Русский

В Викиданных есть лексема неприязнь (L133621).

Морфологические и синтаксические свойства

падеж ед. ч. мн. ч.
Им. неприя́знь неприя́зни
Р. неприя́зни неприя́зней
Д. неприя́зни неприя́зням
В. неприя́знь неприя́зни
Тв. неприя́знью неприя́знями
Пр. неприя́зни неприя́знях

не-при-я́знь

Существительное, неодушевлённое, женский род, 3-е склонение (тип склонения 8a по классификации А. А. Зализняка).

Корень: -неприязнь- .

Произношение

  • МФА: (файл)

Семантические свойства

Значение

  1. недружелюбное, враждебное отношение к кому-либо или чему-либо ◆ В его словах сквозит неприязнь. ◆ Скрытая неприязнь. ◆ Личная неприязнь. ◆ Я полагаю, что лекарь где-то поблизости, скорее всего в Веселой Башне, и я надеюсь, что странная неприязнь дона Рэбы к лекарям еще не отразилась роковым образом на судьбе доктора Будаха. Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий, «Трудно быть богом», 1963 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)

Синонимы

  1. нелюбовь, нерасположение, недоброхотство, неприязненность, неприятство (устар.); отвращение, антагонизм

Антонимы

  1. приязнь, любовь, расположение, приятельство

Гиперонимы

  1. отношение, чувство, вражда

Гипонимы

  1. отвращение

Родственные слова

Список всех слов с корнем «-приязн-»
  • существительные: приязнь, неприязнь, неприязненность
  • прилагательные: неприязненный
  • причастия: неприязненно

Этимология

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

    Перевод

    Человек ничего плохого не сделал, но вызывает необъяснимое раздражение. Как не довести дело до взрыва, ссоры «на пустом месте», когда не будет под рукой даже аргументов в свою пользу?

    Психолог Виктория Маркелова:

    Инстинктивной неприязни не существует

    — Другие люди всегда для нас — зеркала. То, что задевает в других, что безумно нравится или безумно раздражает, надо читать как сигнал, дающий информацию о себе.

    Например, нас ужасно раздражает коллега, который ничего плохого нам не сделал. Более того, он может и вообще не обращать на нас внимания, а мы на него смотрим и просто из себя выходим. Причин может быть несколько.

    Виктория Маркелова, психолог. Фото с сайта vdohnovimir.ru

    Проекция

    У каждого из нас есть идеальный образ себя, с которым очень тяжело расставаться. Недаром в Евангелии сказано про то, что «в чужом глазу соринку видим, а в своем бревна не замечаем». Не хочется видеть в себе недостатки, и чем больше что-то в себе не нравится, тем больше мы это не принимаем – так работает психологическая защита.

    И когда в другом человеке нас что-то постоянно, необъяснимо и сильно раздражает, загляните в себя.

    Например, неприятна нам в коллеге амбициозность, – возможно, что мы сами внутри это имеем, только не признаем.

    И проецируем свое бессознательное на другого — на другого ведь проще раздражаться и злиться, чем на себя. Так мы снимаем напряжение и нейтрализуем конфликт внутри себя. В общем-то – обманываем себя.

    Особая злость на «свой» чужой недостаток может объясняться как раз тем, что бедному «раздражителю» достается и за себя, и «за того парня» — мы вымещаем на нем ту неприязнь, которую не можем обратить против себя.

    Конечно, не все, что неприятно нам в других людях, есть в нас самих. Призадуматься стоит, когда раздражение имеет повышенный градус и рационально необъяснимо, так сказать, «инстиктивно».

    Зависть

    Это вторая причина, по которой может возникнуть непонятное раздражение. Зависть — чувство, в котором очень не хочется себе признаваться. Трудно принять, что ты – завидуешь, ведь это значит, тебе чего-то не достает, что ты чего-то хочешь, но не можешь. И тогда начинаешь на удачливого коллегу или родственника злиться и обвинять его, например, в том, что он нечестно что-то получил, или ко всем подлизывается, поэтому у него все хорошо.

    Мы злимся потому, что не можем сделать сами. И тогда нас начинает раздражать даже какая-нибудь хорошая черта в этом человеке.

    Например, легкость на подъем или умение находить общий язык с кем угодно – ведь нам кажется, что благодаря этим качествам человек получил то, чего не можем получить мы.

    И вот легкость на подъем в завистливых глазах становится легкомыслием и безответственностью, а общительность – умением подлизаться и наврать с три короба.

    Причиной зависти может быть и то, что мы себя обманываем в своих желаниях и мотивах. Вот пример: один человек жутко возмущается, что он весь такой творческий, а таких больших денег, как дядя Вася, который какой-то ерундой занимается, не зарабатывает. Но у дяди Васи мотив – делать деньги, и он их делает. А у возмущенного человека мотив – делать что-то со смыслом, нести в мир добро. Тогда, получается, если у дяди Васи мотив – деньги, а у тебя – добро, вы просто в разных плоскостях. Готов ли ты изменить свой мотив, чтобы получать большие деньги?

    Надо задать себе вопрос: чего ты больше хочешь? Денег, как дядя Вася, или другого? Потому что в данном случае это конфликт: большие деньги за светлое и высокое не платят. И если зависть и раздражение зашкаливают, надо разбираться со своим мотивом, настоящий ли он? Или в том, сколько в нем от себя, а сколько от социальных ролей, долженствований? А может, человек просто не умеет делать деньги?

    Нарушение границ

    Третья причина непонятной неприязни – это наше собственное неумение отстаивать свои границы.

    Например, говорят тебе: «Пойдем со мной» или: «Идешь сегодня ко мне в гости». Или (начальник): «Останься сегодня, поработай сверхурочно!»

    Человек соглашается, приходит, остается работать, а потом начинает испытывать огромное раздражение на того, кого он послушался, потому что считает, что его заставили.

    Но вместо того, чтобы признать, что он сам не умеет говорить «нет», он переносит это раздражение на своего мучителя. И начинает раздражаться оттого, что его заставили, а на самом деле он не хотел.

    Вроде бы обижаться на пригласившего глупо – он ведь не силком тащил; злиться на себя, что согласился, тоже не хочется – вот и получается такая глухая неприязнь и стремление избегать человека, которому ты не можешь сказать «нет». В итоге и сам мучитель, подавляющий тебя (о чем он сам, впрочем, даже не догадывается), и все его проявления становятся неприятны.

    И это естественно, потому что наши границы – это наша безопасность, и любой, кто, по нашему мнению, их проламывает – кажется нам захватчиком. Поэтому границы важно охранять и отстаивать! Иначе вы так и будете обрастать «захватчиками», насильниками, а они и не поймут, в чем перед вами провинились: они ведь просто предложили, а вы просто согласились.

    Забытая проблема

    И, наконец, четвертая причина «инстинктивной неприязни» — это некая вытесненная травма.

    Бывает, что человек не выносит определенный тип людей. Например, высоких и худых. Не выносит до такой степени, что не может до них без отвращения даже дотронуться – все равно, что до насекомого. Такие штуки могут быть завязаны на каких-то детских вытесненных травмах. Может быть, к маленькой девочке в трехлетнем возрасте подошел взрослый, высокий, худой дядя и чем-то ее напугал. В бессознательной части психики страх остается и закрепляется. Потом человек вырастает и уже не помнит, а вот это подавленное, забытое, вытесненное, связанное с какой-то травмой или неприятной ситуацией, развивается вот в такую вот неприязнь.

    Это может произойти не только в детстве, и во взрослом возрасте с нами что-то происходит, и психика срабатывает таким образом, что мы это забываем.

    Если это очень неприятно, то мы себя убеждаем, что этого не было.

    Тем не менее, образ, который нам нанес травму, остается, и неприязнь к нему мы будем чувствовать, сами не понимая, почему же мы это испытываем.

    Как со всем этим жить и бороться

    Для начала нужно честно признаться себе, что действительно, проблема есть: неприязнь к человеку, который этого вроде бы совершенно не заслуживает. Он не делает нам зла, он никак или почти никак не влияет на нашу жизнь, но раздражение или отвращение к нему присутствуют.

    Осознание проблемы – это первый шаг к ее решению, потому что, осознав, мы как будто выносим проблему вовне, можем посмотреть на нее со стороны и понять, что делать дальше. Кстати, осознать не так-то легко, ведь мы привыкли считать себя белыми и пушистыми, и даже признаться себе, что нас безумно злит, в общем-то, ни в чем не виноватый человек – это тяжело.

    Ведите дневник чувств

    Второй шаг – это ведение дневника. Надо в письменном виде как можно подробнее описать, что конкретно раздражает в человеке. Берем блокнот, чертим таблицу в три колонки. Первая – причина раздражения, например «сидит и крутится на стуле» или «неискренне смеется, говоря с начальником». Вторая – мое чувство, которое по этому поводу возникает. Третье – а как «раздражитель», по моему мнению, должен себя вести. Ведем такой дневник хотя бы неделю, со всей тщательностью.

    Нужно начинать разбирать вопрос по пунктам, то есть очень четко, на бумаге. Потому что когда все только в мыслях, оно разлетается во все стороны. Надо четко выписывать, что мне конкретно не нравится, что меня раздражает.

    Нужно прописывать все детали — не просто раздражает и все – а не нравится то, как разговаривает, или заискивает перед начальником, или ко всем подлизывается, лицемерит, важничает, хвастается и пр.

    Тут результатов будет несколько. Во-первых, мы вытащим наружу чувства и эмоции, которые до этого мучили нас изнутри. Во-вторых, сможем прикинуть на себя – а нет ли в нас самих того, что нас так ужасно раздражает. А может, и в самом деле нет, но нам этого ужасно хочется?

    У меня в практике была очень тихая и скромная девочка, которая боялась высказываться и говорить. А у ее коллеги на работе рот не закрывался. То есть она всем все высказывала прямо, что думала.

    И тихую девочку это до обморока раздражало, она называла коллегу и выскочкой, и тщеславной, и похуже.

    Но на самом деле ей хотелось самой уметь быть такой решительной. Но она себе очень долго не хотела признаться в том, что ей тоже хочется уметь так открыто себя вести. То есть на самом деле ей нравилось то качество, которое было у коллеги и недостаток которого у себя так расстраивал.

    Или другой пример. Допустим, меня безумно раздражают сплетни, которыми человек занимается на работе. Тогда надо отследить, как я сама себя веду, а потом спросить: «А я сама не сплетничаю?».

    Первым порывом будет сказать «нет». Но не торопитесь, поразмышляйте, а потом попробуйте спросить того, кому вы доверяете. Нужно учиться за собой внимательно наблюдать.

    Если причина раздражения, неприязни к другому найдена и устранена, то раздражение уходит.

    Когда человек признает, что он тоже не святой и тоже может посплетничать, поревновать, похвастаться и пр, он становится терпимее к тем, кто тоже не свят. Это такое правило: чем терпимее мы умеем относиться к себе и принимать себя с недостатками, тем терпимее мы относимся к другим.

    Если я обнаруживаю в себе такие же качества, какие меня раздражают в другом, я иду на исповедь, а потом говорю: «Хорошо. Если Бог прощает, то что же я сама себя не прощаю?» Тогда я могу относиться терпимо и к другому. То есть с любовью отнесусь к себе, и с любовью отнесусь к другому.

    Это не значит, что нужно терпимо относиться к объективно плохим поступкам и проявлениям. Люби грешника и ненавидь грех.

    Случай из частной жизни

    Со мной была такая история.

    В приходе, где я работала психологом, была одна дама, которая считала, что психология – одно зло. И эта дама со мной постоянно тайно конкурировала.

    Все время меня задевала, провоцировала. Я ее просто видеть не могла.

    В какой-то момент я сказала: «Больше не могу. Я ее просто не выношу. Я ее вижу, и меня трясет». Что же делать? Стала разбираться, вопросы себе задавать: «Что именно тебя в ней напрягает? Конкурентность, хорошо, а разве ты сама не конкурентная? И ты не можешь пережить, чтобы кто-то смел быть лучше тебя. И ты хочешь быть на первом месте, быть самой лучшей, чтобы тебя все любили и хвалили. Разве ее качества к тебе не имеют отношения? Да ты такая же, как она! Просто ты помоложе и вести себя получше умеешь, поэтому выигрываешь».

    Прямо в этот момент мне полегчало. Меня такой смех разобрал: «Ну и что ты привязалась к этой тетке? Сама такая же».

    Задача ведь не убить себя за это и не сказать: «Ах, вот ты какая ужасная!». А как-то с юмором отнестись и сказать: «Ладно, давай подумаем, что мы можем с этим сделать».

    От одного признания я, конечно, не перестану быть, например, конкурентным человеком, но, по крайней мере, у меня пропало раздражение. Я не полюбила ее, но хотя бы перестала ненавидеть. Приняла в себе, что во мне это есть и успокоилась по ее поводу.

    Не стремитесь дружить с «раздражителем»

    Есть ошибка, которую делают многие люди, которые хотят быть честными с собой. Испытывая чувство вины перед человеком за свою неприязнь, они начинают относиться к предмету своей нелюбви с преувеличенным вниманием, нарочно стараясь делать для него что-то, пытаясь переломить свой негатив.

    Если применить медицинскую метафору, эти люди поломанной рукой пытаются нести тяжелую сумку «потерпевшего». Но пока рука не срастется, не окрепнет в гипсе, любое напряжение для нее может быть пагубно. Так и здесь:

    пока мы не осознаем подлинные причины нашей неприязни и не поймем, как их преодолеть, такое натужно дружелюбное поведение добра не принесет.

    Выглядеть это будет лицемерно, а внутри, помимо неприязни, будет копиться еще и агрессия.

    Я бы посоветовала не приставать к объекту неприязни, а наоборот: немного отстраниться и понаблюдать за ним. Попробовать понять, почему он себя ведет так или иначе, какие могут быть его внутренние причины. Посмотреть на мир его глазами, постараться его почувствовать — или, как говорят англичане, пройти милю в его ботинках. Возможно, вам откроется нечто, после чего вы уже не сможете на него злиться.

    Попробуйте узнать историю человека

    Один из недавних примеров: у моей дочки в классе училась девочка. В манере вести себя – как есть выскочка, кривляка. Везде она в первый ряд лезла. Она не нравилась мне совсем. А потом как-то раз она пришла ко мне посоветоваться, и оказалось, что у не очень сложная обстановка дома, родители держат ее в черном теле, контролируют каждый вздох, и когда она в школу приходит, она там все это компенсирует.

    И, увидев на самом деле, как ей тяжело, я поняла, что она «кривляется» потому, что просто не знает, как правильно себя выразить. И я подумала: столько лет считала ее кривлякой, а это на самом деле страдающий ребенок.

    Неважно, ребенок или коллега. Бывает, узнаешь историю человека и думаешь: «Теперь ясно, почему он себя так ведет».

    Можно попробовать узнать человека получше, заглянуть в его жизнь, в его боль не нахраписто.

    Попробовать посочувствовать, попробовать увидеть живого человека, тоже страдающего. Это может смягчить наше раздражение.

    Возможно, дружбы не получится, но я считаю, что это тоже дело любви – попробовать увидеть душу страдающего человека.

    Неприязнь к людям стара, как мир

    Мы люди культурные, стараемся жить в рамках приличий и хотя бы внешне уважать право другого человека на самореализацию и самоопределение. Однако отдаем мы себе отчет или нет, внутри каждого из нас живет неприязнь к людям. Кто-то не признается себе в этом чувстве и тщательно скрывает, даже от себя самого. Кто-то не справляется с негативным отношением к окружению и выплескивает его наружу. Системно-векторная психология говорит о том, что чувство неприязни естественно для человека. Чтобы понять механизм его возникновения, обратимся к тому времени, когда человек жил первобытной стаей и единственным его стремлением было желание выжить.

    В древние времена мы полностью находились под управлением голода. Есть хотелось постоянно, потому что охота на мамонта не всегда заканчивалась успешно. Часто, оставшись без добычи, мы ели друг друга. Каннибализм был очень распространенным явлением. Однако нас было мало – около 2000 особей в древней саванне, и стая должна была выжить.

    Неприязнь к людям

    И тогда с целью сохранения вида природа выделила кожный вектор – человека, который согласно своей видовой роли призван был ограничивать, запрещать. Он ввел первый закон в человеческой стае – запрет на секс и убийство внутри стаи. Инцест (кровосмешение) и каннибализм карались этим первым законом. А есть все равно хотелось. Так мы впервые ощутили ближнего, именно через неприязнь к нему из-за невозможности удовлетворить свое желание к пище.

    Животное не испытывает неприязни к другому животному. Оно лишь следует инстинктам, убивая его для удовлетворения желания насытиться. Человек, подавив в себе главный инстинкт – чувство голода, стал ненавидеть того, кто заставил его это сделать.

    Неприязнь к людям

    Но неприязнь к людям сложно подавить без осознания того, что движет человеком. А в древней стае для этого еще не созрело общее психическое. Поэтому древний шаман, человек с обонятельным вектором, чуял, как можно снизить неприязнь между людьми, – через ритуальный каннибализм, когда в жертву приносился слабенький кожно-зрительный мальчик и съедался всеми членами стаи за одним столом. Это несколько снимало напряжение между людьми, удовлетворяя чувство голода и давая ощущение объединения.

    Но люди развивались. Кожно-зрительная женщина, сострадательная и движимая страхом за собственную жизнь, уговорила вождя не есть больше кожно-зрительных мальчиков, покончив тем самым с массовым каннибализмом. Она стала основательницей культуры, призванной охранять жизнь каждого человека и сдерживать неприязнь. Мы длительное время ощущали на себе сдерживающие рамки культуры, которая через воспитание, искусство, религии, культивирование ценностей гуманизма, сострадания и милосердия помогла человечеству выжить на определенном отрезке его истории. Однако сейчас культурные ограничения уже не работают. Неприязнь между людьми зашкаливает и сметет все границы, если мы не раскроем свою подлинную суть, основы своей бессознательной природы. Пришло время, когда тайное становится явным.

    Неприязнь к людям. Как это выглядит теперь

    Конечно, сейчас мы не чувствуем так, как чувствовал древний человек, когда он хотел съесть ближнего. Сейчас мы радуемся бедам ближнего и огорчаемся, когда он счастлив. Мы ощущаем себя лучше, когда нам удается почувствовать себя значимее и важнее, чем ближний. Нам плохо, когда мы в чем-то хуже него. Мы, конечно же, не знаем о том, что стоит за неприязнью, и даже не всегда ее осознаем, но каждый, в зависимости от векторов, как-то рационализирует, объясняет для себя сам факт ее существования.

    Неприязнь к людям

    Например, человек с анальным вектором, застрявший в обидах и фрустрациях, будет рад слить свою неудовлетворенность на окружающих. Ему будет казаться, что это они виноваты в его бедах и нереализованности. «Все бабы одинаковые. Все вокруг воры». Это его штампы и его весомый повод для ненависти, которую он изливает в непрекращающемся критиканстве, гряземарательстве и туалетной лексике, особенно на просторах Интернета.
    А его желание быть всегда правым… Неразвитый упрямый анальник будет ненавидеть вас только за то, что вы пытаетесь сделать его неправым, что вы указываете ему, как жить.

    Неразвитый кожник просто завидует, что у кого-то что-то лучше, больше, важнее. Он ненавидит за то, что у кого-то есть то, чего нет у него. Он же хочет владеть всем. Это его основное желание. Неприязнь к людям он объясняет тем, что он-то более достоин тех благ, которые имеют они.

    Люди со зрительным вектором в потенциале больше всех способны любить, однако в наши дни предпочитают закрываться в своих эмоциях внутри и продвигать лозунги: «Полюби себя!». Взращиваемое пресловутое позитивное мышление заставляет их прятать, как страус, голову в песок, не видеть «страшных» проблем, которые окружают его, становиться черствыми и бесчувственными к чужому горю. Один только факт, что когда разбился самолет в Казани, люди досадовали, что отменили КВН, заставляет содрогнуться – до какой черты ненависти друг к другу мы дошли! Веселиться на фоне такой трагедии – это не к лицу человеку.

    Самая большая неприязнь к людям у человека с ненаполненным звуковым вектором. И это не просто неприязнь. Это ненависть, когда есть только одно желание: «Дайте мне большую красную кнопку, чтобы я мог уничтожить весь мир!» Неосознанное и поэтому неудовлетворенное желание к духовному, к познанию смысла, делает его жизнь невыносимой, а люди становятся заложниками его бредовых идей. Ему кажется, что если он уничтожит этот мир, то его проблема решится сама собой. Не будет больше мыслей, одолевающих днем и ночью, не будет шума и суеты, не будет этой иллюзии, которая всем кажется жизнью.

    Неприязнь к людям

    Неприязнь к людям. Наполнение

    Если смотреть в корень проблемы, то можно увидеть, что неприязнь к людям возникает от нереализованных желаний, от нехваток. Если в древней стае самым главным желанием было удовлетворение чувства голода, то сейчас люди имеют гораздо более разнообразные желания, в соответствии с векторами, и такие же разнообразные нехватки заставляют человека ненавидеть тех, кто вокруг него. Он думает, что причина его страданий в окружающих.

    Наполнение своих желаний помогает почувствовать настоящее удовлетворение от жизни и больше не вспоминать о неприязни к людям. Но чтобы наполнить желания, нужно их распознать, раскрыть. В этом помогает системно-векторная психология, которая очень точно описывает желания всех восьми векторов бессознательного.

    Более того, понимание глубинных желаний других людей, принятие их такими, какими они созданы, также позволяет преодолеть неприязнь к ним. Постепенно это понимание перетекает в более глубокое чувство любви и сопричастности тому, что происходит в душе ближнего. Его желания становятся твоими. Он как бы становится тобой. А разве может человек навредить самому себе? Нет, ведь человек создан для наслаждения. Точно так же не сможет он навредить и ближнему.

    Путь к преодолению неприязни – познание психического, раскрытие тайн бессознательного. И двигаться по нему надо начинать прямо сейчас, пока мы окончательно не разрушили то, что удалось построить обществу во время своего долгого пути развития к состоянию ЧЕЛОВЕК.

    Статья написана по материалам тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана

    Марина Голомолзина

    ЧУВСТВО НЕПРИЯЗНИ.ПОВОД НЕ НУЖЕН — ПРИЧИНА В ГОЛОВЕ

    Просмотров: 811 Поделитесь этим с другими:

    • Э. Фромм, изучая в свое время агрессию, пришел к интересному выводу о том, что ее можно разделить на два вида: доброкачественную (инструментальную) и злокачественную (враждебную). Причем последнюю Фромм считал характерной только для человека…

      14 7430 24 Ноября 2013 в 04:40 Автор публикации: Павел Головаш, юрист

      Мир, в котором мы живем, един. Единство его состоит в материальности. Все явления и процессы действительности взаимосвязаны и взаимообусловлены. Объективными формами существования материального субстрата являются пространство и время. Важнейшая особенность нашего мира заключается в неравномерности распределения в пространстве и времени вещества, энергии, информации (разнообразия). Эта неравномерность проявляется в том, что компоненты материального субстрата (элементарные частицы, атомы, молекулы и т. д.) группируются, объединяются в относительно обособленные в пространстве и времени совокупности. Процесс объединения имеет диалектический характер, ему противостоит процесс разъединения, дезинтеграции. Но факт существования объединений на всех уровнях организации материи говорит о доминировании интеграции над дезинтеграцией. В неживой природе факторами интеграции являются физические поля, в живых объектах — генетические, морфологические и другие взаимодействия, в обществе — производственные, экономические и другие отношения.

      Профессор В. А. Ганзен. Системные описания в психологии

      Э. Фромм, изучая в свое время агрессию, пришел к интересному выводу о том, что ее можно разделить на два вида: доброкачественную (инструментальную) и злокачественную (враждебную). Причем последнюю Фромм считал характерной только для человека.

      Он определил злокачественную агрессию как неадаптивную ее форму, имеющую в первую очередь социальные корни, а не биологические. С этим наблюдением немецкого философа и социолога и сегодня трудно не согласиться, учитывая полное отсутствие злокачественной агрессии у животных, которые, в отличие от человека, не являются существами социальными. Давно замечено, что у охотничьей собаки, которая гонится за зайцем, примерно такое же «выражение» морды, как и в те моменты, когда она встречает хозяина или находится в другом предвкушении чего-то приятного. Подобное «радостное безразличие» во время акта агрессии наблюдается в большей или меньшей степени и у других животных как по отношению к другим видам, так и по отношению к своим же собратьям. Животные сбалансированно агрессивны, их агрессия на удивление рациональна и точна, безошибочна по отношению к целям выживания в конкретных природных условиях.

      А вот с человеком все намного сложнее. Человек способен быть агрессивным неадекватно своему окружению, способен радоваться чужому горю и испытывать ненависть, а потому в нем присутствуют оба вида агрессии. Злокачественная агрессия человека через призму системно-векторной психологии — агрессия, обсуловленная наличием у него так называемых добавочных желаний.

      Неприязнь

      На лекциях «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана подробно раскрывается процесс появления у человека психики, добавочных желаний. Сюда относятся: бессознательное ограничение ближайшим предком человека своего вышедшего из баланса с природой (собственным телом) добавочного желания к пище, последующее его ограничение и перенос на других людей с обретением способности их ощущать.

      Результатом этого сложного ряда внутренних изменений в нашем древнем предке стало появление нового психического материала, созданного из обычного животного желания к пище, ведь последнее, по причине своего выхода из баланса с природой, оказалось под запретом и поэтому вынуждено было проявить себя вне желаний тела: сначала в форме желания совершить акт каннибализма по отношению к другому человеку, а потом, в результате примитивной сублимации человеком этого каннибальского устремления (потому что «нельзя»), — в форме нашей человеческой ненависти к ближнему. Этот, данный нам природой еще в первобытные времена минимум ощущения (познания) одного человека другим и называется в системно-векторной психологии неприязнью.

      Волк не испытает никакой радости от того, что его партнер по охоте ранен, и не будет огорчаться, если партнер оказался более удачливым. А вот нам, людям, хорошо, когда другому плохо. И это исключительно наша, человеческая способность, данная нам природой неспроста: так мы первично ощущаем (познаем) других людей как ненавистных и претендующих не только на то, что нам принадлежит, но и даже на собственноличное поедание нас самих.

      В виде человеческой неприязни перед изучающим системно-векторную психологию предстает некое особое свойство психики, «искра», которая в потенциале способна не только разгореться до размера громадного пламени, но и измениться качественно — стать обратной себе. А для того, чтобы разгореться (развиться), эта искра нуждается в таком же огромном количестве горючего материала, коим является не что иное, как наше добавочное желание к пище. И природа именно по этой причине активно помогает нам его приумножать.

      Как это можно наблюдать в повседневной жизни — любое удовлетворенное желание со временем появляется снова, только уже в большем объеме. Обычно мы выражаем это по отношению к предыдущему способу удовлетворения словами «надоело», «наскучило», «морально устарело» и т. д., но внутри это всего лишь наше выросшее желание, которое требует уже немного большего для своего удовлетворения. Примерно то же происходит и с нашим базовым добавочным желанием к пище. Оно постоянно удовлетворяет себя и растет, требуя уже новых, более совершенных форм своего заполнения. Эти формы заполнения в системно-векторной психологии называются свойствами векторов. Все они на данный момент найдены и сложены в единую иерархичную систему (например, память в анальном векторе, любовь и страх — в зрительном, интуиция, индуктивность — в обонятельном и оральном векторах и т. д.). Раскрывая эти врожденные свойства (в собственных векторах) через работу на группу (пару, общество), человек тем самым удовлетворяет и наращивает свое добавочное желание к пище, а значит, и свою неприязнь, которая происходит из этого желания. Наоборот, не реализуя себя в группе, человек испытывает больше неприязни к окружению, поскольку его добавочное желание к пище способно заполнить себя только этой неприязнью.

      Объединение и познание

      Из всего этого можно понять, что противоположность неприязни — познание себя и других людей, поскольку неприязнь и есть по сути познание, только крохотное, первичное, и оно способно развиваться наружу, превращаясь в свою качественную противоположность.

      Но как тогда внешне выглядит познание? Выглядит ли оно простым наблюдением, запоминанием, построением выводов? В принципе, все перечисленное — его частные составляющие, но в целом это понятие намного шире.

      Познание — это раскрытие нами любых «спрятанных» от нас свойств. Сегодня мы раскрываем эти свойства внутри всех многочисленных связей, которые строим между собой, создавая семьи, группы, общество в целом. В их построение каждый вносит какой-то вклад согласно врожденным векторальным способностям: кожный человек проектирует инфраструктуру, создает закон; анальный систематизирует и передает знания; зрительный накладывает на нас культурные ограничения и так далее. При этом каждый из них взаимодействует с окружающими людьми, сублимированно их использует, но не примитивно, поедая их физически, а уже более сложно, взаимодействуя с ними с помощью своей развитой сознательной (познающей) мысли. Например, кожно-зрительная женщина способна раскрыть в себе такие свойства, как любовь и сострадание, лишь в том случае, если будет прилагать усилия там, где эти ее скрытые свойства необходимы (уход за больными, медицина, воспитание детей, благотворительность и т. д.). В сущности, сострадание этой зрительной женщины скрыто в ее же страхе, но превратить страх в противоположность себе — познать сострадание (или любовь) она может, лишь адекватно реализовав себя в обществе, в правильной связи с другими людьми.

      Ведь там, где появляются связи, появляется и форма, а значит, и разделение на внутреннее и внешнее — на противоположности, которые можно продифференцировать относительно друг друга, что и является познанием. Например, наш страх первоначально — это форма неприязни, но через наше включение в общество мы превращаем его в материал (содержание), из которого общество лепит уже новую, более сложную форму (любовь, сострадание).

      И так везде: сначала происходит очередной виток роста неприязни между людьми, который грозит всеобщим распадом и гибелью, поэтому неприязнь ограничивается обществом (через закон, культуру) и «перерабатывается», сублимируется с обратной стороны этого ограничения в новые, более сложные виды социальных связей (внутри которых попутно раскрываются новые свойства). Это и есть наше коллективное познание — через интеграцию.

      Познание в звуковом векторе

      Неприязнь в звуковом векторе, в силу его свойств, имеет форму эгоцентризма, что вводит звуковика непосредственно в самую высокую систему соотношений между внутренним и внешним: я внутри и Бог (как категория) снаружи. У звуковиков личная неприязнь к «Богу», а вся их реализация в своем звуковом векторе с древних времен и по сегодняшний день не что иное, как «агрессия» по отношению к этой субъективной абстрактной категории.

      Воевать с Богом можно по-разному. В негативном сценарии можно делать это в одиночку и только для себя, например, стать серийным звуковым маньяком городского типа. Можно выяснять отношения с Богом сублимированно (на пользу общества), делая, как вариант, операции на сердце в качестве хирурга. А в ином сценарии — просто объединиться с другими звуковыми людьми и целой группой звуковых ученых построить адронный коллайдер, изобрести глобальные телекоммуникации.

      Звуковой человек пока еще формирует свои мысли по животному принципу, поэтому познание для него — разломать, вскрыть, посмотреть, что внутри. Это и есть высшая форма агрессии, свойственная человеку. Но такая агрессия способна быть коллективной и общественно полезной (доброкачественной), а значит, создавать внутри коллектива некие особые виды связей — связи звукового порядка. А внутри связей, как известно, раскрываются скрытые свойства, в данном случае — звуковые.

      Например, ученые, объединенные в коллектив, добиваются больших результатов в своей работе, чем те, которые работают разрозненно. Отдельный человек может многое сделать, если нацелен на достижение общих целей (ведь он связан с обществом), но в группе люди еще теснее связаны между собой, работают на общество единым организмом, а значит, и эффективность их работы повышается.

      Заключение

      Из всего этого можно понять: наша ненависть к чему-либо — это иллюзия, которая существует только в наших ощущениях. Это то, чего нет. А чего именно нет, мы каждый раз выясняем все глубже и глубже: раскрывая новые формы взаимоотношений, связей, структур. Одним словом, совершаем интеграцию, посредством которой каждое вновь возникающее частное тут же включается в общее, иначе просто и не может быть.

      Преобладание же процессов интеграции над процессами дезинтеграции, о которых говорит В. Ганзен в приведенной выше цитате, — это и есть один сплошной процесс интеграции, а иллюзию дезинтеграции возможно иметь, лишь смотря на процессы с точки зрения частности, а не общего. Исходя из этого, выражения: «Куда мир катится», «Раньше было лучше», «Это неправильно» (читать: «Это неправильно, потому что мне от этого плохо») и другие им подобные — не отражают полной картины того, что есть. Увидеть же полную картину возможно, лишь понимая общие вещи, а не отдельные частности, смотря на мир объемно — через всю восьмимерную матрицу психического.

      Корректор: Наталья Коновалова

      Автор публикации: Павел Головаш, юрист Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *