстрой — такова неполная география «Записок» картины страшной жизни Москвы второй половины 1920-х годов, разгул сталинских репрессий 30-х годов. Семья Голицыных подвергалась преследованиям, часть её оказалась в лагерях. Самому Сергею удалось избежать лагеря. Воспоминания правдивы, основаны на личных впечатлениях автора и документах тех далеких лет, наполнены верой в победу добра. Эти воспоминания не предназначались для советской печати и впервые вышли в свет в 1990 г. уже после кончины автора.
Юрий Домбровский. Факультет ненужных вещей.
Вершина творчества писателя — роман «Факультет ненужных вещей», начатый им в 1964 году и законченный в 1975 году. Это книга о судьбе ценностей христианско-гуманистической цивилизации в мире антихристианском и антигуманистическом — и о людях, которые взяли на себя миссию верности этим идеалам и ценностям, «ненужным вещам» для сталинского строя. Главные антигерои в романе — работники «органов», чекисты — нержавеющие шестерёнки бесчеловечного режима. В СССР роман напечатан быть не мог, но в 1978 году он был опубликован на русском языке во Франции. Страшная советская действительность 1937 года показана в книге Ю.Домбровского без прикрас. Общество, в котором попрана человеческая личность, не нуждается в совести, жалости, любви, традициях народных — все это становится «факультетом ненужных вещей».

Евфросиния Керсновская. Сколько стоит человек.
Произведение Евфросинии Антоновны Керсновской получило известность в начале 1990-х годов, признано памятником мировой культуры, но впервые издано полностью. Факсимильно воспроизведенные более двух тысяч тетрадных страниц ее воспоминаний, на 703 из которых есть рисунки, переведены на современный язык книгоиздания. Евфросиния Керсновская могла избежать тяжелых испытаний, но выбрала крестный путь. Она следовала правде, помогала ближнему и никогда не считала себя жертвой. ГУЛАГ не наложил на нее ни малейшего отпечатка — пройдя крестным путем, она осталась, по ее словам, «нормальным европейцем».
Александр Солженицын. Архипелаг ГУЛАГ. 1918-1956. Опыт художественного исследования
Всемирно известная книга, за которую автор был лишён гражданства и выдворен из СССР. Несмотря на то, что содержит ряд неточностей, её значение в деле разоблачений преступлений большевизма велико.
Александр Солженицын. В круге первом.
В романе воспроизведена атмосфера и обстановка «шарашки» — строго охраняемой тюрьмы, где ведущие советские ученые и специалисты используются для разработки секретных государственных задач. Роман написан на автобиографической основе.
Александр Солженицын. Один день Ивана Денисовича.
Первая, опубликованная в СССР в 1962 году, повесть на лагерную тему. Произведение художественное, но на документальной основе.
Анатолий Жигулин. Чёрные камни.
В основе автобиографической повести Анатолия Жигулина — реальное дело молодежной коммунистической организации антисталинской направленности, действовавшей в Воронеже в 1948-1949 гг. Организация была раскрыта, члены её арестованы.
Кресс Вернон. Зекамерон ХХ века.
В этом документальном романе читателю откроется объемная, наиболее полная и точная картина колымских и частично сибирских лагерей военных и первых послевоенных лет. Автор романа — просвещенный европеец, австриец, случайно попавший в гулаговский котел, не испытывая терзаний от утраты советских идеалов, чувствует себя в нем летописцем, объективным свидетелем. Не проходя мимо страданий, он, по натуре оптимист и романтик, старается поведать читателю не только то, как люди в лагере погибали, но и как они выживали. Не зря отмечает Кресс в своем повествовании «дух швейкиады» — светлые интонации юмора роднят «Зекамерон» с «Декамероном», и в то же время в перекличке этих двух названий звучит горчайший сарказм, напоминание о трагическом контрасте эпохи Ренессанса и жестокого XX века.
Исаак Фильштинский. Мы шагаем под конвоем.
От большинства известных лагерных воспоминаний эта книга отличаются отсутствием разоблачительного пафоса. Автор рассказывает о лагере как о царстве трагического абсурда, в котором, однако, есть место любви и состраданию. Он пишет не столько о себе, сколько о людях, с которыми его, молодого ученого, сталкивала в ГУЛАГе судьба. И каждая глава книги — это целый роман, сжатый до объема новеллы. И.М. Фильштинский — известный востоковед, автор многих трудов по арабской истории и литературе. В годы сталинских репрессий был по доносу арестован и отправлен в лагеря.
Сергей Снегов. Норильские рассказы.
Это сборник автобиографических рассказов известного советского писателя-фантаста, произведения которого переведены больше чем на 10 языков. Рассказов о жизни в тюрьме и, в основном, в Норильском исправительно-трудовом лагере после ареста в 1936 году, сфабрикованного обвинения и жестокого приговора. Атмосфера лагерной жизни, характеры заключенных, их жизнестойкость – главный предмет художественного изображения. Рассказы написаны в 1950-е годы, но опубликованы впервые только в 1991 году.
Юрий Чирков. А было всё так…
Пятнадцатилетним подростком, обвиненным в подготовке покушения на секретаря ЦК КП(б) Украины Косиора и… товарища Сталина, попал Юрий Чирков, автор этой книги, на Соловки. Получил он за «преступление» три года. Правда, тем, кто отсиживал срок, потом добавляли еще, так что на круг выходило и десять лет, и двадцать, иногда и более. Практически же осужденный обречен был нести свой крест пожизненно, ибо тем счастливчикам, кому удавалось выжить и вырваться на свободу, ненавистная статья (или «букет» статей) оставалась клеймом на всю оставшуюся жизнь: она предопределяла, где пребывать человеку, где работать, чем заниматься…Ничего этого семиклассник Юра Чирков в 1935 году еще не знал. Ни он, ни другие, постарше и позрелей, попав на Святой остров, не могли тогда предсказать, что станут Соловки судьбой тысяч и тысяч советских людей, что именно отсюда пойдут ветвиться лагеря: они перебросятся на континент, охватят Север, Сибирь, а потом и Восток, невидимыми нитями опояшут страну, каждого человека, независимо от того, за колючей проволокой он или за ее пределами. Цинично и страшно звучат в книге слова наркома Ежова о том, что все население страны делится на три категории – заключенных, подследственных и подозреваемых.
——————————————————————————————————————
Все названные книги можно найти в свободном доступе в сети Интернет.
Другие мемуары лагерников можно прочесть здесь:

17.04.2016, Омск
Крайняя редакция 30.12.2018.
———————————————————————
Вот мои рекомендации по православных книгах:
Книги, спасающие душу… (Любимые православные книги)

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *