Скажи мне, какой цвет ты любишь… — </p> <p>Психологические заметки —<br /> Психология и психотерапия — Шизофрения Форум Лечение — Творческое объединение шизофреников психи.ру

Цвета шизофреников

Полезная ссылка: «Халва» или «Совесть»? Какая карта рассрочки — лучшая в 2020 году

Как врачи понимают, что перед ними — больной шизофренией? По внешним признакам определить «шизу» можно далеко не всегда, так что специалисты применяют целый ряд тестов. Наиболее популярные из них представлены ниже.

Интересная статья: Как дыхание по системе «Пранаяма» помогло советским космонавтам

1. Тесты с маской

Инструкция (важно!): При ответе на вопрос руководствуйтесь ощущениями, а не логикой.

Итак, вопрос:

«Маска выпуклая с одной стороны или с двух?»

Правильный ответ:

Представленная на изображении маска является выпуклой только с одной стороны

Поехали дальше:

«Маска вращается в одну сторону или в обе?»

Правильный ответ:

Маска вращается только в правую сторону.

Анализ результатов

Если вы ответили на оба вопроса неправильно — ура, вы абсолютно здоровы! Искусственные формы и тени на картинке вводят мозг в заблуждение, и он проявляет здоровую реакцию — «достраивает» реальность и, следовательно, ошибается. В нашу пользу :).

Если же верные ответы были даны на оба вопроса… Мозг шизофреника не может проанализировать всю картинку и достроить реальность. В результате человек видит маску только такой, какой она является на самом деле. Такой человек, конечно, нездоров.

Но не спешите с выводами! Давайте разберемся. Вы действительно не видели НИЧЕГО, кроме выпуклой и вращающейся в одну сторону маски? Вполне возможно, что вы просто ответили наобум или видели иллюзию, но все-таки решили докопаться до правильного ответа, долго смотрели и сделали вывод. Кроме того, оптический обман не сработает, если вы выпили или находитесь под воздействием наркотических средств.

Есть и третий вывод — вы… гений! Гениальный человек обладает мышлением как здорового, так и больного шизофренией, и умеет мгновенно переключаться между ними. В нашем случае гений увидит иллюзию (здоровая реакция), но сможет разобраться, в чем дело и куда вращается маска (реакция шизофреника). Более того — если он захочет, он просто перестанет воспринимать обман раз и навсегда!

Важное замечание: результаты всех тестов на этой странице не ставят Вам диагноз со 100% точностью, это может делать только квалифицированный специалист или врачебный консилиум. Пожалуйста, относитесь к результатам как к информации для размышления, а не как к диагнозу!

… Не так давно в Великобритании был разработан новый тест на шизофрению — «Маска Чаплина». Посмотрите на изображение ниже и скажите — маска с обратной стороны выпуклая или вогнутая?

Правильный ответ:

Здоровый человек увидит, что маска с обратной стороны — розовая и выпуклая. Как и в прошлом примере, здесь имеет место оптический обман (мозг вводят в заблуждение округлые формы и тени).

2. Тест Люшера

Метод разработан в 1940-е гг. швейцарским психологом Максом Люшером. Ученый заметил, что в зависимости от психоэмоционального состояния человек по-разному воспринимает цвета.

Тест Люшера существует в двух вариантах: коротком и полном.

Короткий вариант: пациент приходит к врачу днем (т.к. требуется естественное освещение). Врач обеспечивает равномерность освещения и отсутствие солнечных бликов. Пациенту предлагаются пронумерованные карточки восьми цветов — черная, коричневая, красная, желтая, зеленая, серая, синяя и пурпурная. Его задача — распределить карточки в соответствии с личными предпочтениями в текущий момент, и никак иначе.

Полный вариант включает в себя 73 цвета (различные оттенки серого, восемь названных выше цветов и микс из четырех основных цветов — красного, зеленого, синего и желтого). Они сгруппированы в таблицы, которые одна за другой передаются пациенту. Его задача — выбрать из каждой таблицы один цвет, который нравится ему больше всего. Через несколько минут тест повторяют ещё раз. Так врач поймет, в каком состоянии пациент находится на самом деле, т.к. в первый раз человек выбрал цвета для того состояния, в котором он хотел бы находиться.

Видео с тестом Люшера:

Какие цвета выбирают шизофреники?

Чаще всего они отдают предпочтение цветам желтого цвета. Больные шизофренией в вялотекущей форме безразлично относятся к цветам и путают оттенки, в прогрессирующей — негативно воспринимают черное и красное.

Кроме того, хороший врач во время тестирования посмотрит и на цвета одежды пациента. Насторожиться следует при наблюдении крайностей: невыразительных и скучных либо ярких и не сочетаемых друг с другом оттенков.

3. Тест Роршаха

Ещё один очень хороший тест от швейцарского психолога (знают они там у себя в Швейцарии толк в «шизе»!). Пациенту показывается 10 карточек с картинками в виде черно-белых и цветных клякс, они предъявляются в строгой очередности. Врач ставит задачу — внимательно, не спеша рассмотреть на карточку и ответить на вопрос «На что это похоже?». Методика очень ценится специалистами — по ней они не только видят всю картину психопатологий конкретного человека, но и получают ответы на многие вопросы личного характера.

Вот тест на примере одной картинки:

А вот полная версия с комментариями:

4. Тест-рисунок

Очень показательный тест. Шизофреники, как уже отмечалось выше, путают цвета и оттенки: солнце у них может быть черным (признак страха и депрессии), деревья — фиолетовыми, а трава — красной.

Рисунок может быть выполнен в приглушенных, блеклых цветах, но будет на нем и яркая вспышка. Блеклые краски — признак бесцветного восприятия мира, неожиданный цветовой всплеск — о приступе. Эмоциональный всплеск переносится на бумагу как небольшие вкрапления различных оттенков. Если на картине много красного цвета — это маниакальное состояние; так больные рисуют образы из галлюцинаций. Белый цвет «отвечает» за бред и «глюки» религиозного характера.

Автопортрет художницы-шизофреника КейтКейт видит на стенах вот такие глаза

Ну, хватит. Почитайте лучше про медитацию — давно же хотели научиться, правда? Или про пранаяму — это древнее искусство изменения сознания за 15 минут, которым пользовались даже советские космонавты:

  • Медитация для начинающих в домашних условиях — начинаем заниматься!
  • Пранаяма для начинающих — зачем и как заниматься?

Статьи на тему:

  • 12 секретов долгой жизни из Японии.
  • Какие лекарства от тревоги и без рецепта действительно работают?
  • Каково это — лежать в коме? Рассказ очевидца.
  • Топ-7 научно-популярных книг на русском языке.
  • 8 мифов о том, как правильно пить воду.
  • 25 лучших дзен-цитат на каждый день.

Больше полезных новостей — на главной странице блога!

Одни их поступки заставляют нас смеяться, другие — шокируют. Душевнобольные — кто они?
Для работы на короткометражным фильмом «Окно» мне доводилось общаться с работниками некоторых психиатрических больниц, они рассказали мне о том, как устроена больница изнутри, а также развеяли некоторые мифы, связанные с психбольницами.

Отделение представляет собой широкий коридор с большими палатами без дверей. В каждой палате по 10 — 15 коек, при этом в них отсутствуют какие-либо предметы, например, цветы, шторы и т.д.
В народе бытует легенда о том, что стены в псих. лечебницах окрашены в жёлтый цвет, как выяснилось, это не обязательно так, стены в отделении красят в пастельные тона, чтобы они не раздражали пациентов.

О том, что в отечественных психиатрических больницах отсутствует специальная белая комната, обитая войлоком и без окон, ещё можно было догадываться, но для меня стало настоящим потрясение следующее: в отечественных психбольницах отсутствует элементарная смирительная рубашка, её функцию выполняют специальные повязки длинной около 1 метра и шириной 20 сантиметров!

Для пациентов в психбольницах предусмотрена специальная больничная пижама, но тот, кто изъявляет желание ходить в своей одежде, ходит в своей. В больничной пижаме, как правило, ходят пациенты, которые не могут ухаживать за собой и своей одеждой.
Для врачей же существуют специальные халаты из кевларовой ткани с высокими воротниками, защищающих от укусов и порезов. Но в большинстве отечественных больниц (если не во всех) врачи одеты в классические белые медицинские халаты.
P.S.
Выражаю благодарность Сергею Афанасьеву и Елене Кулешовой за помощь в проведении съёмок фильма «Окно», а также написании этой статьи.
P.P.S.
Если кому-то будет интересно посмотреть мои работы, вот ссылка ВК: http://vk.com/nikita_karih ( см. у меня в видеозаписях), также вы можете задать интересующие вас вопросы. Спасибо, что выслушали, удачи!

Библиотека » Психология цвета, Исследования » Цвет и психические заболевания

© Б. А. Базыма

«»» К первой главе

ГЛАВА 3. Отношение к цвету при психических заболеваниях

Исследования восприятия и отношения к цвету при различных формах психической патологии представляют особый интерес. С одной стороны, они способствует более глубокому и дифференцированному пониманию закономерностей цветового воздействия на психику, генезиса и содержания цветовой символики, а с другой, — патопсихологических механизмов психических нарушений, прежде всего, аффективной сферы человека. Кроме этого, цвет может быть использован в качестве средства ранней и дифференциальной диагностики психических отклонений.

Есть ли цвет у безумия? Отражают ли цветовые симпатии психических больных психопатологическое содержание болезни? Что символизирует цвет для больного? В настоящей главе мы попытаемся ответить на эти и другие вопросы, связанные с проблемой цвет — психическая патология человека.

О психиатрических учреждениях, нередко говорят — «желтый дом». В. Кандинский видит в «охлажденном» желтом «красочное выражение безумия», причем, как принято выражаться в быту, «не тихого помешательства», а яркого безумия, слепого бешенства. Надо признать, что это не просто остроумная метафора. Как будет показано ниже, желтый цвет при ряде психических болезней занимает особое место. Но как показывает наш многолетний опыт исследования психических больных, и результаты многих экспериментальных работ в данной области, у безумия нет одного цвета. Точнее, у разных форм безумия имеется свой цвет. И, возможно, в будущем «цветовая классификация» форм психической патологии не будет восприниматься как нечто эксцентричное и лженаучное.

Одним из самых тяжелых и распространенных психических заболеваний является шизофрения или «ранее слабоумие» по Крепелину. Этиология и патогенез шизофрении, несмотря на огромное число исследований, посвященных этому заболеванию, все еще до конца остаются невыясненными. Большинство современных психиатров склоняются к тому, что шизофрения представляет собой не одно цельное заболевание, а скорее группу заболеваний, имеющих определенное сходство в клинической картине, что и позволяет их классифицировать как шизофрению. Психопатологическим ядром шизофрении признается дискорданность (расщепление) психических функций — рассогласование и дисгармоничность мышления, эмоций, моторики и т.д. («шизо» — «расщепление», «френ» — «разум»; пер. с греческого).

Среди форм шизофрении различают простую, гебефреническую, кататоническую и параноидную, выделенные классиками психиатрии. В настоящее время к ним добавляют циркулярную, ипохондрическую, неврозоподобную и т.д

3.1. Шизофрения

Первые данные о восприятии и отношении к цвету у больных шизофренией были получены психиатрами при наблюдениях за цветовой гаммой одежды больных, а также их художественной продукции.

Цвета одежд больных производили впечатление либо чего-то нелепого, неадекватного и вычурного (нередко, благодаря желтому цвету), либо — монотонности и маловыразительности. Аналогичные два варианта цветовой гаммы наблюдались и в рисунках больных, что было расценено рядом психиатров как свидетельство отсутствия какой-либо специфики в отношении к цвету, общей для всех больных шизофренией.

Произвольность и неадекватность использования красок в рисунке, вот, пожалуй, то, что признавалось общим для всех больных шизофренией. На это указывает, например, L. Navratil (1921).

J. Bobon (1957) выделил два признака неадекватности палитры рисунков больных шизофренией: краски в рисунках не соответствуют реальной действительности (ср. «неподражательные» цвета у детей по В.С. Мухиной — 1981); светотени распределены нереалистично. Также могут наблюдаться как «взрывы яркости», так и монотонная, тусклая расцветка, либо полный отказ от использования красок в рисунке ( J. Bieber., J.K. Herkimer — 1948; M.A. Landry — 1959).

Э.А. Вачнадзе (1972) сообщает, что в рисунках больных шизофренией преобладают темные, мрачные, безжизненные краски, объясняя это эмоциональным оскуднением больных.

Согласно P. Hartwich (1971), который тщательно замерял площадь, занятую в рисунке той или иной краской, больные предпочитали использовать при рисовании фиолетовую, желтую и белую краски.

Подобные результаты указывают на то, что взаимосвязи между шизофренией и отношением больного к цвету носят многоуровневый характер. В целом, для шизофрении характерно неадекватное отношение к цвету, но конкретная форма данной неадекватности определяется клинической картиной болезни.

Большинство исследователей связывало характер палитры рисунков больных с эмоциональными расстройствами, преобладающими в их клинике на момент обследования. Так H. Pfister (1934) при гебефренической форме шизофрении наблюдал как калейдоскопическую пестроту красок, так и своеобразную мрачность палитры рисунков больных, что однозначно соответствовало их эмоциональному статусу в те периоды, когда они рисовали.

Изменение палитры в зависимости от смены эмоционального состояния отмечено и С.А. Болдыревой (1974) у детей, страдающих щизофренией. В ее интересной монографии, посвященной рисункам детей, больных шизофренией, приводится случай с мальчиком 6 лет, рисующим черным цветом свалки и помойки, в период депрессивного состояния. При смене депрессии манией мальчик стал рисовать цветущую землю, изображая все красным цветом.

Цвет в рисунках больных отражает не только эмоциональную патологию при шизофрении, но и тематику бредовых и галлюцинаторных переживаний, выступая в качестве их символа или знака.

Главную роль, при этом, играют все те же три «основных» цвета, составляющие «цветовой архетип» человека — белый, черный и красный.

Преобладание в рисунке того или иного цвета зависит от содержания психопатологической продукции и отношения к ней самого больного.

Так, преобладание в рисунках больного черного цвета указывает на устрашающие галлюцинаторные и бредовые переживания. Черные образы символизируют для него зло, насилие, опасность, смерть, болезнь и т.д. (Н.К. Суворова — 1970; С.А. Болдырева — 1974).

Красный также, нередко, связан с галлюцинациями и бредом. Например, J. Jakab (1959) наблюдал в рисунках больного символическую связь между красным цветом и бредовыми идеями воздействия электрическим током. С.А. Болдырева указывает на то, что дети, страдающие шизофренией, часто используют для отображения своих галлюцинаторных образов красную краску, особенно, если галлюцинации сопровождаются психомоторным возбуждением (1974).

Использование белого, в том числе, и намеренное не закрашивание больших областей белого листа бумаги чаще всего отмечается у больных, бред и галлюцинации которых носят преимущественно религиозный характер, склонных к построению метафизических систем, увлекающихся нетрадиционными философскими и психологическими учениями.

Можно предположить, что цветность рисунка больного шизофренией может служить индикатором наличия продуктивной симптоматики — бреда, галлюцинаций и т.д. В то время, как отсутствие интереса к цвету, на что указывает С.А. Болдырева, свидетельствует о злокачественном протекании болезненного процесса, характеризующегося негативной симптоматикой или выпадением определенных психических функций.

3.1.1. Цветовое зрение у больных шизофренией

Обсуждение вопроса о цвете как индикаторе психопатологических нарушений при шизофрении было бы неполным без рассмотрения особенностей цветового зрения больных. Многими психиатрами неоднократно указывалось на непосредственное влияние болезненного процесса на состояние зрительного анализатора при шизофрении (В.Д. Азбукина — 1955). Подробное изучение патологии цветового зрения у больных шизофренией было проведено А.И. Певзнер (1966; 1968; 1969; 1971).

В качестве испытуемых в исследованиях А.И. Певзнер выступали больные шизофренией с жалобами на те или иные нарушения цветового восприятия. Были выделены жалобы трех типов: «я не различаю цвета, они все одинаковые»; «я не выношу цвета, они меня раздражают» и смешанный тип жалоб. Исходя из характера жалоб, А.И. Певзнер выделила три варианта патологии цветового зрения: гипестезический (ослабление реакций на цветовые стимулы), гиперстезический (усиление) с цветовыми обманами и смешанный вариант.В качестве экспериментальной методики использовались цветовые таблицы Е.В. Рабкина (1966).

А.И. Певзнер отметила связь между цветовой гиперстезией и повышением порога цветоразличения красного цвета. Для гипестезии было выявлено повышение порогов цветоразличения синего и зеленого. В целом, тип патологии цветоощущения оказался связанным с такими клиническими показателями как давность заболевания, тип течения и характер психотических приступов. Гиперстезия чаще всего наблюдалась у больных в начальных стадиях заболевания, а само начало болезни характеризовалось как острое. Гипестезия была более характерна длят пациентов с непрерывно-прогредиентным типом течения, длительно болеющих.

А.И. Певзнер указывает на связь между гиперестезией и депрессивными расстройствами у больных. При этом отмечались «цветовые обманы», т.е. неправильное определение цветового тона. Подобная связь подтверждается и наблюдениями С.А. Болдыревой, наблюдавшей у детей, находившихся в депрессивном состоянии, сложности в опознании цветовых тонов. Красный цвет назывался синим, а синий — желтым.

Гипестезия оказалась связанной с дереализационными симптомами. Больные жаловались на то, что вокруг все какое-то «ненастоящее», нереальное, «как во сне» и т.д.

С.В. Крайц считал, что «цветовые обманы» отражают аффективные колебания при психосенсорных формах шизофрении. Наибольшее раздражающее действие на больных с гиперстезией оказывают красный и черный цвета.

В.Д. Азбукина (1976) отметила повышение порогов цветоразличения синего и желтого цветов у больных параноидной шизофренией с реактивными осложнениями.

Учитывая данные, полученные при исследовании цветового зрения С.В. Кравковым с сотрудниками, результаты исследования А.И.Певзнер можно расценить как указывающие на патологические изменения в деятельности ВНС больного шизофренией, под влиянием болезненного процесса. Нарушения реактивности ВНС у больных шизофренией отмечалась во многих исследованиях.

Кроме указанных работ, нарушения цветового зрения в форме приобретенных дисхроматопсий в зависимости от острых психотических приступов и зрительных галлюцинаций обнаружены и в исследовании И.Л. Гольдовской (1978).

Не только грубые нарушения цветоощущения являются индикаторами психических нарушений у больных шизофренией. Информацию о них несет и соотношение порогов цветоразличения.

Э.Т. Дорофеевой с соавт. (1978) при обследовании больных шизофренией с психопатоподобным синдромом было выявлено, что изменение порогов цветоразличения в их соотношении между собой позволяет достаточно точно определить преобладающее эмоциональное состояние больных.

По данным Г.Я. Якуповой (1982) пороги цветоразличения испытывают влияние от терапии нейролептиками. Независимо от эмоционального состояния, наименьшие пороги цветоразличения наблюдались у больных, не получавших нейролептики. Абсолютная величина цветового порога не несет информации о глубине эмоционального дефекта. Это подтверждает вывод Э.Т. Дорофеевой (1970), что для диагностики эмоциональных состояний пациентов, информативным является именно соотношение порогов цветоразличения между собой, а не их абсолютные показатели.

Вместе с тем, И.Г. Беспалько (1975) не исключает, что при различных психических заболеваниях, в частности, шизофрении и маниакально-депрессивном психозе, абсолютная величина цветовых порогов по всему спектру может различать больных этими заболеваниями между собой, когда речь идет о больных общего соматотипа, в частности, пикниках. Соматотип больного является решающим фактором как для абсолютных величин порогов цветоразличения, так и для соотношения их между собой (см. главу 2).

Опираясь на результаты рассмотренных работ, можно сделать вывод, что изменения цветовой чувствительности при шизофрении в грубой ли форме (например, цветовые обманы) или выявляемые лишь с помощью специальных экспериментальных методов, отражают клиническую картину данного заболевания.

3.1.2. Цветовые предпочтения

В отличии от нарушений цветовой чувствительности при шизофрении, цветовые симпатии больных нельзя рассматривать только как непосредственную реакцию на болезненный процесс. Как это было показано в предыдущей главе, они могут быть опосредованы целой системой факторов, как психофизиологического, так и социально-психологического плана. Проявление болезни в цветовых выборах людей, страдающих шизофренией, как и в рисунках, прежде всего, сказывается в неадекватном отношении к цвету.

А.Л. Зюбан и Ю.В. Яновский (1970) изучали цветовые предпочтения больных шизофренией с целью проверки гипотезы Ю.Ф. Полякова (1962; 1969) о нарушении избирательности у больных при актуализации эмоционального опыта. Авторами был использован набор из 27 оттенков трех степеней насыщенности на основе краткой шкалы цветовых образцов Г.Г. Автандилова. Всем испытуемым были поставлены три задачи:

1. Выбрать два или более привлекательных для них цвета;

2. Выбрать два или больше неприятных цветовых тонов;

3. Разделить все цвета на три группы — «веселые», «мрачные» и «нейтральные».

В качестве «приятных» больные шизофренией чаще всего выбирали голубой, красный, зеленый, а также — черный и серый. Желтый и коричневый оценивались подобным образом очень редко. В 58 случаях из 150 (39%) все цвета «скопом» были оценены как «приятные».

В разряд самых «неприятных» чаще всего попадали те же черный и серый, что можно расценивать как проявление эмоциональной амбивалентности, столь характерной для больных шизофренией.

Классификация цветов по эмоциональному содержанию показала, что наряду с общепринятой оценкой «веселый» таких цветов как красный, голубой, оранжевый и зеленый, больные нередко, относили к данной группе серый, черный и коричневый.

Наибольшие затруднения испытуемые обнаружили при выборе «мрачных» цветов. В 45 случаях (30%) больные вообще отказывались это делать (феномен цветового отказа), мотивируя тем, что они — «все веселые» или «нейтральные». В остальных случаях «мрачными» чаще оценивались серый, черный и коричневый, но в процентном отношении подобная оценка этим цветам выставлялась больными реже, чем психически здоровыми испытуемыми («смягченный» цветовой отказ). К «нейтральным» чаще всего больные относили темно-оранжевый, темно-синий, бежевый, красный и зеленый.

По мнению авторов проведенного исследования полученные результаты свидетельствуют о нарушении цветоэмоционального ассоциирования при шизофрении и, тем самым, подтверждают гипотезу Ю.Ф. Полякова.

На наш взгляд, одним из самых интересных результатов данной работы, является выявление феномена «цветового отказа». Само это понятие было введено позже и независимо от авторов предыдущей работы, Н.В. Агазаде и Л.М. Кульгавиным (1982). Ими было обнаружено, что при тестировании больных шизофренией тестом М. Люшера, многие из больных после выбора 2-3 наиболее симпатичных цветов, отказываются далее продолжать цветовое ранжирование. Больные чаще всего выбирали как симпатичные красный и желтый, а также — фиолетовый и синий. То, что в обоих исследованиях, несмотря на различие методик, авторы столкнулись с одним и тем же психологическим феноменом, подтверждается принципиальным сходством условий его проявления — ситуация выбора «неприятных» цветов (напомним, что в тесте Люшера производится ранжирование цветов по степени «приятности», симпатичности для испытуемого).

Н.В. Агазаде и Л.М. Кульгавин связывают «цветовой отказ» с последствиями черепно-мозговой травмы (ЧМТ) у больных шизофренией, т.к. сходные результаты были обнаружены и в группе больных с последствиями ЧМТ, а у многих больных шизофренией, отказавшихся от продолжения цветового ранжирования, в анамнезе также были отмечены ЧМТ разной степени тяжести. Однако есть основания не согласиться с подобной точкой зрения на природу цветового отказа при шизофрении. Больные с последствиями ЧМТ, как это отмечают и сами Н.В. Агазаде и Л.М. Кульгавин, прежде всего, отказывались от выбора самых ярких цветов теста Люшера — желтого и красного, что является показателем сверхраздражимости и перевозбуждения, невозможности переносить длительное эмоциональное напряжение, в то время как больные шизофренией, несмотря на ЧМТ в анамнезе, эти цвета, как правило, предпочитали. Данные нашего исследования (1991) позволяют трактовать феномен цветового отказа, с которым нам также пришлось неоднократно сталкиваться при обследовании больных шизофренией, как проявление параноидной настроенности или установки при определенных формах шизофрении и, прежде всего, параноидной. Параноидная настроенность может быть охарактеризована как сочетание подозрительности, недоверчивости, настороженности с чувством, что окружающие относятся к больному недоброжелательно, если не открыто враждебно. Параноидная настроенность непосредственно предшествует актуализации (как говорят психиатры, — кристаллизации) бреда преследования, ущерба или других вариантов параноида.

Цветовой отказ стоит в ряду родственных ему патопсихологических симптомов. Так, например, при обследовании больных шизофренией тестом Сонди (тест лиц), те из них, у которых отмечается параноидная настроенность, отказываются выбирать фотографии людей, которых, по инструкции теста, надо оценить, как неприятных больному. «Они все хорошие» — объясняет мотивы своего отказа больной шизофренией. В то же время, как показывает более глубокий анализ, для больных с параноидной настроенностью характерен высокий уровень враждебности по отношению к окружающим, но вытесняемой из сознания больного. Вытеснение враждебности приводит к гипертрофированному «положительному» отношению, которое декларируется больным («они все хорошие»), а сама враждебность, согласно механизмам проекции, приписывается окружающим. Вытеснение враждебности носит столь глобальный характер, что сказывается даже на отношении к цветам, которые в качестве знаков или символов могут способствовать ее проявлению. Возможно, что блокирование адаптивных каналов разрядки враждебности (невозможность ее канализации) является одним из ведущих факторов патогенеза параноидной шизофрении.

Характер цветовых предпочтений больных шизофренией может отражать не только искажение эмоционального реагирования, но и предрасположенность к более частому переживанию тех или иных эмоций.

В работе Н.Л. Васильевой и Т.В. Корневой (1984) при обследовании больных малопрогредиентной шизофренией, для которых в картине болезни характерны неврозо- или психопатоподобные расстройства, было выявлено что больные, чаще отмечающие у себя апатию и раздражительность и реже — радость или спокойствие, предпочитают темные, тусклые цвета теста Люшера, а красный и желтый — отвергают. Считается, что при малопрогредиентной шизофрении изменения личности не носят столь выраженного характера (скорее, происходит их заострение), как при грубопрогредиентных вариантах. Возможно поэтому, цветовые симпатии таких больных являются психологическим понятными и, в принципе, сходными с цветовыми выборами психически здоровых испытуемых, испытывающих аналогичные эмоциональные переживания.

Смещение частоты эмоциональных переживаний вектора «радость-печаль» в сторону печали было отмечено Э.Т. Дорофеевой с соавт. (1978) при обследовании больных шизофренией с психопатоподобным синдромом с помощью методики цветовых порогов и теста М. Люшера.

Существуют ли какие либо специфические цветовые предпочтения у больных шизофренией и, если да, то какими факторами они определяются? На эти вопросы мы попытались дать ответ в своей диссертационной работе (1991).

С этой целью было обследовано 150 больных шизофренией различных форм и типов течения, но преимущественно параноидной формой.

Возраст испытуемых варьировал в пределах от 17 до 64 лет. Группы контроля составили психические больные других нозологий с шизофреноподобной симпоматикой и психически здоровые (92 и 383 человека соответственно). В качестве экспериментальной методики был использован клинический цветовой тест М. Люшера, включающий в себя 7 цветовых таблиц.

Было выявлено, что, в целом, больные шизофренией достоверно чаще, чем испытуемые обеих контрольных групп, выбирают в качестве симпатичных и приятных цветов самые яркие и светлые тона во всех 7-ми таблицах полного теста Люшера. Особенно это касалось цветов «активной» стороны: красного, желтого, оранжевого, а также — желто- зеленого, голубого и др. Темные, тусклые, мрачные оттенки выбирались больными достоверно реже, чем в контрольных группах; например, черный, темно-синий, коричневый и др.

В таблице 3.1.2.1 приведены результаты частотного анализа цветовых выборов (%) по основной таблице теста Люшера всех трех группах испытуемых (1 — больные шизофренией; 2 — психически больные с шизофреноподобной симптоматикой, 3 — психически здоровые).

Из таблицы 3.1.2.1 видно, что, например, красный цвет, ставится на первое место в ряду цветовых предпочтений каждым четвертым больным шизофренией, что значительно превышает нормативные показатели для данного цвета, полученные в группе психических здоровых испытуемых.

Таблица 3.1.2.1. Частоты цветовых предпочтений

Цвет Группа Позиция цвета Среднее
1 2 3 4 5 6 7 8
Серый 1 4 7 7 10 14 23 21 14 5,41
2 8 8 9 5 14 21 23 12 5,17
3 10 13 14 11 14 12 14 13 4,55
Синий 1 8 12 10 11 16 20 17 6 4,74
2 10 5 9 8 22 16 21 9 5,02
3 12 13 15 15 13 12 14 6 4,24
Зеленый 1 14 20 17 23 9 9 4 4 3,54
2 11 17 19 30 11 6 3 3 3,52
3 19 19 18 15 12 7 7 3 3,45
Красный 1 25 22 14 7 11 10 6 5 3,35
2 16 26 17 6 13 8 12 2 3,52
3 16 15 11 16 10 13 9 11 4,08
Желтый 1 12 15 20 14 8 9 14 8 4,16
2 9 16 14 17 12 14 7 11 4,25
3 9 10 13 10 13 16 16 12 4,82
Фиолетовый 1 29 16 17 13 10 5 5 5 3,21
2 34 17 13 13 4 8 6 5 3,08
3 24 14 11 8 10 7 11 15 4,09
Коричневый 1 4 9 12 19 22 12 14 8 4,75
2 6 7 13 15 21 23 11 4 4,69
3 8 11 12 18 17 14 10 5 4,47
Черный 1 2 1 3 6 4 13 18 53 6,81
2 2 4 4 3 2 9 18 58 6,84
3 1 4 5 7 11 19 18 35 6,25

Как и следовало ожидать, различия между 1 и 3 группами носили более выраженный характер, чем между 1 и 2. Группа больных шизофренией обнаружила различия с группой психически здоровых испытуемых в отношении 23 цветов (из 33) полного варианта теста Люшера, в то время как различия с группой 2 касались 6 цветов теста.

Анализ цветовых выборов больных шизофренией показал, что наибольшей симпатией у них пользуются, прежде всего, цвета, относящиеся к красно-желтой части спектра, а из цветов «пассивной» стороны — светлые оттенки. Соотношение сумм «красной» и «желтой», к «синей» и «зеленой» колонок теста составило у них 1.35, а в группе здоровых — 1.04 (равномерное предпочтение).

В то же время, не было обнаружено какого-либо специфического цветового профиля для больных шизофренией. Усредненные ранговые ряды цветовых предпочтений во всех трех группах были, примерно, одинаковыми (см. таблицу 3.1.2.2).

Таблица 3.1.2.2. Сравнение ранговых рядов цветовых предпочтений

Группы Ранговый ряд цветовых
предпочтений. Места
Ранговая корреляция
1 2 3 4 5 6 7 8 группы коэффициент
1 5 3 2 4 1 6 0 7 1-2 0.98*
2 5 3 2 4 6 1 0 7 2-3 0,74*
3 2 3 5 1 6 0 4 7 1-3 0,76*

* Примечание: все коэффициенты ранговой корреляции значимы.

Это же верно и в отношении остальных 6 таблиц цветового теста. Никакой определенной последовательности цветовых предпочтений на стимульном материале теста Люшера у больных шизофрений выявлено не было. Это означает, что цветовые выборы по тесту Люшера не могут служить средством нозологической диагностики в отдельных случаях. Один и то же ранговый ряд цветовых предпочтений может быть отмечен и у больного шизофренией, и у психически здорового человека.

Несмотря на это, полученные результаты однозначно указывают на то, что психическое заболевание в форме шизофрении оказывает влияние на цветовые предпочтения. У шизофрении нет одного какого-либо цвета или цветового профиля, но отмечается усиление чувств симпатии либо антипатии к определенным цветам.

Цветовые предпочтения больных шизофренией во многом напоминают «детский тип» цветового выбора — «любовь» к яркому и светлому. С клинических позиций данный факт может быть рассмотрен как один из первых признаков эмоциональной неадекватности, а с точки зрения психофизиологии цветового воздействия — как свидетельство по выражению Н.В. Агазаде и Л.М. Кульгава особой «заинтересованности» психики больных шизофренией в интенсивных цветовых раздражителях.

Перед тем, как перейти к рассмотрению связи цветовых выборов больных шизофренией с клинической картиной заболевания, укажем на то, что, как и у здоровых, на цветовые симпатии больных оказывали влияние такие биологические факторы как пол и возраст. Но в отличие от здоровых, у которых яркие, светлые цвета чаще выбирались мужчинами, в обследованной группе больных шизофренией наблюдалась обратная картина — женщины предпочитали яркие и светлые цвета выраженнее, чем мужчины. Фактор возраста оказался значимым только в подгруппе женщин — как и в норме, с возрастом у них происходило перераспределение цветовых симпатий в сторону спокойных сине-зеленых тонов.

«»» Назад К началу Вперед «»»

Нашла статью, в которой отвечают на вопрос «Почему белый?»
Ольга Воронова, дизайнер интерьера, декоратор, ландшафтный дизайнер
Вариант белых стен в квартире многими рассматривается как слишком простой, скучный, неинтересный, и – слишком непрактичный, маркий. Белые стены – в чем же здесь дизайн, в чем идея? То ли дело цветное окрашивание, фактурная штукатурка, «рогожка», имитация кирпича, или обои с затейливым рисунком! Однако такое мнение более чем ошибочно, и на самом деле белые стены – одна из самых красивых и практичных дизайнерских находок.
Начнем с того, что современные краски «отталкивают» лишнюю грязь, прекрасно моются, и не меняют цвет под действием времени и солнечного света. К тому же белый цвет не нужно воспринимать однозначно. Белый цвет – он не единичный, у белого множество оттенков, целая гамма, от холодных до теплых. Так что на любой вкус и для любого интерьера найдется свой вариант белого цвета.
Ну а если говорить о красоте и пользе, то белые стены в интерьере в этом плане имеют много преимуществ:
1. Увеличение освещенности.
Белый свет подобен прожектору – он сильно увеличивает освещенность квартиры за счет отражения света, и осветляет темные углы. В интерьере с белыми стенами как будто бы появляются дополнительные источники освещения. Особенно это важно в квартирах, где окна выходят на северную сторону, или сильно затемнены деревьями или другими строениями. Особенное значение «осветительные» свойства белого цвета имеют поздней осенью и зимой, когда света особенно не хватает в любом помещении: они настраивают на позитивный лад, не дает развиться сезонной депрессии.
2. Увеличение площади.
Белый всегда визуально увеличивает. Вот и в интерьере белый цвет способен значительно раздвинуть границы любого помещения, тем самым увеличивая его воспринимаемую на глаз площадь и объем. Даже самая маленькая комната, оформленная белым цветом, может показаться просторной. И это имеет физическое объяснение: наши глаза привыкли, по законам воздушной перспективы, воспринимать светлое как более далеко от нас находящееся. Также белый цвет – это еще и дополнительный свет, а свет также дополнительно увеличивает пространство.
3. Универсальная сочетаемость.
Белый цвет универсален: ведь на самом деле это сумма всех существующих цветов. Он сочетается с любой обстановкой, любым стилем интерьера, и с любым цветом, который используется в этом самом интерьере. Стены любого другого цвета, а особенно оклеенные обоями с определенным рисунком, или фактурой – уже обязывают, ограничивают, так как задают какую-то цветовую и стилистическую «тему». Ну а белый всегда хорош, с любыми компаньонами. Любой, даже не самый удачный цвет, в сочетании с белым будет смотреться более достойно. Более того, если вы решили ввести в интерьер очень яркие детали, белый цвет немного охладит яркость красок, позволяя жить комфортно даже в очень ярком экспериментальном интерьере.
4. Потенциальные возможности перемен.
Поскольку белый цвет – универсальный «солдат», то он позволяет менять оформление вашего интерьера так часто, как вы этого захотите, без предварительной подготовки. Любой текстиль, мебель и аксессуары будут смотреться на фоне белого цвета отлично, и это известно заранее, нет никакого риска! Хотите – можете менять свой интерьер каждый сезон, а хотите – хоть каждый месяц. Результат гарантирован. Можно не бояться покупать любые новые вещи для дома. В интерьер с белыми стенами они точно впишутся!
5. Неограниченные возможности декора.
Сами белые стены, помимо совместимости с любыми аксессуарами и оформлением квартиры, еще и сами по себе являются неограниченными возможностями для декора. Белые стены – это как белый лист. Тем и будут, что вы на них «напишете». Белые стены можно расписать, вручную или с помощью трафарета. Одну из стен можно оклеить красивыми обоями, обить тканью, отделать деревом, нанести надписи красивым шрифтом, или ярко окрасить – по контрасту к остальным стенам. На белых стенах прекрасно будут выглядеть коллекции картин, фотографий, или ваших рукодельных работ, а также любые настенные украшения: панно, лепнина, декоретто.
6. Интерьерный катализатор.
Белый цвет обладает свойствами катализатора – он усиливает, выделяет, подчеркивает все цвета и предметы, находящиеся на его фоне. Поэтому фон из белых стен эффектно подчеркнет стиль и цветовое решение вашей комнаты, четкость или затейливость линий и форм, и привлечет особое внимание к оригинальным деталям. Белый цвет выгодно подает все то, чем наполнен ваш интерьер, на любом другом фоне все это выглядело бы иначе, а многое бы и вообще «потерялось».
7. Психологические свойства.
Белый цвет обладает определенными психологическими свойствами, очень важными для нас, а именно: создает впечатление свежести и чистоты, радости, одновременно успокаивает и бодрит, а главное – высвобождает внутренние резервы. Не этого ли все хотят?
8. Косметологические свойства.
Помимо всего вышеперечисленного, белый цвет имеет и физическое воздействие на организм, выступая как цвет-косметолог. В косметологии используются и другие цвета, но белый – особенный. Этот цвет имеет омолаживающий эффект. Он способствует насыщению кожи влагой, и сохранению ее упругости. Надо заметить, что эффект любого воздействия тем сильнее, чем дольше оно проводится. Ну а в своем интерьере мы находимся гораздо дольше, чем в кабинете косметолога.
Источник
Фото: houzz

Исследования восприятия и отношения к цвету при различных формах психической патологии представляют особый интерес. С одной стороны, они способствует более глубокому и дифференцированному пониманию закономерностей цветового воздействия на психику, генезиса и содержания цветовой символики, а с другой, — патопсихологических механизмов психических нарушений, прежде всего, аффективной сферы человека..
Есть ли цвет у безумия?
Оказывается есть!.. Это жёлтый цвет!
Недаром о психиатрических учреждениях, нередко говорят — «желтый дом». Отсюда и «жёлтый билет»..
Как показывает психиатрический опыт, и это доказывает психиатр E.T. Mosse, желтый цвет действительно предпочитают больные шизофренией.
Негативные ассоциации на желтый цвет связаны с мочой, гноем, желтым змеиным ядом.
С желтым цветом связывают такие психические заболевания как шизофрения, бред, мания и эпилепсия.
В живописи страдающих психозами, шизофренией (например, Ван Гога) и эпилепсией некоторых художников преобладает желтый цвет.
Аура, которая переживается эпилептиками перед припадками, отдаленно напоминает золотую ауру просветленных, святых, которая в христианской живописи изображается золотым нимбом.
В. Кандинский видит в «охлажденном» желтом «красочное выражение безумия», причем, как принято выражаться в быту, «не тихого помешательства», а яркого безумия, слепого бешенства..
В переносном смысле, желтый цвет связывают с обманом, отравлением, болезненным началом, лживостью, завистью и ложью (“желтая пресса”).
Ну, а голубой цвет геевским движением был выбран на Западе около полувека назад.. На австралийском сленге слово «blue» (букв. синий, голубой) означает «не такой, как все», а на англо-американском – «непристойный», «развратный»..
Комментарии тут излишни!.. Делаем выводы!
P.S.
Ну, а если соединить эти два цвета вместе, то получиться.. Что?.. Не угадали!))
Получится: «down syndrome symbol»!

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *